підписатись

Обробка... Обробка...
Orphus system
При використанні текстів або матеріалів сайту посилання на джерело обов'язкове.

В українських школах вже сьогодні в рамках програми ООН впроваджується факультативний курс під назвою „Толерантність”. Наприклад, одна з лекцій має назву Гавайська вечірка. Вона розрахована на 40 навчальних годин і має проходити у вигляді тренінгу та рольових ігор. Для цього є вишколені спеціальні педагоги і психологи, які навчають дітей як треба розуміти і внутрішньо приймати чужу культуру, поганські релігії і звичаї та гомосексуальну орієнтацію. Цей проект ООН лицемірно назвали „Створення безпечного середовища для молоді України”. Насправді йдеться про цілком протилежне: як знищити природне розрізнення добра і зла та природний опір проти зла. Представник гомосексуалістів в Україні щодо цього предмету висловився, що на наступних уроках гомосексуалісти почнуть офіційно виступати перед учнями.
Іншими словами, йдеться про безперешкодне запровадження пропаганди гомосексуалізму в Україні, особливо в 2010/2011 навчальному році.
Навіть для садочків вже є опрацьовані нові інструкції які забороняють виховувати дітей, а при цьому пропагують т.зв. гендерну рівність. Вихователі будуть під наглядом різних інспекторів та психологів, які будуть просовувати і контролювати це збочення. Хто не підпорядкується, буде виключений з системи освіти.
Умовою підвищення кваліфікації вчителів на всіх рівнях освіти є обов’язкові курси. Якщо педагоги їх не прослухають, то їх виключать з системи освіти. Під час курсів проводиться психологічна маніпуляція і деморалізація вчителів. Виховувати дітей повністю забороняється. Дітей не можна карати за зло, але вчителів за виховання дітей каратимуть, навіть позбавленням місця праці.
Пане міністре, звертаємося до Вас, щоб Ви скасували всі деморалізуючі програми і не дозволили впроваджувати наступні проекти ООН. Ці проекти ООН є злочинами проти людства. Усвідомте собі, що йдеться про злочин проти народу і про ліквідацію його майбутнього. Уряд, який Ви займаєте, пов’язаний з відповідальністю і Ви складатимете звіт перед Богом і перед народом.

image_18038

Родственники Ольги Александриной, погибшей в результате ДТП с участием вице-президента «Лукойла», написали открытое письмо руководству нефтяной компании. Они называют «бездоказательной и фальсифицированной» версию ГИБДД и «Лукойла» о причинах аварии.

http://www.gzt.ru/topnews/accidents/-vitse-prezident-lukoila-vyehal-na-chuzhuyu-polosu-/292881.html?cpage=3

Вызывает удивление «искренние» возмущения Т. Бурмистровой касательно высказываний участников митинга, определивших действия нынешней власти как геноцид украинского народа. Для уточнения материалов статьи подчеркиваю – участники митинга в своем большинстве не видят и не находят в действиях и поступках власти нынешней и всех предыдущих какой либо принципиальной разницы.
По официальным статистическим данным на Украине самая высокая смертность в Европе, на 180 тыс. человек в год превышает рождаемость (за 2010 год – на 36%). В целях частичной компенсации убыли населения каждый год 20 тыс. человек эмигрантов (в основной массе азербайджанцы) получают гражданство Украины. По информации оглашенной депутатом Верховной Рады Украины от партии «Регионы» Богуславской, на передаче «Большая политика» 11 февраля 2011 года – 32% украинцев живут за чертой бедности. По всей видимости, Т. Бурмистрова считает, что создание условий существования (жизнью это назвать нельзя), приводящих к массовой нищете и гибели коренного населения, целенаправленный завоз эмигрантов (ментально и этнически не имеющих с нами славяноросами ничего общего) не является геноцидом против коренного славянского (Т. Бурмистрова выражается украинского) народа.
2.Представители общественного движения «Союз Славян» ни когда не говорили «Украина – для украинцев ». Мы ни когда не поддерживали принцип – «Разделяй и властвуй» и не делили славянское население на украинцев, русских, белорусов, сербов, словенцев, русинов, хорватов и т.д. Мы всегда заявляли о необходимости объединения славянских народов, а не об их разъединении (к чему так стремится нынешняя «мировая элита» содержащая СМИ подобные Вашей газете), так как исторически все мы вместе, с некоторыми другими народами, составляем единый – Славяно Арийский народ!
3. Т. Бурмистрова считает, что вопрос об этническом составе совета «народных комиссаров» после переворота 1917 года – достаточно спорный.
Я никогда не говорил, что в состав совета «народных комиссаров» после переворота 1917 года входили грузины. Это наглая и умышленная ложь, преподносимая Вашим корреспондентом.
Таблица, составленная в 1918 году Робертом Уилтоном, корреспондентом газеты «Лондон Таймс» в России, показывает, что в то время совет комиссаров – всего 384 комиссара, состоял из 2-х негров, 13 русских (я бы сказал белых), 15 китайцев, 22 армян и более 300 евреев. Из последнего числа 264 были выходцами из США с момента падения Правительства Российской Империи. [U.S. National Archives. (1919). Record Group 120: Records of the American Expeditionary Forces, June 9.] При этом революция, почему то называется «русской».
То же самое было сказано американским послом в России, Дэвидом Фрэнсисом, и офицерами американской разведки в России.
Одним из офицеров военной разведки США в России во время этого «революционного» периода был капитан Монтгомери Шуйлер. Он посылал регулярные отчеты шефу Военной разведки США, который затем пересылал их Военному Министру и Президенту США.
В отчетах, безо всяких двусмысленностей сообщалось, о еврейской природе революции. В одном из официальных отчетов Шуйлера, рассекреченном, как и предыдущие материалы в 1958 году, спустя почти 50 лет после того, как он составил и отправил эти отчеты, он утверждал:
«Вероятно, неблагоразумно говорить об этом громко в США, но большевистское движение с самого его начала и вплоть до настоящего времени направлялось и контролировалось русскими евреями самого грязного типа…» [U.S. National Archives. (1919). Record Group 120: Records of the American Expeditionary Forces, June 9.]
Из депеши Главы «Бритиш Интеллиджент» государственному секретарю США. «Теперь имеются определенные свидетельства того, что большевизм – это международное движение, контролируемое евреями».
Уинстон Черчилль описывал «Русскую революцию» как захват России евреями-коммунистами. В своей хорошо написанной статье, появившейся в первые годы русской революции, Черчилль описывал коммунизм как «зловещую конфедерацию» «мировых евреев», которые «схватили русский народ за волосы и стали практически господами их огромной империи». … и теперь, наконец, данная банда экстраординарных личностей с самого дна больших городов Европы и Америки схватила русский народ за волосы и стала практически бесспорными хозяевами данной огромной империи. [Churchill, W. (1920). Zionism versus Bolshevism: A Struggle for the Soul of the Jewish People. Illustrated Sunday Herald. February 8.]
В книге «Последние дни Романовых» Роберт Уилтон, который был корреспондентом газеты «Лондон Таймс» в течение 17 лет, приводил следующее резюме по вопросу «Русской Революции»: Вся летопись большевизма в России имеет неизгладимую печать иностранного вторжения. Убийство царя, умышленно спланированное Свердловым (евреем) и осуществленное евреями Голощекиным, Сыромолотовым, Сафаровым, Войковым и Юровским, является актом, осуществленным не русским народом, а его вражеским захватчиком. [The Encyclopedia of Zionism in Israel. (1971). New York: Herzl Press/McGraw-Hill. P.496—497.]
В целях возможных обвинений в не объективности, я умышленно привожу зарубежные архивные и исследовательские материалы и не ссылаюсь на исследования славянских авторов и документы РСФСР и СССР подтверждающих выше написанное.
Не понятно, почему открыто изложенные утверждения Уинстона Черчилля, Роберта Уилтона, которые Члены движения «Союз Славян» полностью разделяют, вызывают такой протест у Т. Бурмистровой и чье недовольство она выражает, пытаясь дискредитировать, абсолютно объективные данные?
Касательно нынешнего состава ВР. Согласно статистике, численность еврейского населения в Украине составляет около 100 тыс. человек то есть 0.2%. В составе нынешней Верховной рады больше 40% евреев, которые, именно так указали свою национальность в графе анкеты отдела кадров Верховной Рады Украины. Порядка 40% по непонятным нам причинам, как например А.Яцинюк, почему то стыдятся своего происхождения и говорят, что они украинцы или русские (имея при этом обоих родителей, или мать (национальность у евреев по матери) – евреев!. Мы можем предоставить список поименного национального состава депутатов нынешней ВР Украины (включающий национальность родителей), если Ваше газета готова его опубликовать – очень забавный список. Не понятно почему Верховную Раду называют Верховной Радой – Украины. Видно по аналогии с переворотом 1917 года, который тоже называют «русской революцией».
Напоминаем Вам постулат политологии определяющий, что – «Если власть не является антинародной, она должна быть представлена своими национальными представителями во всех институтах власти».
Действительно мы считаем, как и сказано в Вашей статье нынешняя власть, как и предыдущие – это их собственная власть не заинтересованная и не поддерживающая интересы коренного и пока что еще титульного славянского населения. Для нас, в отличии от них, как показывает практика и подтверждает статистика предусмотрены и заготовлены только вечные раскулачивания, расказачивания, голодоморы, вечные кризисы, генномодифицированные продукты и рабское будущее наших детей….
4. Представители общественного движения «Союз Славян» никогда не говорили о создании многонационального славянского государства. Пишущий подобную тавтологию – либо человек психически неадекватный, либо что наиболее вероятно провокатор. Само понятие многонациональное государство – предусматривает примерно равное количество представителей разных национальностей, от общего количества населения, проживающих, на данной конкретной территории (Если случится, что на Украине будут проживать 20 % негров, 30% китайцев,30 % азиатов, и 20 % славян – тогда придется говорить о многонациональном государстве Украина). Пока, что в Украине проживает 95% славян и 5% всех остальных нацменьшинcтв. Украина по своему, национальному составу – национальное славянское государство. Мы говорили о создании единой национальной власти – Славянского православного государства, представленного своими национальными представителями во всех институтах власти. И считаем это одной из задач общественного движения «Союз Славян».
Представители «Союза Славян» никогда не призывали к дискриминации других не коренных национальных представителей, проживающих на территории Украины. Но мы требуем соблюдения статус-кво, свой-чужой и настаиваем на исключительном праве коренной нации распоряжаться своей судьбой и своими национальными богатствами.
Напомню, что Украина – славянская земля доставшейся нам от наших славянских предков, обильно поливших эту землю своей кровью и потом. Славяне – коренная и пока, что титульная нация на этой земле.
В г. Мариуполь существует армянская община , азербайджанская община , общество евреев и т.д. – в которые, лица не принадлежащие к данным национальностям вступить не могут, да и не зачем!
Не понятно, почему так кривятся у некоторых особей физиономии, когда создаются национальные общины коренной и титульной нации – славян.
Судя по всему, Ваша газета считает, что славяне – 95% населения Украины – не должны быть хозяевами на своей земле у себя дома?
И распоряжаться нашими национальными богатствами должны «не потопляемые» этнические потомки народных комиссаров. Как писал в своих произведениях диссидент господин Г.Губерман: -я проснулся, здрасте, нет советской власти – а у новой власти те же рожи, здрасте.
Хотелось бы поинтересоваться у Вашей газеты может быть кто то из Вас, видел в том же Израиле, Грузии, Азербайджане, Африке депутатов, госслужащих, министров – славян ??? Если нет, то на основании чего вы считаете, что на славянской земле руководить славянами должны все кто угодно, кроме самих славян?
5. Я никогда не говорил, что во власти (в Украине) оказались ставленники так называемых семитских народов. К семитским народам относятся многочисленные арабские племена, пуштуны составляющие 47 % населения Афганистана и т.д. – ни коим образом, не представляющими какие либо институты власти на территории Украины. Я говорил о сохранении пропорции национальностей «народных комиссаров» (среди которых не было ни арабов ни пуштунов) в составе ВР Украины и Госдумы России, с подавляющим количеством жидов среди «народных избранников».
Касательно слова – жид.
В Украинском языке нет слова еврей, есть абсолютно литературное слово – жид. Например, немцы, поляки, используют слова Jude – по немецки, Żyd – по польски – слова национального языка..
Исторически жидами называли данных представителей семитского народа на всей территории бывшей Российской Империи. Слово еврей, среди жидов – считалось оскорбительным. Евреями в Палестине называлась очень небольшая прослойка семитского народа, которую все остальные семиты, мягко говоря, недолюбливали.
После переворота 1917 года, Советом «народных комиссаров» состоявшем в подавляющем большинстве из местных жидов и пришлых евреев, слетевшихся со всего мира на раздел славянского пирога, действительно был принят декрет, которым принадлежность к данному семитскому народу обозначалась словом – еврей.
В настоящее время иудейско – большевистский режим, несмотря на то что, лица остались те же, де юре отошел в историю и декреты «народных комиссаров» как следствие не имеют юридической силы.
В связи с чем, слово жид, вполне употребимо не только в Украинском языке, не имеющем другого слова обозначающего данную национальную принадлежность, но и на всей территории бывшей Российской Империи.
Для более детального изучения данного вопроса рекомендуем обратиться к класикам – Гоголю, Куприну, Достоевскому, Бунину, Исааку Бабелю, Шолом-Алейхему и другим.
6. Описывая фотографию, размещенную в Вашей газете, изображающую парня со знаменем в руках, Т. Бурмистрова со слезным надрывом дает характеристику движению «Союз Славян». Цитирую дословно – « Не случайно ли символика «Союза Славян» до боли напоминает символ нацисткой Германии –свастику? Похожи и приветствие (поднятие на уровень плеча правой руки ), и лозунги («Завтра принадлежит нам»). Об идеологии и говорить не чего. А собственные лица «славяне» прячут под черно-красными повязками…
Несомненно чувственно написано… Одна ко, есть некоторая проблема. Парень на фотографии, со знаменем в руке, которого так самозабвенно оскорбляет Т. Бурмистрова, принадлежит к «Союзу Анархистов Украины». Знак на знамени – буква «А » в круге – знак «Союза Анархистов Украины». Лозунг – «Завтра принадлежит нам» – лозунг «Союза Анархистов Украины». Думаю, Вы знали, что ни парень, ни символика на знамени (абсолютно безобидная литера «А», подразумевающая слово – Анархия) не имеет к «Союзу Славян» и его символике никакого отношения. Да и рука у парня направлена в сторону от плеча (видно показывал парень «правдивым журналистам» на участников митинга), да и ладонь кисти руки направлена к камере, а не вниз к земле (если уж мы намекаем на приветствия у представителей эфората Древней Греции, сената Римской Республики, приветствии императора в Римской Империи, а так же в 3-м Рейхе при А. Гитлере).
Стыдно господа писаки, дермецом пованивает. Если уж делаете за деньги подлые поступки, то делай те их, хоть в видимом приближении похожими на правду.
Насколько мне известно, лидеры «Союза Анархистов Украины» так же не восторге от Ваших «шедевров».
Касательно собственных лиц, которые, как утверждает Т. Бурмистрова, «славяне» прячут под черно-красными повязками. Мы не прячем свои лица под повязками. И они у нас действительно – славянские без кавычек, чего думаю не смогу сказать о Ваших… Как указывалось мною выше, парень на фотографии с повязкой на лице и знаменем в руках принадлежит к «Союзу Анархистов Украины».
Мы не допускаем мысли, что в Вашей газете, под Вашим руководством, может работать некомпетентный корреспондент, представитель четвертой власти, с интеллектом чуть выше, чем у табуретки, на которой писалась эта статья. Наоборот мы оценили её способности создавать проблемы на ровном месте. Изощренно – иезуитская попытка сделать из анархиста – монстра и приклеить все это в виде ярлыка к общественному движению «Союз Славян» с целью его дискредитации, свидетельствуют о несомненной ловкости и изворотливости ума корреспондента Вашей газеты. В связи, с чем мы приходим к добросовестному выводу, что написанная Т. Бурмистровой статья, которую Вы опубликовали в Вашей газете, содержала заведомо ложную информацию, которую Вы опубликовали с преднамеренной целью – дискредитировать общественное движение «Союз Славян» в глазах населения.
Вашей газетой и Вашим корреспондентом были нарушена статья № 3 Конституции Украины, статья № 47 Закона Украины «Об информации», статья № 3 Закона Украины «О печатных средствах массовой информации (печати) в Украине», статья № 201 ГК Украины.
Касательно свастики. Свастика (ки) – знак(ки) многотысячелетней давности славяно арийского происхождения. Старейшие археологические артефакты с изображением свастичной символики датируются приблизительно 10-15 тысячелетием до н.э. Свастичная символика, повсеместно встречается в орнаментике как знак Света, Солнца, Любви, Жизни. На западе появилась даже трактовка, что символ Свастики необходимо понимать, как аббревиатуру из четырех слов, начинающихся с латинской буквы “L”: Light – Свет, Солнце; Love – Любовь; Life – Жизнь; Luck – Судьба, Удача, Счастье.
Свастика и свастично-солярные символы являлись главными и, можно даже сказать, почти единственными элементами древнейших праславянских орнаментов.
С подачи антиславянских средств массовой информации, у многих людей в настоящее время Свастика ассоциируется с фашизмом и Адольфом Гитлером. Это мнение вбивалось в головы людей последние 80 лет. Мало кто сейчас помнит, что на советских деньгах в период с 1917 по 1923 годы изображена была Свастика как узаконенная государственная символика; что на нарукавных нашивках солдат и офицеров Красной Армии в этот же период тоже была Свастика в лавровом венке, а внутри Свастики были буквы Р.С.Ф.С.Р. Существует мнение, что Золотую Свастику – Коловрат как партийный символ Адольфу Гитлеру подарил сам товарищ И. В. Сталин в 1920 году.
Свастика – Коловрат (Используемая в 3-м рейхе) – Символ восходящего Ярилы-Солнца; символ вечной победы Света над тьмой и Вечной Жизни над смертью. Цвет Коловрата также играет важное значение: Огненный, символизирует Возрождение; Небесный – Обновление; черный – изменение.
Современное государство Израиль также использует на государственном флаге, шестиконечную звезду – славянский религиозный символ бога Велеса, не задумываясь о смысловой нагрузке знака.
Так, что я к примеру в отличии от вашей , «свастике» вижу абсолютно другой смысл, а не привитые жидами понятия.
Дополнительно сообщаю, в Российской федерации не существует организации с названием «Союз Славян». Есть организация «Славянский Союз» – не имеющая к «Союзу Славян» никакого отношения. Несомненно, Вы и Ваш корреспондент точно знаете и об этом, но как приплаченные провокаторы попытались использовать схожесть в названиях организаций.
Комментировать абзац статьи Т. Бурмистровой с название «фотоохота на нерусских» в силу его явной абсурдности не считаю необходимым. Общественное движению «Союз Славян» считает это так же оплаченной провокацией направленной против руководителей «Дипкорпуса».

