підписатись

Обробка... Обробка...
Orphus system
При використанні текстів або матеріалів сайту посилання на джерело обов'язкове.

“Враг Нади – не Россия, а Украина. Сестра слишком много знает” – Вера Савченко

Сестра пленной летчицы Надежды Савченко Вера предполагает, что сестру перевезли в Россию при содействии украинских спецслужб: украинское руководство не заинтересовано в том, чтобы Надежда вернулась на родину, потому что она не согласна с политикой украинского Генштаба, который руководит военной операцией на Востоке Украины. 17 июня Вера была с сестрой в бою под Счастьем. Именно в те дни приехала навестить Надежду в месте расположения батальона “Айдар” на Луганщине.

– 17 июня начался бой. Надя на БТР-е влетела в противника, просила по рации вывезти раненых. Ребята, “Лысый”, и “Цунами” сели в мою машину Лифан-320 и поехали к Наде. А я с армией в это время шла к лагерю противника по “зеленке” (лесополоса – gazeta.ua). “Айдаровцы” подтягивались по мере того, как просыпались. Пока мы дошли, сестру захватили в плен. И машину мою отжали. Пули свистели возле плеч. Потом только видела как они врезались в землю возле ног. Пацаны говорят: “Пристрелялся снайпер. Надо менять позицию”. На мне был только камуфляжный костюмчик – за грибами ходить. Потом уже в бою дали мне броник и каску. За метр от меня парню разнесло голову разрывной пулей. Дали его пулемет мне со следами еще крови. Бой был дальний. Не знаю, что сделала бы, если бы пришлось встретиться с противником вблизи. Может, отложила бы автомат в сторону и сказала: давай брат, стреляй. Я готова так сделать. Ненавижу оружие. Относительно этого мы с Надей всегда спорили. Я за мир, она за войну высказывалась. Говорила – враг понимает только силу.

Выучка наших бойцов лучше чем противника?

В разы. Сепаратисты нашим очень уступают. Наши пацаны идейные и толковые в этом деле. Местные же луганские сепаратисты один патрон забили, у них заклинил утес. Российские военные, которые есть среди сепаратистов, уже значительно высшего уровня.

Сколько в батальоне бывших майдановцев?

Человек 30 с 18-ой сотни. Они наиболее боеспособны, ядро батальона. Сотник Володя “Стрела” – стреляный воробей – и ментом был, и в Ираке миротворцем. Ему после Майдана уже приготовили кабинетик, кресло, пиджачок. Ребята спрашивают: “Ты в кабинет?” Он: “С вами, конечно, на войну”.

Какие были условия содержания Надежды в плену сепаратистов?

Начальник контрразведки ЛНВ Владимир Громов не раз мне говорил в разговоре, что к Наде там отношение “более чем”. Когда я ему звонила и в очередной раз психовала, говорила “на улице весна, может, вам там женщин не хватает, что так долго сестру держите”, он возмутился: у нас тут классные пацаны, что за закидоны? Мы с ней каждый день ждали, что ее обменяют на пленных сепаратистов. Надеялась, что скоро вернется, вернет нашу машину, документы. Каждую ночь с 12 ночи до 5 утра, когда наши ездили на обмен, я стояла на “зеленке” и ждала, что Надю привезут. Последний раз когда с ней разговаривала, она уже была уверена, что ее не обменяют. Хотя сепаратисты не были против. Громов говорил: “Мы готовы, забирайте, хоть всех наших на всех ваших. Но ваши не хотят, Киев ведет черную игру”. Эта информация не догадка. То они девочку-казначейку хотели поменять на Надю, то еще что-то вроде не клеилось. Так понимаю, Киев делал видимость переговоров. Через неделю после плена связь оборвалась. Перестала отвечать на звонки. Поэтому я и поехала в Луганск.
28 июня Громова не застала, он был в Москве. Потом – 4 июля. Сказал, чтобы я его подождала два часа в захваченной ОГА, но чтобы не попадалась никому на глаза. А я попалась доблестным воинам ЛНР. “О, сестра снайперши, приехала убивать нас”. Допрашивали трое. Одна женщина – была на Антимайдане. Обычная луганчанка. Сейчас она депутат ЛНР. Второй – шизоид отбитый, ислам принял. О чем говорить с ним? Русский еще был под два метра. Не назвался. Только он говорил о чеченцах, что они таки есть там. Проверяли телефон. Я предусмотрительно поперейменовувала все контакты. Где были “Стрела”, “Айдар”, написали обычные “Володя”, “Петя”, “Катя”. Люди знали куда я еду, поэтому писали мне эсэмэски одним-двумя общими словами. Я уже молилась, где этот Громов, черт, лазит. Говорили: а если он тебя не признает? Отвечала: тогда я тут с вами на все римские каникулы. Меня не пытали. Достойно повели себя. Громов когда пришел, начал блефовать: я так и хотел, чтобы ты попалась. Не хотел, чтобы подчиненные видели, что он помогает мне. А на утро 5 июля накормил-напоил и сказал: “Собирайся”. Думала, к Наде. Но нет. Отвез на вокзал. Показал пальцем в роздолбанное снарядами здание возле онкодиспансера: “Там Надя сидит. Если бы ты не попалась, то может с ней встретилась бы. А так лучше вали”. Лгал. Надя к тому времени дней 10 как была в Воронеже.

Кому выгодно удерживать Надежду в русском плену?