15.2.2011 громадськість України дізналася, що Верховна Рада України ухвалила новий Закон стосовно усиновлення дітей.
Так звана Європейська Конвенція у своїй суті суперечить українській Конституції та українському законодавству. Поставмо основне питання: Як може Верховна Рада України її ратифікувати? Новостворені та протизаконно просунуті закони Європейського Союзу не можуть бути ратифіковані разом з справедливими і моральними законами України. Наслідком цієї т.зв. ратифікації буде швидка втрата української незалежності і подальший автогеноцид.

Цитата: „Конвенцією передбачається, що її положення застосовуються до усиновлення дитини, яка на момент звернення усиновлювача про її усиновлення ще не досягла 18 років, не перебуває й не перебувала в шлюбі, не перебуває й не перебувала в зареєстрованому партнерстві й не досягла повноліття (стаття 1).“
Відповідь: В ЄС в 2009 р. незаконно і підступно була просунута т.зв. Лісабонська угода. Вона на перше місце поставила гомосексуалізм і розпочала ліквідацію природних і християнських цінностей. Тепер ЄС підступно через хабарі, через масонів і місцевих зрадників хоче змінити законодавство і Конституцію України. Верховна Рада при ратифікації свідомо ухилилася від суті проблеми. В ЄС, на відміну від України, гомосексуалісти і лесбіянки усиновляють дітей, і ще й до того позачергово. Український народ це вважає гидотою. Тому ця ратифікація громадськості представлена лицемірним способом. Вирішується штучна і несуттєва проблема, що не можна усиновлювати заміжню або жонату особу, або повнолітню особу, якій вже більше 18 років. Про це ніхто не сумнівався і не сумнівається. Чому, однак, так ретельно не було вказано на суть проблеми! Її свідомо замовчують і обманюють громадськість.

Що означає формулювання, що дитина, яка перебуває в зареєстрованому партнерстві, не може бути усиновлена? Серйозно говорити про такі нісенітниці є ознакою втрати здорового глузду. Це все є проти совісті і проти Конституції України.
Ці нісенітниці є частиною психологічної маніпуляції. Людина втрачає здорову здатність критично думати і змінює здорове мислення на хворобливе. Лише хворобливе мислення може прийняти хворобливі закони.

Цитата: „Згода матері на усиновлення її дитини є дійсною…у такий час, який, на думку компетентного органу…”
Відповідь: Згідно європейських конвенцій ювенальна юстиція може забрати будь-яку дитину від батьків без їхньої згоди. Гомосексуаліст при усиновленні дитини має право першості, але власній матері дитину вже не повернуть і вона не може навіть її усиновити.

Сьогодні вже є всупереч Конституції запроваджені нові закони. Ніхто не знає, що, властиво, закон включає, а що ні. До цього Президент Чеської Республіки додає: «Про це кожен довідається лише тоді, коли стоятиме перед судом». Все залежатиме лише від думки компетентних органів. Ця фраза про думку компетентного органу стала прецедентом до викладу закону. Йдеться про підготовку до найжорстокішої диктатури.

Цитата: „Конвенцією передбачається можливість усиновлювати одній особі.”
Відповідь: Сімейний Кодекс дозволяє усиновити дитину тільки чоловікові і жінці, які живуть в порядному і природньому супружжі. Конвенція тут протирічить Сімейному Кодексу України. Конвенція дозволяє одному чоловікові або жінці, гомосексуалісту чи лесбіянці – якщо є українцями, усиновити дитину.
Цитата: „Водночас, статтею 212 Сімейного кодексу України (СкУ) забороняється усиновлення українських дітей іноземцями, що не перебувають у шлюбі.“
Відповідь: Це означає, що якщо іноземець живе в подружжі, а згідно європейських стандартів це означає й одностатеві шлюби, то він може усиновити українську дитину.

Цитата: „…коли українське законодавство буде містити норми, які відрізняються від положень Конвенції, але є кращими для усиновленої дитини, то не буде йтися про порушення чи неузгодженість з нормами зазначеного міжнародного документа.“
Відповідь: Цим конвенція ЄС вже є над Конституцією України і стала найвищим мірилом. Згідно неї оцінюються наступні закони. По суті йдеться про втрату незалежності і втрату моральних та всеукраїнських цінностей. Наведений приклад є психологічною маніпуляцією. На практиці цей принцип буде протилежним. Термін «сприятливі положення» є релятивний. В ЄС пріоритет мають антицінності, тобто гомосексуалізм, тому цей закон буде знову пояснюватись у дусі гомодиктатури ЄС.

Приклад пояснення сприятливих положень для усиновлення дитини в ЄС з Іспанії: дитину вимагали дві лесбіянки. Суддя усиновлення відтерміновував. Краще, щоб дитину отримала бездітна сім’я. За те, що не виконав вимогу двох лесбіянок, був звільнений з посади судді і був змушений заплатити штраф 104 000 євро. Перед судом пріоритетом вже не є добро дитини, але т.зв. чуттєве страждання двох лесбіянок, вимога про усиновлення яких не була відразу ж задовільнена.
Інший приклад: лесбіянка в Франції вимагала, щоб їй дали дитину для усиновлення. Держава відкинула вимогу. Страсбурзький суд покарав державу. Вона мусіла заплатити відшкодування лесбіянці і дитина їй була від разу ж дана.

Цитата: „… в Україні не дозволяється усиновлювати дитину двом особам різної статі, які перебувають у зареєстрованому партнерстві. „
Відповідь: Термін зареєстроване партнерство стосується тільки гомосексуалістів. Це означає, що в зареєстрованому партнерстві живуть двоє мужчин або дві жінки. Це в Україні не є дозволено. Закон розглядає випадок, що один з двох гомосексуалістів змінить свою гендер-ідентичність і проголосить себе жінкою. Тоді такій парі з осіб різної статі не може бути поки що дана дитина для усиновлення. До того ж цей випадок не прямо акцептує в Україні зареєстроване партнерство, яке тут ніколи не було узаконено і є проти Конституції України.

Цим обманним методом з неясним текстом А. Меркель просунула збочену гомодиктатуру в цілому Євросоюзі. Тепер за допомогою такого ж обману та інтриг той самий дух збочення і смерті нав’язується і Україні.

Резюме:
1. 9 лютого 2011р. Міністерством юстиції була легалізована «Рада ЛГБТ». Вона мусить бути скасована, оскільки її легалізація перечить Конституції України.
2. 14 лютого 2011р. Міністр юстиції розпочав процес втілення ювенальної юстиції в Україні, а це через додаток до Конвенції ООН. Він мусить бути зупинений, оскільки перечить Конституції України.
3. 15 лютого 2011р. Верховною Радою України була ратифікована Європейська Конвенція про усиновлення дітей. Ця ратифікація є проти Конституції України і мусить бути скасована.

ВСІ ЦІ ТРИ АКТИ СУПЕРЕЧАТЬ КОНСТИТУЦІЇ УКРАЇНИ І ТОМУ Є НЕДІЙСНІ! Державні урядовці вчинили злочин проти української Конституції і українського народу. Таким чином ліквідуються моральні та духовні цінності України. Християнство є паралізоване, а Україна втрачає свою незалежність. По суті сталася зрада Батьківщини. Приготований геноцид українського народу. Це є надзвичайно зобов’язуючі речі, які стосуються кожного українця. Ті, які брали пряму участь в цьому цілеспрямованому обмані і в запланованому путчі, мали б бути справедливо покарані згідно законів України. Очевидно, що таким чином впроваджені закони є недійсними і мусять бути скасовані.

Політикою України заволоділи магічні гасла: „дорівнятись євростандартам” та „права людини”. Демагоги ЄС постійно їх повторюють. В період комунізму Захід приваблював, свободою і добробутом. Однак тепер Захід прийняв тоталітарну ідеологію, яка є гіршою за нацизм і комунізм і яка цілеспрямовано веде до геноциду народів. Кожен народ цей геноцид здійснить собі сам, тим, що прийме т.зв. євростандарти. Що таке євростандарти?

1) Гомодиктатура – все суспільство мусить підпорядкуватися горстці збочених людей і згідно них змінити всі закони і Конституцію.
2) Європейський стандарт: ювенальна юстиція. У Франції 2 млн. дітей забрали в батьків, а батьки вже ніде не можуть добитися прав.
3) Європейський стандарт: легалізація евтаназії. Цими днями в Бельгії медична комісія дискутує про те, що потрібно краще використовувати людські органи жертв евтаназії. 50% людей було вбито без їх відома.
4) Європейський стандарт: легалізація наркотиків – див. Голландія, Чехія.
5) Європейський стандарт: скасування допомоги на дітей. На початку 2011р. була скасована допомога на дітей в Чехії.
6) Європейський стандарт: гендер-ідентичність. Чоловік може бути прооперований на жінку, а жінка на чоловіка.
7) Так зване сексуальне виховання дітей від самого малечку. Діти будуть деморалізовані і демонізовані.
8) Вакцинація дітей – масова вакцинація. В деяких випадках склад вакцини є таким, що спричиняє безплідність.
9) Пандемія – це є стандарт ЄС, але також і ООН. Хто не дозволить, щоб йому зробили вакцинацію, того застрілять, а кому зроблять, той буде отруєний.
10) Стандартом ООН є всесвітнє чіпування. Людина втратить будь-яку свободу.
11) Так зване подолання сімейних стереотипів. Скасовується назва „батько” і „мати” (США).

В закуліссі будь-якого європейського стандарту закодований план редукції населення, тобто тихий геноцид України. Європейські – демонські стандарти мають за мету самогубство народу. В цьому самогубстві народу беруть участь:
а) зрадники народу, які за кар’єру або за гроші зрадили народ і свою совість;
б) масони, які проводять лінію геноциду ООН та ЄС на високих посадових місцях;
в) проломна т.зв. група ризику ЛГБТ. Вона деморалізує особу, сім’ю, суспільство і масово інфікує СНІДом.
В Україні в лютому 2011 року відбулася антиконституційна зміна – легалізація „Ради ЛГБТ”. 14.2.2011 практично була впроваджена ювенальна юстиція тим, що діти безпосередньо можуть звертатись до Комітету ООН і доносити на своїх батьків. За ці два злочини проти Конституції і проти народу несе відповідальність Міністерство юстиції. «РАДА ЛГБТ», А ТАКОЖ ДОНОС НА БАТЬКІВ МУСЯТЬ БУТИ НЕГАЙНО СКАСОВАНІ! Ті, які в цьому винні, мусять бути справедливо покарані. Вони допустилися злочину проти українського народу, який закінчується тихим геноцидом.
Міністерство юстиції сьогодні для України визначило самогубну мету – прийняти європейські стандарти, які стосуються адвокатури, прокуратури і судової системи. Березневий план 2011 змін в кримінальній юстиції є де-факто узаконенням ювенальної юстиції. Що це означає? Буде створена наднаціональна структура, яка забирає батькам дітей з будь-якого приводу. Ніде вже потім неможливо добитися права і справедливості. Прикладом є пані Захарова, громадянка Росії, яка вже більше 11 років домагається, щоб їй повернули рідну доньку. Результатом було те, що декілька днів тому її посадили до в’язниці у Франції на три роки.

Далі має бути впроваджене втручання у Конституцію. Для цього має бути створена Конституційна асамблея. Чому? Розумної відповіді немає. Відповідями є тільки демагогічні фрази на зразок: „Україна мусить дорівнятися європейським стандартам”, „ мусить безумовно дотримуватись своїх зобов’язань щодо Ради Європи”. Це все є брехня. Україна не мусить дотримуватися зобов’язань, які ведуть до її ліквідації, а не до її блага. Крім того ЄС і ПАРЄ жодних зобов’язань щодо поневолених народів не дотримується (пр. ЄС до року часу скасував своє зобов’язання щодо Ірландії; підлим і нечесним способом змінив Сімейний Кодекс в Іспанії ).
Вихід для України:
1) покарати працівників юстиції, які антиконституційно схвалили „Раду ЛГБТ”;
2) зупинити створення Конституційної асамблеї, яка має на меті змінити Конституцію;
3) не дозволити поправки до законодавства в т.зв. кримінальній юстиції, оскільки йдеться про просовування наднаціональної ювенальної юстиції;
4) урядовці, які є членами масонських організацій, а також і прихильниками європейських стандартів, мусять бути звільнені з усіх посад, тому що зрадили Батьківщину – Україну і готують її самогубство.
Шановний пане Президенте, шановні члени влади, шановні депутати, не дайтеся маніпулювати фальшивою суспільною думкою, яку створюють ЄС і ООН. Чого боїтеся? Вийти з самогубної системи? Вийдіть з неї, поки є час! Знову Вас закликаємо, – зробіть радикальний крок, – виступіть з ПАРЄ! Скасуйте зобов’язання щодо ЄС. І навіть якщо б на Вас ООН і ЄС наклали ембарго, не бійтеся, Бог про Україну подбає! Ваш радикальний крок є єдиною дорогою для порятунку України, для справжньої свободи і для збереження незалежності. Бог Вам дає героїчну віру, прийміть її і почніть діяти!

1. Відомо Вам чи ні, хто і як прослуховує Апарат Президента України, Верховну Раду України, інші державні відомства та установи, в т.ч. військові/оборонні? Та чому СБУ старанно замовчує даний прикрий факт?
2. Чи потрапляла до Ваших рук хоча б одна з-поміж моїх численних заяв на ім’я Президента України? Чи була у Вас можливість ознайомитися з ними особисто?
В зверненнях на Ваше ім’я, крім вищезазначеного /перше запитання/, крізь призму Кримінального кодексу розглядається широкий спектр таких питань та проблем, які вже дуже і дуже давно вийшли за межи особистих негод, лихих пригод та злигоднів одного лише потерпілого. Вони зачіпають забагато негативних сторін життєдіяльності суспільства та країни, розкривають протиправну діяльність співробітників її спецслужб, правоохоронних органів та Національного банку України, а також відкриту й замасковану бездіяльність контролюючих структур і органів прокурорського нагляду.
(Довідка: У період з 2006 р. по 2011 р. на адресу Гаранта Конституції України було надіслано:
— заяви від 17 лютого 2006р., 29 березня 2006р., 17 лютого 2006р., 19 червня 2006р., 22 січня 2007р., 30 квітня 2007р., 16 липня 2007р., 12 травня 2009р. та 27 березня 2010р.;
— звернення від 18 листопада 2008р., 02 лютого 2009р., 20 березня 2009р. і 29 березня 2010р.;
— електронні документи та матеріали: «Відкритий лист Президенту України» від 30 серпня 2010 р., «Звернення» від 26 жовтня 2010 р., «Електронне звернення» до вищих керівників держави від 01 листопада 2010 р., «Виписки» із базових заяв /доопрацьовані матеріали/ від 15 грудня 2010 р. /два документа/, від 21 грудня 2010 р., від 04 січня 2011 р., від 24 січня 2011 р., від 31 січня 2011 р. і від 14 лютого 2011 р.;
— «Звернення» до Верховної Ради України від 14 вересня 2010 р. та «Заява» Голові ВРУ від 14 вересня 2010 р. /електронні варіанти/;
— і таке інше.)
3. Чому прес-служба Апарата Президента України заблокувала мою електронну пошту? Чи не тому, щоб до Ваших рук в жодному разі не потрапила животрепетна та злободенна інформація, в тому числі і та, що викриває протиправну діяльність Ваших підлеглих з-поміж вищих державних посадовців?
4. Чи можу я та суспільство розраховувати на Вашу особисту допомогу в вирішенні питань і проблем, що окреслені в моїх зазначених заявах, зверненнях та листах? Коли і як це буде реалізовано нарешті у реальній площині?