Я думаю, что враг Нади – не Россия, а Украина. Ее так просто бы не вывезли. Таких, как она, десятки. А раздули именно ее дело. Конечно, может быть, что этим поступком Россия просто хочет плюнуть в очередной раз в лицо Украине. Теоретически эта версия может быть. А практически: разве нужна эта волокита Российской Федерации? Как-то мне не верится. Я больше подозреваю, что Украина избавилась от Нади, чтобы она много не говорила. Ибо “мертвый герой всегда лучше, чем живой”. Она слишком много знает. Она гонит на Генштаб. Наше руководство зхнакомо с ней – она известна еще с Ирака. Она публичный человек. Все знают ее темперамент. Она молчать не будет. То, что она знает, одному Богу известно. Но на всякий случай надо перестраховаться. Надя даже нашла общий язык с сепаратистами в плену. Говорила мне из плена, что не против тех мы воюем. Увидела, что хоть сепаратисты убежденные зомби, но среди них много украинцев, которыми манипулируют и используют третьи силы.

Те, что заинтересованы в затягивании конфликта на Востоке?

Спецслужбы по обе стороны границы. Подозреваю, что Надю вывезли в Россию, потому что наши и их спецслужбы договорились.
Верхушка разбирается с нами нашими же руками. Убрали с Майдана пацанов, которые могли стать лидерами. И их на передовой выбьют. Это был план власти: всех с Майдана бросили на передовую, чтобы там их всех положили. Так власть убивает двух зайцев: здесь Майдан рассосется и сгниет, и там всех “майбанутих” вышибут, и власть останется какая надо. А таких, как Надя, кто слишком много знают, рот закроют. И будут все в шоколаде “Рошен”.
Власть боится, что эти ребята выживут и дадут ей по голове. Это по сути борьба за территории руками пацанов с Майдана. Мы думаем, что за правое дело воюем. Мы будем за правое дело воевать, если изгоним тех, кто нас использует.
Я уверена, что спецслужбы искусственно распаляются ненависть между нами и так называемыми сепаратистами. Обстреливают луганчан, чтобы они нас ненавидели. Наши со своих позиций не могут туда дострелить. Значит, это дело рук спецслужб.
В Луганске есть такая странная структура – типа СБУ, только она отдельно. Я не знаю, на кого она работает – типа сама на себя. Туда сливается инфоромация по армии, по Нацгвардии, только партизанские батальоны Азов и Айдар более-менее трудно найти. Эти люди, которые работают на спецслужбы, обстреливают и своих, и чужих. Когда был бой под Металлистом, и под утро сепаратисты попросили мир в нас, мы подняли оружие вверх в знак согласия. И вдруг – выстрел. Все как тараканы от страха разбежались. Кто выстрелил? Далее был официально провозглашен мир до конца июня, но этот мир не поддерживали. Наши органы и средства массовой информации говорили, что нас обстреливают, их говорили, что обстреливают их. Кто обстреливает? Кто не поддерживает мир? Нам говорят, что они, им говорят, что мы. Где правда?
Пошли ребята на обмен пленными – командир “Айдара” и их “Демон”. Поговорили-поговорили. Наши говорят: “Надо розворачиваться идти на Киев”. А террористы: “Если розвернетеся, то мы вам с собой еще два батальона своих дадим”. Мы все одни. Просто нашими руками делают свои черные дела дела красные конторы – СБУ-шники, ФРГ-шники. Эти все разведки – эта гниль.
Я видела как сепаратисты, которые были на Антимайдане, топчут украинские флаги – они у них вместо половичков лежат. Но видно, кому не по себе, когда наступает на флаг, а кто идет по нему и не задумывается. Украинец идет – переступает. Не видела, чтобы Владимир Громов наступал на флаг.

Какова позиция сепаратистов относительно боевых действий на Востоке Украины?

Они обвиняют регионалов. Россия, убеждены, здесь ни при чем. Луганская сторона против хунты. Они ненавидят регионалов, хотя там сейчас этих регионалов засилье. Царев – человек Януковича-младшего. Сепаратисты говорят: в боевые действия на Востоке Россия не втыкается. Если бы она втикнулась по полной, то мы бы простояли 15 минут. Да, российские преступники и российское оружие там есть. Но пока что Россия сдерживается. Они ненавидят официальный Киев, как и местное население ненавидит. На это у них есть причина. В Городах Металлисте и Славянске камня на камне не осталось. Вопрос: для чего? Чтобы Порошенко с Обамой заключили договор о восстановлении Донбасса на 8 миллиардов гривен? Пацан, если ты действительно хочешь зачистит Восток, найми спецов. Если у тебя в государстве их нет, то французские легионы или американцы тихо и спокойно зачистят территорию. Выбейте боевиков. Да, там есть русские. Да, они пытают наших ребят. То выбейте их. Зачем равнять эти города с землей? Чтобы тебя ненавидели? Теперь весь Луганск просто ненавидит нас.

Почему отказались от услуг первого адвоката Надежды – Николая Шульженка?

Николай Шульженко – человек подневольный. В России адвокаты в один голос говорят: нет законов. Так о чем речь? Кто вы тогда такие? Виртуальные люди виртуальной профессии? Я в Киеве встречалась с украинским адвокатом, который имеет лицензию в России, Владимиром Богатырским. Он посмотрел, как этот Шульженко себя ведет. Сказал: “Слушайте, он не заблокировал много ходов для преемника. Может, вы не увольняйте его. Работайте в спарринге”.

Share to Google Buzz
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to MyWorld
Share to Odnoklassniki
Коментуйте без реєстрації, запис справжніх даних потрібен для того, щоб ніхто інший не зміг скористатись Вашим підписом, а також щоб отримувати від нас повідомлення. Ваш перший коментар буде затриманий на перевірку, подальші коментарі провірятись не будуть. Жоден з коментарів до будь-якої статті не буде видалений навіть у випадку, якщо він буде написаний не в нашу користь, окрім випадків вживання в коментарі брудної не нормативної лексики, відвертої та наглої реклами будь-якої політичної сили.


CAPTCHA Image
Reload Image