О других важных мотивах и причинах моего
преследования и о судьбоносном событии.
«Так в жизни есть мгновения, Их трудно передать (Ф.Тютчев). Но я, все же, постараюсь это сделать в такой доступной форме, чтобы изложенное было понятно не только профессиональным контрразведчикам и юристам, но и людям далеким от оперативно-розыскной деятельности и юриспруденции.
Кроме целого комплекса причин моей многолетней травли в СБУ, описанных выше, существовали и другие, не мене, а может быть и более значительные.
В частности, в 2000 году произошло событие, которое имело для меня самое, что ни на есть, судьбоносное значение и наиболее трагические последствия.
В начале этого года в ходе проведения текущих оперативно-розыскных мероприятий мною была получена «сырая» (первичная) контрразведывательная информация, анализ которой позволял предположить возможную причастность некой иностранной структуры к спецслужбам. После получения дополнительны данных, содержащих признаки проведения ею разведывательной деятельности на территории Украины, т.е. подтверждавших мои подозрения, в конце зимы — начале весны была инициирована официальная проверка.
В результате проделанной лично мною работы был выявлен устойчивый канал утечки информации общегосударственного значения из высшего эшелона государственной власти и управления. Это, в первую очередь, касалось аппарата Президента Украины и украинского парламента, а также других державных институций, учреждений и ведомств, в т.ч. военных/оборонных.
Были установлены конкретные формы и методы добывания под прикрытием одной из иностранных коммерческих структур информации об Украине стратегического характера, а также технические средства, с помощью которых осуществлялись эти незаконные действия.
Материалы первичной проверки подтверждали ранее полученные сведения и свидетельствовали о том, что некая зарубежная спецслужба вот уже несколько лет подряд проводит на территории Украины грандиозную разведывательную операцию. Фактически это – симбиоз радиотехнической и радиоэлектронной разведки с агентурно-оперативным обеспечением в стране пребывания, т.е. в Украине. С использованием новейших достижений науки и техники в военной/специальной сфере, удачно «имплантированных в продукцию народного хозяйства». В соответствии с действующим законодательством по данному факту должно было быть заведено оперативно-розыскное (объектовое) дело, а затем и уголовное. Параллельно должен был быть проведен целый комплекс официальных и оперативных мероприятий, направленных на блокирование утечки информации, на пресечение разведывательной деятельности, а также на ликвидацию и локализацию всех ее негативных последствий. Но, увы, я в очередной раз перешел дорогу высокопоставленным проходимцам.
Мне было приказано проверку прекратить, а материалы проверки уничтожить! В рамках Департамента контрразведки СБУ данный приказ исходил от генерала _____________, а в рамках УКРП ДКР – от полковника _____________. Передавался же он через полковника ____________ и подполковника ___________. Сам же ___________, вероятно, получал соответствующие указания свыше или извне.
Необходимо подчеркнуть, что приказ отдавался исключительно в устной форме. Зафиксировать его на бумаге указанные лица не рискнули, испугались возможных негативных последствий в будущем, особенно после моего отказа. А это уже является доказательством их противоправных действий.
Я категорически отказался выполнить не просто нелогичный, а явно незаконный, заведомо преступный приказ. За что и поплатился. В очередной раз и основательно. «Избрал немилость там, где повиновение не могло принести ему чести». Именно так на бумаге В.Пикуль отобразил аналогичную ситуацию, произошедшую с одним из его персонажей. Но! «Лучше быть расстрелянным за верность, чем повешенным за предательство!» Это, конечно же, не мои слова, но мое жизненное кредо.
Проходимцы встали перед выбором. С одной стороны, они боялись не выполнить незаконный приказ своих еще более высокопоставленных хозяев, потому что это было чревато потерей должностей и работы. С другой стороны, необходимо было найти наиболее безопасный для них выход из положения. И они его нашли. Материалы у меня забрали и передали абсолютно безнравственной особе, беспринципному сотруднику, типичному хамелеону, патологическому лжецу и трусу, оперработнику с очень низким профессиональным уровнем _____________.
Работа по факту выявленного шпионажа была заблокирована окончательно. Чтобы обезопасить себя от возможных негативных последствий в будущем, проходимцы использовали формулировку о том, что в настоящее время якобы невозможно проведение оперативно-розыскных мероприятий?! Ни много, ни мало. И данная формулировка была зафиксирована на бумаге рукой все того же профессионального карьериста ___________.
Позже в моем присутствии и _____________ тоже получил устное указание от __________ уничтожить материалы. Но, по причине своей очень низкой дисциплинированности и профессиональной неисполнительности, поразительной безалаберности и не без помощи третьих лиц забыл это сделать.
Хотя шпионить за мной и исправно докладывать проходимцам интересующую их информацию обо мне (в т.ч. и в очень искаженном виде), он не забывал. И делал это исправно. Проходимцы завербовали его на компромате и использовали в качестве тайного соглядатая за мной, а также лица, которое, не кривясь, со спокойной совестью напишет обо мне все, что ему прикажут. Примечательно то, что примерно до 2009-2010 гг. он работал не где-нибудь, а в кадровом управлении – в Управлении по работе с личным составом СБУ (УРЛС СБУ)!
Определенный интерес представляет следующий факт. Работу ______________ в моем оперативном подразделении спротежировал кадровик УРЛС СБУ, который примерно в 2000-2001 гг. перешел на работу в Управление государственной охраны Украины (УГОУ). После моего ухода из СБУ тот же кадровик, теперь уже из совершенно другой структуры, т.е. из УГОУ снова пролоббировал ____________ и его взяли на работу в УРЛС СБУ. А в 2007-2008 годах _____________ являлся одним из основных каналов поставки в УГО Украины недостоверной и негативной информации обо мне. Информации, порочащей мою честь, достоинство и профессиональную репутацию, причем, не только в устной, но и в письменной форме. Эта дезинформация и явилась одной из причин того, что меня не приняли туда на службу (Собственно говоря, я и не напрашивался! Кто из-за этого больше всего потерял, вот вопрос!).
Очень похоже на то, что некто целенаправленно продвигал ____________ по службе с целью последующего поступательного внедрения его в кадровый аппарат УГОУ.
____________ зачислили в штат моего подразделения уже после моего снятия с должности. Но, данный факт не помешал мне раскусить этого человека очень быстро. Совсем скоро я был вынужден заявить этому лицедею буквально следующее: «Тебе очень повезло, что тебя взяли на работу к нам уже после моего отстранения. В противном случае ты не проработал бы у меня и трех дней».
Необходимо подчеркнуть, что именно указанный кадровик УРЛС СБУ (а впоследствии УГОУ) в начале 2000г. оформлял на меня незаконное аттестационное заключение, которое было принято на основании сфабрикованных материалов, и готовил соответствующий приказ по СБУ. Не многовато ли совпадений, стыковок и пересечений?
С учетом изложенного было бы полезным установить, а не имел ли тот же самый кадровик какого-либо отношения к подбору, изучению, проверке и приему на работу в СБУ «мировой звезды телеэкрана» Миколы Мельниченко? Судя по развитию излагаемого «сценария», все может статься!
В описываемый выше период ___________ отвечал в УРЛС СБУ как раз за комплектование личного состава ДКР СБУ. Можно себе представить, что за кадры он поставлял в контрразведку!
После того, как начался «разбор полетов» по моим заявлениям на имя Президента Украины за 2007 год, обоим кадровикам было настоятельно рекомендовано уволится по собственному желанию (из УГОУ и СБУ, соответственно). Последнее же лишний раз однозначно подтверждает правоту моих слов и заявлений!
В чем же причина преступных действий должностных лиц СБУ? Все очень просто:
1. К проведению выше описанной крупномасштабной разведывательной акции одной из иностранных спецслужб были причастны некоторые известные политические деятели, государственные чиновники высшего ранга и отдельные высокопоставленные должностные лица СБУ.
Одни – по причине своей неизлечимой глупости, другие – из-за патологической жадности, а третьи – явно действовали по заданию иностранной разведки.
Примечательно то, что после неоднократного доклада наработанных материалов проверки руководству Департамента контрразведки и шефам Службы безопасности Украины, в которых содержалось обоснование необходимости заведения ОРД (объектового) и соответствующая просьба санкционировать это законное и логическое продолжение проверки, мною были зафиксированы признаки первой утечки информации из «конторы». Потом были еще. Это подтвердило мой прогноз дальнейшего развития ситуации и ожидаемых последствий: во-первых, мне в очередной раз не дадут нормально работать; во-вторых, начнутся серьезные неприятности в виде травли и преследований! Как всегда, как в воду глядел — поставленный ранее «диагноз» подтверждался полностью и окончательно…
К сожалению, не всю добытую мной оперативно значимую информацию удалось задокументировать. Мне не позволили завершить работу и забрали все имевшиеся на руках наработанные материалы.
2. Моему руководству было прекрасно известно, что я никогда не фабриковал дела самостоятельно, не вел дутых и сфабрикованных другими сотрудниками СБУ оперативно-розыскных дел (ОРД). Наоборот, такие дела, если они попадали мне на рассмотрение, я закрывал. И уж тем более никогда не работал «на заказ». В то же время, за свою богатую оперативную практику я не закрыл ни одного из заведенных мной дел с формулировкой “по не подтверждению”, т.е. в связи с отсутствием состава преступления и т.п. Все дела доводились мною до логического завершения.
Кроме того, мне всегда удавалось вытаскивать из, казалось бы, глухого тупика дела, заведенные в других подразделениях СБУ, а также практически загубленные, абсолютно безнадежные и процессуально неперспективные ОРД. Причем, действовал я всегда в рамках действующего законодательства.
Данный факт представлял серьезную угрозу для безопасности участников указанной разведоперации, в т.ч. и в плане неминуемого привлечения их к уголовной ответственности.
3. Появилась бы возможность внести ясность во многие нашумевшие политические проблемы и, возможно, даже в некоторые нераскрытые резонансные преступления. А это была уже очень серьезная угроза проходимцам, которые в связи с этим не могли допустить реализации мною своих служебных обязанностей.
К моему великому сожалению, с учетом принципов конспирации и требований секретного делопроизводства я не могу в своем заявлении дать более точные данные и озвучить название указанной структуры. Кроме того, не хочу предоставить проходимцам из СБУ возможность обвинить меня в разглашении государственной или служебной тайны.
Эта шпионско-криминальная история означала только одно – проходимцы в генеральских погонах окончательно поставили крест не только на моей дальнейшей служебной карьере, но и на самой моей жизни. Все их последующие действия свидетельствовали о том, что они однозначно решили меня убить.
Здесь необходимо констатировать следующее. По моим данным, указанная разведывательная операция продолжается по настоящее время. Деятельность иностранной спецслужбы не пресечена, а последствия не локализованы. Их можно часто фиксировать в процессе то и дело разгорающихся политических скандалов.
Надо отметить, что это был не единственный случай, когда мне запрещали работать по конкретным контрразведывательным проблемам, а материалы передавали другим сотрудникам или в параллельные подразделения, после чего они успешно «умирали» в текущих делах контрразведывательной защиты.
Приведу лишь несколько примеров и только начала двухтысячных годов.
Так, мне удалось «вычислить» разведчика одной из европейских спецслужб, действовавшего под прикрытием дипломатического паспорта, который при соблюдении строжайшей конспирации и использовании всевозможных шпионских ухищрений регулярно, раз в месяц проводил разведывательные акции по связи со своим агентом на территории киевского региона. После ознакомления с моими наработанными материалами один из заместителей начальника УКРП ДКР СБУ, полковник __________ настойчиво рекомендовал мне, чтобы я не писал больше о необходимости его разработки и организации поиска агента иноразведки, находящегося у разведчика на связи. А в качестве объяснения своей позиции заявил: «А кто, работать-то будет?» Ничего более идиотского (ну, разве что, кроме обвинений в свой адрес) я до того не слышал от руководителей такого ранга! Детский лепет какой-то. Что это, врожденная дурость или целенаправленный саботаж, решать уже не мне…
Не была проведена контрразведывательная проверка очень серьезной оперативной информации о причастности одной иностранной фирмы, специализирующейся на предоставлении в Украине охранно-детективных услуг, к проведению разведывательной деятельности. Конечно же, далеко не в интересах нашего государства!
Ничем не закончились мои усилия организовать оперативное изучение одной европейской полиграфической фирмы, в деятельности которой присутствовали явные признаки т.н. промышленного шпионажа. Хотя, настоящий специалист по спецслужбам ____ сразу бы определил и без мощных оптических средств, что здесь «торчат уши» одной из европейских разведок (___). Материалы у меня забрали, передали другим оперработникам и работа была сведена к полному нулю.
Вопиющий случай произошел, когда я выявил т.н. «агента-инициативника». Это был гражданин Украины, в отношении которого были получены серьезные материалы о его попытках продать секретные сведения представителям заокеанской разведки (___). Параллельно этому он был причастен к незаконному обороту алмазов и бриллиантов. Так своеобразно он зарабатывал себе на жизнь. Буквально через 2-3 дня после доклада материалов руководству ДКР СБУ указанный выше замначальника УКРП вызвал меня к себе и у нас произошел примерно следующий диалог.
Замнач: «Ваша информация не подтверждается».
Коробков: «Интересно. Так быстро?»
Замнач: «Да».
Коробков: «А вы хоть одного человека из числа носителей информации по данному вопросу опросили, которых я указывал в своих материалах?»
Замнач: «…? Нет.»
Коробков: «Тогда санкционируйте и я сам лично проведу все необходимые первичные проверочные мероприятия».
Замнач: «…Хм. …Нет. Это не в вашей компетенции».
Вот так-то. И началась работа! Но не по перепроверке оперативной информации, не по документированию преступной деятельности, а по установлению моих источников информации и их нейтрализации!
Активное, я бы сказал даже агрессивное противодействие со стороны руководства соответствующих структур СБУ и Министерства обороны вызывали любые попытки организации проверки оперативной информации, полученной моим негласным аппаратом, о фактах криминальных деяний, в том числе и шпионажа, совершаемых представителями Минобороны и отдельных воинских частей. А также их коллег из военных структур иностранных государств. Коллег в прямом и переносном смысле, т.е. «соратников» по криминальному бизнесу и шпионажу.
И так далее и тому подобное!
Показателен и такой факт. В 2002 г. через руководителей 4 отдела УКРП я предложил руководству УКРП ДКР СБУ исследовать острую контрразведывательную проблему – проникновение в спецслужбы и правоохранительные органы Украины агентуры иностранных разведок и организованных преступных формирований в современных условиях. Ответ, озвученный уже упоминавшимся ______________, был прогнозируемым, поэтому и не стал для меня неожиданным. Он только подтвердил имеющиеся подозрения, что и требовалось доказать. Мне, конечно же, запретили заниматься данной проблемой. Уж очень скользкой и опасной была указанная тема для некоторых моих шефов и их покровителей. Еще более неожиданными и опасными могли оказаться результаты исследований…
Про информацию же чисто криминального характера вообще не хочется вспоминать, том более я всегда передавал ее по принадлежности. Главное, на что здесь хочется обратить внимание, так это на скорость, с которой пресекались попытки проверки таких оперативных сведений и конкретных фактов преступной деятельности. Чем большие суммы проходили по сообщениям, чем выше должности занимали фигуранты, чем больше было признаков деятельности отечественной и международной организованной преступности и т.п., тем быстрее блокировалась любая работа по этим направлениям. А реальные преступники срочно предпринимали меры, направленные на обеспечение безопасности своего грязного ремесла.
По отдельным проблемам, в т.ч. криминального характера, Служба безопасности начала работать лишь в последнее время. Или только создает видимость работы. Некоторая активизация деятельности спецслужбы является отголоском «волны», поднятой моими заявлениями на имя гаранта Конституции. Но, вот парадокс, эта показушная «профессиональная отрыжка» в виде показательных телодвижений почему-то синхронно сопровождается очередными витками моей травли и активизацией преследований, осуществляемые моими персональными «ангелами-хранителями» из СБУ с чувством полного душевного удовлетворения и с садистским наслаждением от успешно выполненного ими своего «служебного долга».
Перечисленное выше – это лишь капля в море. Но, и этой капли достаточно, чтобы понять: налицо характерные признаки наличия в высших руководящих звеньях СБУ предателя/предателей. И в широком и в узком, т.е. в самом буквальном понимании этого слова и явления. Вопрос к Управлению внутренней безопасности СБУ: Невже «Сигуранці» замало Оцих кримінальних ознак?…
…Моя же незаконная оперативная разработка с применением всех имеющихся в СБУ сил и средств не была закончена и после моего увольнения. А в связи с тем, что «шпионская» версия не находила, да и не могла просто-напросто найти своего подтверждения, проходимцы из СБУ вновь начали очень активно распространять ложные слухи и аналогичные фальшивые документы о моей якобы причастности к уголовным преступлениям. Благодаря их усилиям “криминальные” версии стали “гулять” из подразделения в подразделение, из одной спецслужбы в другую, из одного правоохранительного органа в другой. И так по кругу!
Все это позволило проходимцам продолжить противозаконно инициированную в моем отношении оперативную проверку и разработку всеми имеющимися силами и средствами (так же, как это происходило с завидной регулярностью в течение нескольких лет и до 2003 г.). Это же позволило им также незаконно, т.е. на основании фальшивых документальных заключений и выводов, получать псевдозаконные санкции на проведение всего комплекса оперативно-технических мероприятий. Как в рамках оперативно-розыскных, так и в рамках контрразведывательных дел (ОРД и КРД).
Причем такая незаконная деятельность «успешно» продолжается и в настоящее время. При помощи фальшивок она организуется в разных структурных подразделениях СБУ в центре и на местах то против меня лично, то против моего окружения. В последнем случае я прохожу как близкая связь и соучастник якобы преступной деятельности своих родственников, реальных, случайных и выдуманных знакомых.
Показательно, что в круг моих мифических связей попали и некоторые работники Генпрокуратуры Украины. СБУ проводила по ним весь комплекс АОМ и ОТМ, так как «великие профессионалы» из спецслужбы считали, что я якобы использую их в борьбе с ними самими, т.е. с «оборотнями» из Службы безопасности. Они усматривали в этом непосредственную опасность для себя, поэтому всеми силами пытались ее ликвидировать или хотя бы локализовать.
Постоянное и длительное проведение агентурно-оперативных мероприятий в рамках незаконно заводившихся дел позволяло проходимцам вполне официально собирать обо мне максимум информации, необходимой для подготовки и осуществления «идеальных», по их мнению, преступлений. Против меня же!
Именно по этой причине, чтобы в маховик преступной деятельности проходимцев из правоохранительных органов случайно не попали ни в чем не виновные люди, я вынужден был кардинально ограничить круг своего общения. Контакты с друзьями и знакомыми были фактически прерваны. Вплоть до сегодняшнего дня общение ограничено лишь близкими родственниками. «Бачиш: з ними щогодини б’юся, Чуєш – битви споконвічний грюк! Як же я без друзів обійдуся, Без лобів їх, без очей і рук?» (Василь Симоненко).
Конечно же, присутствовала и чисто «субъективная» причина. Многие мои коллеги просто боялись со мною общаться, отвернулись от меня, наслушавшись баек, в т.ч. шпионско-криминальной направленности, многие годы успешно распространявшихся в спецслужбе «оборотнями» и их холуями. «І на мене колишні друзі Сиплють лютих прокльонів град, І стою я в тісному крузі Між наклепів, образ і зрад» (Василь Симоненко).
Еще одним фактором, вынуждавшим меня жить в жестких ограничительных рамках, сузившими круг моего человеческого общения до самого минимального значения, было знание о ранее совершенных и планировавшихся покушениях на мою жизнь, а также логично и обоснованно вытекающая из сложившейся вокруг меня насквозь криминализированной обстановки уверенность в возможности совершения новых покушений. Поэтому, я старался делать все, чтобы в руки проходимцев попадало как можно меньше интересующей их информации обо мне. Меня вынудили вести такой образ жизни, который существенно ограничивал общение с другими людьми, доводил практически до нуля контакты с окружающим миром, не позволял работать. Как результат — моя жизнь за прошедшие годы мало чем отличалась от жизни заключенного, существующего в условиях тюремной камеры! А псевдо-профессионалы выдавали все это за проявление в моем поведении внешних признаков деятельности иностранного шпиона или криминального «авторитета». Да, что и говорить, получил от державы достойнейшую награду за опасный, честный, плодотворный и профессиональный труд на государевой службе. А ведь мне совсем не много и надо-то. «Прошу у Бога совсем не много: Глоток свободы, глоток вина. К друзьям моим далека дорога. К врагам моим коротка она».
С учетом того, что оперативно-технические мероприятия по одному объекту невозможно проводить бесконечно, использовался и такой метод: в постановлениях для получения разрешения на проведение ОТМ указывались установочные данные реально существующих преступников, а телефоны и адреса давались мои и моих близких.
Не исключается и такой вариант. Когда проходимцы стали испытывать серьезный дефицит нужной им информации обо мне (например, в 2008-2011 гг.), они могли воспользоваться нормами законодательства об обеспечении безопасности участников оперативно-розыскной деятельности, судебного процесса и других лиц, взятых под защиту государства. В этом случае появляется дополнительная возможность маскировать преступный интерес к моей персоне под законную деятельность: заведение оперативно-розыскных и контрразведывательных дел, проведение всего комплекса агентурно-оперативных и оперативно-технических мероприятий и т.д.
Но, здесь имеется одно существенное «но». Процесс защиты может быть законным только в двух случаях: если он организуется по заявлению граждан, нуждающихся в физической охране и защите, либо его инициируют компетентные органы с обязательным получением письменного согласия объекта охраны.
По сведениям, требующим дополнительной проверки, после увольнения с военной службы я необоснованно проходил фигурантом по ряду сфабрикованных уголовных дел, которые вело Следственное управление СБУ. По крайней мере, по одному из них это уж точно. Вполне возможно, что до середины лета 2008 г. оно находилось в производстве у старшего следователя СУ СБУ ____________________________. И это при том, что проходимцам из СБУ удалось таки «пропихнуть» меня и в «действующие» уголовные дела. А именно: УД на «оборотней» из СБУ, УД об убийстве журналиста Г.Гонгадзе, УД на Николая Мельниченко и другие.
По моим данным, на основании сфальсифицированных материалов через коррумпированные связи в органах правопорядка «доброжелатели» из СБУ и НБУ неоднократно (в период с конца 2004 г. и по настоящее время) инициировали заведение и в МВД оперативно-розыскных и иных дел на меня и на участников оперативно-следственной группы, которая расследовала указанное ниже уголовное дело. С подбрасыванием им наркотиков и других псевдодоказательств, с обвинением в несовершавшихся ими преступлений, с блокированием принадлежащих им банковских счетов (на которых были всего-навсего небольшие накопления) и уничтожением недвижимости. С увольнением со службы, с преследованиями и покушениями, объявлением в розыск, с блокированием госграницы и последовавшим обморожением ног. С похищениями, незаконным лишением свободы, пытками и нанесением тяжких телесных повреждений и т.д. и т.п. И, конечно же, ознаменовывались все эти действа заведением на них уголовных дел, по которым проводили и меня. Как близкую связь и соучастника??? «Оборотни» так сильно заврались и заигрались, что совсем забыли – именно благодаря их «героическим» усилиям так и не произошло знакомство между мной и членами ОСГ!
По неуточненным данным, некоторых членов ОСГ, по крайней мере, одного из них, обвиняли в причастности к французским спецслужбам, а сфабрикованное на них оперативно-розыскное дело, возможно, велось в 4 отделе УКРП ДКР СБУ. Не исключается причастность к их незаконной разработке военной контрразведки и Главного управления «К».
Выйдя из ступора после осуждения своих продажных коллег, часть их соучастников, которые по тем или иным причинам, в т.ч. и из-за недоработок самой оперативно-следственной группы не попали в поле зрения следствия и суда, начали мстить. Они предприняли целую серию силовых противоправных акций явно криминального характера, замаскированных под оперативно-розыскные мероприятия и процессуальные действия. Их преступные действия были сосредоточены на компрометации меня, членов оперативно-следственной группы и незаконном привлечении нас к уголовной ответственности по сфабрикованным обвинениям либо прямое физическое устранение.
Параллельно с этим еще одними инициаторами преследований членов ОСГ, да и меня тоже, стали руководящие лица и другие высокопоставленные чиновники Национального банка Украины. Свои преступные намерения проворовавшиеся банкиры из НБУ провели в жизнь через продажное лобби в СБУ и МВД, возможно и УГОУ, а причиной стало их разоблачение представителями ОСГ в преступной деятельности, в т.ч. и вскрытые факты присвоения чужих денежных средств с использованием служебного положения.
Заинтересованные лица из СБУ и их «кураторы» извне еще в 2004 г. сделали все от них зависящее, чтобы интерес следствия не вышел за рамки расследования всего нескольких криминальных эпизодов. А члены ОСГ не разглядели подводных камней, что и явилось для них роковой ошибкой и базой для последующих преследований (и моих тоже). В поле зрения следствия не попали лица, которые на несколько последующих лет стали их персональными «черными ангелами-хранителями», с завидным рвением и упорством проводившие акции по их моральному, психологическому, служебному и физическому уничтожению.
Маразм крепчал и выводы их скоры: «Раз он не с нами, значит против нас!»
Пора закончить всяческие споры, Отдав приказ своим собакам: «Фас»!
До сих пор повышенный и ничем законным не оправданный интерес ко мне и моей семье проявляется и со стороны Службы внешней разведки Украины (бывшего ГУР СБУ).
Если ранее, примерно в 2003-2004 гг., проведение агентурно-оперативных и оперативно-технических мероприятий обосновывалось вопросами борьбы с коррупцией, международным криминалом и шпионажем (к чему я на самом деле не имел никакого отношения), то в настоящее время на первый план выдвигаются уже мифические государственные интересы и обеспечение специальных разведывательных операций. Ну, а я то тут причем ?! В конце-то концов, какое ко всему этому отношение имею я, мои близкие и знакомые?…
…Чем обоснован такой повышенный интерес ко мне, заводились ли в ГУР, а потом в СВР оперативные дела на меня и с какой целью они велись – это уже должно стать предметом тщательного исследования Генеральной прокуратуры.
Можно констатировать, что реально существующие крупные «державные» мафиози, короли теневого сектора и бароны преступного мира дотянулись своими грязными и липкими щупальцами уже и до разведки, что очень плачевно для Украины.
Я не удивлюсь, если исчезнувшие так не кстати (об этом речь пойдет ниже) уголовное дело и нужные мне судебные материалы, которые я разыскиваю вот уже несколько лет, «вдруг» всплывут в СВР Украины. Такое положение устраивает абсолютно всех проходимцев, увильнувших от ответственности, а также предоставляет им возможность спихивать вину на других лиц и на родственные структуры. На это может указывать такой факт. После моего увольнения кое-кого из будущих «клиентов» пенитенциарной системы из числа моих начальствующих коллег и по совместительству «оборотней» должны были перевести на не менее руководящие должности в «лес», пардон, в ГУР СБУ. Там их уже впоследствии и арестовывали. По некоторым данным, именно на территории разведки мог «затеряться» и тот самый злополучный миллион долларов, который я, со слов «оборотней», якобы зарыл на черный день в огороде мифической дачи моих родителей. (* Сноска: По данным, требующим перепроверки, еще одного члена указанной группы «соратников» по криминальному «бизнесу» незадолго до ареста тоже перевели в «лес», только на другую «опушку» — в Центр спецопераций Управления «А» СБУ. Так что, там тоже целесообразно поискать следы так своевременно и так надолго исчезнувшего уголовного дела на высокопоставленных «оборотней» из спецслужбы.)
Если уголовное дело по сегодняшний день действительно находится в СВР Украины, то там же, скорее всего, находится и пакет судебных документов, который должны были мне передать. Передать руками сотрудника СБУ, что не было сделано. Зато обеспечило проходимцам-силовикам продолжение моей многолетней циничной травли, а меня лишило возможности защищать свои под корень уничтоженные права, в том числе в суде.
Не исключено, что именно «доброжелатели» еще из «старой объединенной» СБУ и инициировали (спровоцировали) деятельность разведки по сбору им самим необходимой информации обо мне. Тем самым, СВР была ориентирована на оперативную работу по ложному объекту, то есть, дезориентирована и осуществляла свои функции в абсолютно бесполезном направлении, бессмысленно тратя державные деньги.
Имеется также информация, согласно которой дополнительную команду «фас», т.е. указание «плотно заняться Коробковым А.Г.» СВР могла получить в 2006-2007 гг. из самого высшего эшелона государственной власти…
…Есть серьезные основания полагать, что для осуществления своих преступных замыслов в отношении меня коррупционеры из СБУ и других государственных институтов задействуют также частные охранные и детективные фирмы, подразделения коммерческой безопасности заинтересованных бизнесструктур. Причем последние в нарушение действующего законодательства применяют весь комплекс оперативных и оперативно-технических сил и средств, которые использовать по закону не имеют права…
… Меня несколько лет подряд били и грабили еще до увольнения из СБУ. Меня целенаправленно били и основательно ограбили, чтобы обеспечить увольнение. Да и результатом увольнения явилось не что иное, как самое банальное ограбление. Потом меня снова били и грабили уже после увольнения. И когда «ОНИ» уже подавятся или хотя бы насытятся!?
После каждого моего заявления в СБУ и в другие инстанции, которые также пересылались в Службу безопасности, мною сразу же фиксировалась активизация наружного наблюдения и агентуры СБУ в моем окружении. Проявлялись многочисленные признаки проведения других оперативно-технических мероприятий, явно незаконных. А проведенным СБУ и МВД оперативным установкам по месту жительства я потерял счет. В 2006-2007 гг., в начале 2008 г., в 2009 г. и в 2010 г. несколько раз аналогично засветилось и УГО Украины. Причины: недостаточно высокий (если не сказать – низкий) уровень профессионализма его сотрудников. А какие именно оперативные дела на меня там заводились, пусть выясняют сотрудники Генпрокуратуры. Им за это платят зарплату. Я за них работать не буду…
…3. Преступления должностных лиц СБУ тщательно замалчиваются и скрываются не только от общественности, но и от личного состава Службы.
Не менее тщательно скрывается и уголовное дело на них. Его снова, теперь уже незаконно засекретили, мотивируя это надуманными соображениями государственной безопасности и необходимостью соблюдения режима секретности при расследовании нового уголовного дела, проверкой законности его заведения и т.д. Обвиняемых не провели по соответствующим учетам, а само уголовное дело не сдали в судебный архив. Отсутствуют данные на осужденных и в Департаменте по вопросам исполнения наказаний в Украине. На самом деле уголовное дело просто спрятали. Причем, так хорошо, что дело не могу найти не только я лично, это не удалось даже Верховному Суду Украины и Генеральной прокуратуре Украины!
По данным Службы безопасности и Министерства внутренних дел, такого дела не существует. По их же данным, не существую и я! Так, в 2004 г., как уже отмечалось выше, одно из структурных подразделений Министерства обороны Украины запрашивало в СБУ характеризующие данные на меня. В ответе на запрос спецслужба сообщила, что «Коробков Александр Геннадьевич, __.__.19__ г.р….. в списках личного состава СБУ не значится». Ни среди действующих, ни среди бывших сотрудников, «ни среди живых, ни среди мертвых». Надо же!
Но, я «воскрес»! Назло врагам своим, судьбе-злодейке и на радость детям!…

… 7. Среди государственных силовых структур, которые «засветились» прямым и опосредованным участием в моей многолетней и масштабной травле с использованием своего материально-финансового потенциала, а также всеми имеющимися агентурно-оперативными и оперативно-техническими средствами и другими возможностями, необходимо выделить следующие:
– Служба безопасности Украины;
– Министерство внутренних дел Украины;
– Управление государственной охраны Украины;
– Служба внешней разведки Украины;
– Генеральная прокуратура Украины.
О незаконной деятельности большинства указанных силовых структур уже говорилось выше, поэтому ограничусь несколькими строчками о роли в моей травле Управления государственной охраны.
УГОУ самоуверенно пыталось перещеголять своих коллег из других силовых структур, но, также как и они, позорно оплошала!
Впервые оно проявилось зимой 2006 г., когда в его распоряжение поступило мое заявление на имя Президента Украины с просьбой о трудоустройстве в подчиненные ему структуры. А в 2007 г., после моих заявлений на имя гаранта Конституции с просьбами о восстановлении моих конституционных прав, УГОУ уже активно подключилось к процессу моей травли и преследований. И это вместо того, чтобы расследовать вопиющие факты преступной деятельности своих коллег из СБУ и чиновников НБУ из числа любителей залазить в чужой карман. Почему-то они решили, что смогут раскрыть преступления, лишь растоптав меня окончательно! Человека, который не имеет никакого отношения до каких бы то ни было преступлений вообще! Надо быть полным _________, чтобы при таких условиях рассчитывать на положительный результат.
Видимо, именно так и принято сегодня «трудиться» на благо народа и державы! Дай им волю, они бы и пытки узаконили (как еще недавно это было в Израиле). А все от «избытка» ума и «высоты» профессионализма…
Вернее будет предположить другой вариант. Наоборот, некто очень ушлый и сообразительный создает такую оперативную обстановку, в которой было бы невозможным расследование «интересующих» его преступных деяний.
В процессе моей травли УГОУ, как и положено, использовало оперативные возможности МВД, СБУ (здесь выделяется ГУ СБУ в г.Киеве и Киевской обл.) и собственные агентурные позиции в других учреждениях. К ним, в первую очередь, относятся коммунальные учреждения и администрация Печерского района, а также и другие.
Немаловажную роль в моих злоключениях сыграли и лично некоторые должностные лица УГОУ, которые почему-то считают меня виноватым в постигших их неприятностях, в том числе связанных с их переводом в другие ведомства, например, в МВД. Поэтому, они испытывают ко мне сильную неприязнь. Конечно, когда одни не умеют работать, в этом всегда виноваты другие. За бездарность одних приходится расплачиваться третьим лицам. А у меня ранее, видимо, было неоправданно завышенное мнение об Управлении государственной охраны Украины. Слишком уж я переоценивал моральные и профессиональные качества его сотрудников…
В дополнение к выше сказанному еще несколько слов о роли Генеральной прокуратуры и ее региональных структур в моей травле.
С подачи нескольких «оборотней» и проходимцев из силовых структур ГПУ вместе с СБУ, МВД и УГОУ (возможно и СВР), на основании заранее подготовленных заинтересованными в моем незаконном аресте и заключении лицами фальшивкам пыталось «привязать» меня к нескольким т.н. резонансным уголовным делам. А именно:
– в 2004 г. привязали-таки к уголовному делу на высокопоставленных должностных лиц СБУ в качестве подозреваемого, однако суд признал меня потерпевшим;
– к уголовному делу об убийстве журналиста Георгия Гонгадзе;
– к уголовному делу на предателя Николая Мельниченко;
– к уголовному делу об утечке закрытой информации из СБУ и ГПУ;
– к уголовному делу о хищении секретной документации в СБУ;
– к уголовному делу о даче взяток должностным лицам МВД;
– к уголовному делу на силовиков, которое ведется одесской прокуратурой;
– к некоторым другим уголовным делам.
Все это позволяло «оборотням-силовикам», прячась за спиной Генпрокуратуры, осуществлять за мной тотальный контроль, незаконно проводить по мне весь комплекс агентурно-оперативных и оперативно-технических мероприятий, использовать получаемую информацию для продолжения моей крупномасштабной травли и многолетних преследований….
… 8. Цели и намерения проходимцев были многовекторными:
– не допустить моего возвращения на службу;
– не позволить мне и другим потерпевшим восстановить свои конституционные права, свободы и законные интересы, которые были цинично и безнаказанно растоптаны должностными лицами СБУ и других госструктур;
– замаскировать бездарность и некомпетентность одних, а также скрыть преступления других участников описываемых событий;
– избежать дисциплинарной, административной и уголовной ответственности за свои правонарушения;
– нескрываемая и наглая месть всем, кто посмел вывести на чистую воду нескольких преступников из силовых структур, создав тем самым реальную опасность для их покровителей из числа власть предержащих.
Из всего сказанного следует единственно правильный вывод: своей результативной работой (оставим за кулисами ложную скромность, не та ситуация) я перешел дорогу слишком многим высокопоставленным проходимцам! И самый безопасный для них вид моего существования – отсутствие такового вообще. Как говорят американские гангстеры: “Хороший полицейский – это мертвый полицейский!”
Убить меня проходимцам так и не удалось. Поэтому, они до сих пор спят и бредят несбыточными мечтами, как бы лишить мою семью средств существования, жилья, прописки (регистрации), сделать нас бездомными нищими, фактически лишив, таким образом, элементарных юридических прав, а затем уже уничтожить и физически. По идиотской случайности избежав уголовного преследования и отойдя от постсудебного шока, все эти «выдающиеся личности, особы и особи» с удвоенной силой начали и до сегодняшнего дня продолжают своими кованными башмаками отплясывать гопака на моих бренных «останках».
Это сегодня повсеместно распространенная метода незаконной деятельности проходимцев от власти.
А что остается делать мне? «Рвусь из сил и из всех сухожилий, Но сегодня – опять, как вчера, — Обложили меня. Обложили! Гонят весело на номера!» (В.Высоцкий).
* * *
* Меня непрестанно мучает вопрос: кто сегодня манипулирует руководством СБУ и ее другими высшими должностными лицами, не говоря уже о начальниках более мелкого ранга и о ее рядовых сотрудниках? Кто же действительно в настоящее время имеет реальное влияние на Службу безопасности и фактически руководит ее структурными подразделениями? А также другими правоохранительными органами и силовыми структурами? Облеченные властью государственные мужи или «державные» мафиози вкупе с транснациональными аферистами и мошенниками? Действительно, кто???
Главные проходимцы отбывают заслуженное наказание. Мой продажный шеф отдыхает от шпионской и контрразведывательной суеты спецслужбы в местах не столь отдаленных, радуется небу «в клеточку», наслаждается лагерным сервисом, другими разнообразными услугами и камерными утехами, предоставляемыми отечественной пенитенциарной системой. Наверное, это о нем или ему подобных думал Василий Симоненко, когда писал следующие строки: «Його за те Всевишній покарав, Що він коси у смерті не украв».
Двойник же моего «горячо любимого босса» тоже находится далеко не в лучших тепличных условиях. Зато в наличии имеются несколько в свое время ими створенных, выпестованных и расставленных на ключевых постах в других подразделениях спецслужбы, в т.ч. и в ГУ «К» СБУ (а может в первую очередь именно в управлении «К»), себе подобных «клонов». В наличии же имеем то, что имеем: «Все – обман, все дышит ложью, В каждом зеркале двойник…» (В.Я.Брюсов).
Интересно, известны ли в СБУ истинные имена ну очень влиятельной «крыши» разоблаченных «оборотней» или нет? А, если да, то почему она их умалчивает? Боится, не хочет выносить мусор из державной резиденции или опять же «лоббирует» интересы все тех же известных персонажей украинской «неоконченной пьесы для мафиози»?
Кто все эти «герои не нашего романа»? Устанавливать этих лиц и доказывать их вину – это уже первостепенная задача и профессиональная обязанность Управления внутренней безопасности и первых лиц специальной службы, которым ВБ подчиняется непосредственно. И Генеральной прокуратуры Украины. А не моя! Но, мне приходится делать именно это самое, чтобы восстановить свои до самого основания уничтоженные «оборотнями» конституционные права, свободы и законные интересы! Чтобы восстановить свое честное имя и добиться справедливости!
* * *
А где же всевидящее надзорное око Генеральной прокуратуры Украины?
Где верховенства Права и Закона?
Где неотвратимость наказания за совершенные преступления?
Сплошные вопросы и все без ответа…

Міністерство юстиції легалізувало т.зв. «Раду ЛГБТ». Цей крок суперечить Конституції України і українському законодавству. Що це означає? Розпочався процес узаконення аморального гомосексуалізму:
а) легалізація одностатевих шлюбів;
б) усиновлення дітей гомосексуалістами;
в) пропаганда збочення у школах і у всіх сферах суспільного життя;
г) поставлення будь-якої опозиції поза закон (т.зв. гомофобія).

Наслідки є такі:
1) ліквідація державної незалежності України;
2) ліквідація моральних, духовних і християнських цінностей українського народу;
3) масове поширення СНІДу. В Україні 90% гомосексуалістів є поширювачами цієї смертельної інфекції.

Раніше окупація народу відбувалася за допомогою воєнних сил з великими втратами і з великим опором. Тепер для окупації народу достатньо декілька зрадників і горстка гомосексуалістів. Вони змінять закони і так введуть гомодиктатуру. Моральні цінності заміняться аморальними, а природні закони заміняться антизаконами. Збочення і злочини нормалізуються. Стратегія окупації цілеспрямовано приховується. Тактика боротьби: громадянин не повинен знати, від кого і від чого йому слід боронитися. Він це дізнається після зміни законів, але це вже буде пізно. Вже нічого не може зробити. По суті йдеться про прихований перехід з демократії до тоталітаризму. Ця прихована стратегія деморалізації людства є методом масонів. В мас-медіа недозволено, щоб хтось підняв голос для перестороги. Дозволена лише одностороння пропаганда. Стратегія перевороту приховується, тому впровадження нової ідеології не мусить боротися з жодною опозицією. Після зміни законів народ потрапляє в абсолютну ідеологічну підпорядкованість. Президент Чехії, Вацлав Клаус це характеризує так: «Тут не йдеться про одноразову революцію, але поступову зміну законів для введення всесвітньої диктатури.»

Синод єпископів УПГКЦ цим перед Богом і перед всім народом закликає:
1) щоб влада України силою свого уряду негайно скасувала антиконституційну легалізацію «Ради ЛГБТ»;
2) щоб кожен народний депутат в цій історичній хвилі подав депутатський запит з вимогою скасування легалізації «Ради ЛГБТ».
3) щоб кожна політична партія поставила вимогу на скасування легалізації «Ради ЛГБТ»;
4) щоб кожен церковний провід ініціював своїх вірних до актуального протесту за скасування «Ради ЛГБТ»;
5) щоб кожний громадянин, хоча б письмово виявив свою вимогу про скасування «Ради ЛГБТ» і послав її Президенту чи Прем’єр-міністру України.

Гомосексуалізм стягує на народ прокляття. Цілому людству Бог дав відлякуючий приклад – кару вогнем на Содом. Україна стоїть перед вибором: або зразу ж скасує т.зв. «Раду ЛГБТ», або сама спричинить свій власний духовний і фізичний геноцид.
Пророцьке слово для України є таким: «Життя і смерть сьогодні появив я перед тобою, благословення й прокляття. Вибирай життя, щоб жити на світі тобі і твоєму потомству…» (Втор. 30,19).
З цього пророцького слова кожний українець буде здавати звіт на Божому суді. На кожного українця тепер лягає відповідальність за майбутнє життя або смерть.

О покушениях и незаконном нарковоздействии.
«Идет охота на волков. Идет охота! На серых хищников – матерых и щенков. Кричат загонщики, и лают псы до рвоты. Кровь на снегу и пятна красные флажков» (В.Высоцкий).
1. Первое неудавшееся покушение на меня было организовано еще осенью 1995 г. Перед этим чуть не убили одного из моих оперативных источников. На него было совершено покушение бандой отморозков. Причиной стала банальная утечка секретной информации из СБУ. Утечку организовали должностные лица спецслужбы, обеспечивавшие «крышу» криминальным группированиям, занимавшихся контрабандой за рубеж очень ценного сырья и продукции. Причем, в их состав входили народные депутаты, высокопоставленные государственные чиновники, политики и просто уголовники. По моему мнению, самое непосредственное отношение к утечке имело высшее руководство Управления «К» или Управления по защите экономики государства СБУ.
В ходе организованного бандитами импровизированного «допроса с пристрастием», усиленного явными угрозами убить на месте с использованием холодного оружия («зарезать, разделать как свинью»), источнику удалось убедить нападавших в своей непричастности к информированию спецслужбы об указанных преступлениях.
На меня же через некоторое время попытались напасть поздним вечером с ножом в лифте дома, где проживает моя семья. Нападавший ожидал моего прихода в близлежащих кустах и проник в подъезд после того, как я открыл кодовый замок на двери. Помешали две огромные собаки, которых в тот момент выводили на прогулку, спуская их вниз по лестнице.
Одну из квартир, расположенную на самых верхних этажах подъезда, в тот период сдавали внаем отъехавшие на длительное время жильцы. Воспользовавшись представившейся возможностью, временные хозяева разводили в квартире на продажу ротвейлеров. Покушавшийся быстро ретировался. Его испугал громкий собачий лай и потенциальная возможность быть пойманным двумя огромными псами.
Покушение повторилось уже в феврале 1996 г. в один из поздних вечеров на улице. На меня напали сзади и ударили по голове тяжелым предметом (в 1994 г. именно таким же способом нанесли смертельную травму одному полковнику СБУ, сотруднику отдела «К» УСБУ в г.Киеве и Киевской обл.). Я потерял сознание. В момент удара головой о тротуар я на секунду очнулся и услышал фразу: «Ну что, добьем?». В ответ прозвучало: «Не надо. Он уже готов. Уносим ноги». После этого я на продолжительное время потерял сознание.
О том, что это действительно была попытка убийства, а не банальное ограбление, свидетельствует следующее: все личные вещи и ценности остались на месте. Похищен был только газовый револьвер.
От смерти меня спасла случайность или неосознанное предчувствие. Обычно я не ношу головных уборов. В любую погоду. И об этом прекрасно было известно моим соглядатаям. Но, в этот раз мне, почему-то, уж очень не понравилась вдруг начавшаяся поземка с сильным ветром и мокрым липким снегом. И неожиданно для самого себя я решил надеть неприметную черную спортивную шапочку, когда выходил за сигаретами. Хотя из-за нее я и не услышал приближавшихся ко мне нападающих, так как она была одета на самые уши, но именно этот достаточно толстый мягкий вязанный головной убор и спас меня, смягчив удар.
Третье покушение состоялось осенью 1999 г. Поздним вечером на улице Б.Хмельницкого, недалеко от дома, где располагалась штаб-квартира киевского объединения украинских казаков, без видимых на то причин на меня напала группа молодых людей. К счастью, тогда все обошлось без тяжких последствий. Но. Эту историю мой персональный «черный ангел» из контрразведки __________ использовал как дополнительный «веский аргумент» для моей последующей компрометации.
А поводом для нападения было следующее. В 1998-1999 гг. я несколько раз бывал в «казацком собрании», но не для написания письма турецкому султану, а для встреч со своим знакомым. Во время посещений не обошлось и без живого обсуждения гибели Вячеслава Черновола. Казаков очень интересовал вопрос: действительно ли имел место несчастный случай в виде дорожно-транспортного происшествия или все было подстроено специально. Тогда я им высказал свое личное мнение, полностью опровергавшее официальную версию о ДТП.
Уверен, что моя приватная версия происшествия (о которой заговорили много позднее) не долго оставалась секретом для «охранки» или «политического сыска» СБУ (т.е. УЗКСУ) – правопреемнице все того же грустно известного 5 Управления КГБ. А уже оттуда она быстро и без помех «перекочевала» в распоряжение реальных «режиссеров» и «постановщиков» указанного ДТП.
В 2002-2003 гг. мною неоднократно были зафиксированы попытки проходимцев собрать специфическую информацию, необходимую им для подготовки и организации покушений, а также для реализации преступных намерений на практике. В частности, сведения, которые их интересовали, касались состояния моего здоровья и физической подготовки.
Так, (если я не ошибаюсь, то изложенное происходило в 2002 г.) полковник _________, начальник 4 отдела УКРП, по поручению помощника начальника ДКР СБУ полковника _____________ в завуалированной форме пытался выяснить, не принимаю ли я такие лекарственные препараты, как валидол и нитроглицерин. А подполковник __________, заместитель _______, давал задания своим молодым и неопытным сотрудникам установить, какими видами спорта я занимался, какие имел достижения, имею ли я навыки и опыт в боевых искусствах. Например, боевое самбо, карате, кикбоксинг и т.д. Налицо были явные признаки подготовки трех видов покушений.
* Первый вариант. Отравление, замаскированное под естественную или случайную смерть. Например, от передозировки наркотиками, от приема некачественного алкоголя, от случайного употребления неизвестных химических веществ или поддельных лекарственных препаратов.
* Второй вариант. Отравление с использованием медикаментов, применяемых при лечении сердечнососудистых заболеваний, которые у здорового человека могут вызвать паралич мышц и остановку сердца. При вскрытии их трудно либо вообще невозможно зафиксировать.
* Третий вариант. Физическая расправа, замаскированная под случайную драку с неизвестными хулиганами, уличное ограбление, бытовую драку и т.д.
Тогда мне пришлось сделать шах конем и довести до заинтересованных лиц следующую информацию:
– Валидол и нитроглицерин я не употребляю в связи с отсутствием такой необходимости. Кроме того, эти медикаменты на меня не действуют;
– Физическое нападение на меня не только нецелесообразно, оно крайне опасно для жизни самих нападающих. (* Сноска: Показательно в этом плане следующее. Сразу же после перевода в Академию СБУ из моего кабинета на Владимирской исчезли мое старое кресло и практически новый рабочий стол. Неисключено, что от мебели поспешили избавиться причастные к покушениям на меня лица, т.к. на ней могли остаться следы отравляющих веществ.)
Четвертое покушение было совершено в один из ранних солнечных субботних вечеров в начале сентября 2003 г. Когда я зашел в подъезд и начал подниматься по ступенькам к лифту, неизвестное лицо нанесло мне тяжелым тупым предметом сильный удар в лобную часть головы. В результате – потеря сознания на некоторое время. Я не смог отреагировать на нападение, т.к. мои глаза еще не успели адаптироваться к полумраку после яркого солнца.
Либо нападавший не рассчитал свои силы либо целью нападения было желание только попугать меня. Но, в любом случае данное происшествие надо рассматривать в контексте с последующими в октябре событиями, которые закончились моим увольнением из СБУ.
Признаки и результаты возможного ограбления отсутствовали.
Как было установлено в 2004 г. в ходе расследования уголовного дела, возбужденного против моих бывших высокопоставленных коллег, в этом году, как и в предыдущие, они неоднократно планировали и готовились осуществить новые покушения на мою жизнь с целью убийства, причем один из вариантов предусматривал отравление!
Наличие целого комплекса внешних, физиологических и клинических признаков незаконного воздействия на мой организм тяжелых металлов (или чего-то похожего) позволяет утверждать, что «оборотни» реализовали на практике преступный замысел по моему отравлению (хотя и неудачно). Значит, само преступление необходимо рассматривать оконченным.
Учитывая изложенное выше, с достаточной степенью вероятности можно утверждать, что сердечный приступ, произошедший у меня 09 февраля 2004 г. мог быть закономерным результатом многоэтапного либо единовременного воздействия на мой организм отравляющих веществ. Например, тяжелых металлов, радиоактивных веществ или других высокотоксичных средств, в т.ч. и медикаментозных. На реальность данной версии могут свидетельствовать ряд внешних и физиологических признаков, которые начали проявляться задолго до приступа.
В свете происшедших событий в ином ракурсе необходимо рассматривать и ряд других подозрительных случаев.
Так, в период с 2000 г. и до увольнения в 2004 г. у меня было несколько пищевых отравлений. Правда, это я тогда думал, что во всем виноваты недоброкачественные продукты питания. А ведь именно в те же двухтысячные годы стали проявляться признаки одноразового или постепенного отравления моего организма тяжелыми металлами или радиоактивными веществами.
Сегодня же вполне обоснованно можно предположить, что к данным ЧП могли быть причастны мои «доброжелатели» из числа сослуживцев. А вот доказать это в настоящее время практически невозможно без признаний самих отравителей и без проведения комплексной судебно-криминалистической экспертизы.
Еще в девяностых годах произошло чрезвычайное происшествие медико-криминального характера, вызвавшее у меня очень серьезные подозрения в их преднамеренности. Тогда, после очередного обострения язвенной болезни я находился на лечении в отделении терапии в госпитале СБУ. После одного из вечерних уколов началось поступательное, но весьма значительное ухудшение общего состояния, что полностью противоречило и логике протекания болезни и логике терапевтического лечения. Дошло до того, что дежурный врач, которым, к счастью, оказался профессиональный реаниматолог, чуть ли не до утра выхаживал меня, очищая организм капельницами. Подозрительными являются следующие моменты:
– Для внутримышечной инъекции использовался плазмол. Это абсолютно нейтральный препарат, не вызывающий никаких побочных проявлений, в т.ч. и аллергических реакций. У меня же после происшествия в медицинской книжке (точнее – на ее обложке) появилась запись: «Аллергия на плазмол». А до этого случая она, почему-то, отсутствовала.
– Медицинская сестра, делавшая укол, вела себя очень неестественно и даже подозрительно.
– Исследования на возможно имеющиеся у меня аллергические реакции на медикаменты, в первую очередь на плазмол, не проводились.
– Кровь на исследование не бралась.
– Записи о происшествии в отделении не сделаны.
Остались сплошные вопросы и подозрения.
В процессе следствия у обвиняемых пытались выяснить, почему они так маниакально стремились меня убить. Их ответ был кратким, но зато очень емким и красноречивым: “Он слишком много знал!”
Думаю, все же решающим фактором было не то, сколько я знаю, а что могу и сколько мог бы сделать, не выведи они меня из оперативно-розыскного процесса.
Когда после всех перенесенных психологических травм и нервных стрессов у меня 9 февраля 2004 г. произошел сильнейший сердечный приступ, сваливший меня с ног и очень надолго, я не рискнул вызвать даже скорую помощь. Я был уверен в том, что, если попаду в госпиталь или больницу, то живым оттуда уже не выйду. И оказался прав! Как видно из выше изложенного, интуиция в очередной раз меня не подвела и спасла, не предоставив преступникам в погонах идеальную возможность совершить еще одно покушение на мою жизнь, замаскированное под естественную смерть от «неизлечимого» сердечнососудистого заболевания.
Очень важен для оценки сложившейся ситуации следующий факт, имеющий признаки подготовки нового покушения с использованием огнестрельного либо холодного оружия, возможно взрывчатки или иным способом. Неисключено, что готовилось похищение, как это случилось с членами оперативно-следственной группы в 2005 г. Сегодня это можно только предполагать, потому что тогда я воздержался вытряхнуть из них душу и получить ответы на все имеющиеся вопросы. Состояние здоровья не позволило рисковать.
2004 г. (и по настоящее время). В качестве достоверного доказательства планируемого убийства необходимо рассматривать распространение спецслужбой официальными каналами дезинформации о том, что я (якобы) не значусь в списках личного состава Службы безопасности Украины! Нет меня и не было ни в составе «боевой дружины», ни среди отставников! Именно таким образом в 2004 г. было дезориентировано Министерство обороны Украины.
«Оборотни» из СБУ настолько были уверены, что им удастся безнаказанно отправить меня на тот свет, что они даже «заблаговременно» меня «похоронили».
Зимой 2004-2005 годов мною был выявлен повышенный интерес к собственной персоне со стороны двух подозрительных лиц (помимо постоянного контроля со стороны спецслужб). Они парой и не очень квалифицировано осуществляли за мной слежку. В первую очередь их интересовали: мой жизненный график, маршруты передвижения, пункты пребывания и другая «полезная» для них информация.
Поведение незнакомцев сильно отличалось от тактики профессиональных разведчиков из специализированных подразделений «НН» спецслужб и правоохранительных органов. Вели себя они достаточно нагло. Хотя и старались маскироваться, все же чувствовалось, что это – дилетанты в вопросах наружного наблюдения. По всем признакам – это были наемные киллеры, причем залетные, не из Киева. Хотя понятно, что свою прописку они мне не показали.
Выше указанное уголовное дело на моих высокопоставленных коллег расследовалось самостоятельно в Киеве. На их же соучастников из других регионов Украины, в т.ч. и из Одессы, дело было выделено в отдельное производство. По моему мнению, следы данного готовящегося, но сорвавшегося покушения ведут именно туда. Чтобы обезопасить себя я лишил их возможности сбора необходимой им информации. Видимо, не получив нужных сведений, они отказались в тот раз от осуществления преступных замыслов и отложили на время задуманное.
Возможно, это были и представители одной из местных банд (ОПГ), выполняющей заказные убийства, в состав которых входят бывшие и действующие сотрудники силовых структур. Неисключено, что они могут быть уже известны правоохранительным органам.
К сожалению, в настоящее время по объективным причинам я не располагаю необходимыми ресурсами и соответствующими возможностями, чтобы для проверки имеющихся версий и перепроверки уже полученных сведений организовать полномасштабную оперативно-розыскную деятельность. И уж совсем не могу проводить процессуальные действия. В противном случае достаточное количество задокументированных материалов о преступной деятельности продажных коллег и их соучастников уже давно лежали бы на столах у генерального прокурора и председателя Верховного Суда Украины. Остается только полагаться на порядочность и профессионализм розыскников и следователей, которым предстоит заниматься предстоящим расследованием и его оперативно-розыскным обеспечением.
Готовилось и убийство с использованием именно огнестрельного оружия. Так, например, весной 2005 г. проходимцам в СБУ, а значит и их “хозяевам” за стенами Службы стало известно, что я якобы могу располагать важной информацией об одном из резонансных преступлений, к которому они сами возможно имеют непосредственное отношение. После этого я четыре раза – весной и в начале лета 2005 г. фиксировал лазерную “пристрелку” по окнам моей квартиры. Она проводилась с чердаков и крыш близлежащих домов, причем в светлое время суток (в то время, когда основная масса детей дошкольного и школьного возраста находится еще в детских садах и в школах), чтобы посторонним не было заметно лазерного луча. Только один раз, четвертый, данное «мероприятие» было отмечено во второй половине дня, когда на землю только-только начали опускаться легкие сумерки.
Перед этим я неоднократно фиксировал за собой “левую” наружку, деятельность которой осуществлялась параллельно с профессиональным внешним наблюдением спецслужбы. Данный факт следует рассматривать как подготовительные мероприятия к готовящемуся тогда “расстрелу”.
Необходимо также учитывать и «банковский след». Так, в конце 2004 г. – начале 2005 г. представители МВД пытались установить, в том числе путем опроса сотрудников и бывшего главы Нацбанка, куда исчезли деньги, причитавшиеся мне по решению суда в качестве возмещения нанесенного морального и материального ущерба. А это, соответственно, должно было очень не понравиться и даже напугать ну очень уж высокопоставленных воров из числа государственных банкиров. И они, по логике вещей, просто «обязаны» были предпринять действия, связанные с обеспечением личной безопасности и персональной «неприкосновенности». В том числе и путем ликвидации физических лиц, которые реально или потенциально могут угрожать их финансовому благополучию и физической свободе.
Кроме того, 23 июня 2005 г. я направил первое заявление в НБУ с просьбой выплатить все те же денежные средства, предназначавшиеся мне по приговору суда. Через некоторое время после отправки письма адресату по моему домашнему телефону регулярно стало звонить неизвестное лицо и пытаться психологически воздействовать на мою психику многозначащим гробовым молчанием и сопением в трубку. Так же было и в 2004 г., когда расследовалось указанное выше уголовное дело.
Одним из первых (уже бывших) высших должностных лиц Нацбанка Украины, которому ставился вопрос о пропаже денежных средств, был тот самый, всем известный господин с «чистыми руками» _________. Да что там и говорить, все «бояре» и «князья» из НБУ – это эталоны «святой честности, показательной неподкупности, неземного благородства и последовательного законопослушания».
А вот члены ОСГ после проявления интереса к законности деятельности должностных лиц Нацбанка подверглись таким масштабным преследованиям, что и сегодня еще не могут очухаться от происшедшего с ними.
Негодяи рассчитывали на то, что после моего увольнения им наконец-то удастся реализовать на практике столь любимый ими сталинский метод “работы” с неугодными кадрами, т.е. их физическое уничтожение. Как видно из моего заявления и материалов следствия, я представлял для них серьезную проблему, а как любил утверждать отец всех народов: “Нет человека, нет проблемы”.
Страстные последователи сталинских методов “решения кадровых проблем” имеются и в УРЛС СБУ, что они ясно показали своими подходами к решению кадровых вопросов, и не только со мной.
В 2005-2008 годах я фиксировал еще несколько попыток осуществить на меня физическое нападение, но так как все время находился в состоянии «повышенной боевой готовности», неизвестным мне лицам так и не удалось реализовать свои преступные замыслы.
Убить хотели и пытались также кое-кого из моих родственников (примечательно, что им также «задолжал» Нацбанк Украины, их также травили с использованием сил и средств СБУ, МВД, при участии других заинтересованных доброжелателей) и членов оперативно-следственной группы, расследовавшей уголовное дело против моих же бывших коллег.
2004-2011 гг. Как подготовку благоприятных условий для планирования, организации и реализации очередного покушения на меня требуется рассматривать остервенелое противодействие СБУ моему трудоустройству, прежде всего, в правоохранительные органы и другие силовые структуры. Их логика очень проста и не менее примитивна — «человека с ружьем» труднее ликвидировать физически без нежелательных последствий. Да и на пулю можно нарваться…
2008-2011 гг. Как подготовку нового покушения на мою жизнь, в т.ч. и чужими руками, необходимо рассматривать также факт распространения Службой безопасности Украины дезинформации о том, что мне якобы известны все «действующие лица» убийства одного известного журналиста, а сам я чуть ли не являюсь соучастником данного криминального действа. Она распространяется через представителей Высших органов власти и управления, через Управление государственной охраны Украины и через Министерство внутренних дел Украины. Очень похоже, что и через Генеральную прокуратуру Украины. Причем, подается она намеренно искаженно и в таком предвзятом виде, что у читающих эту целевую дезинформацию должностных лиц создается однозначная установка о моей якобы причастности к самому преступлению. Аналогичная криминально ориентированная установка обо мне появляется и у простых граждан, которых силовики опрашивают и допрашивают по данной проблеме.
Характер распространяемых сведений свидетельствует об определенно сориентированных целях:
– Замаскировать свою собственную преступную деятельность, в т.ч. и свою возможную персональную причастность к указанному выше убийству, а также бездеятельность, что является основной причиной отсутствия конечного результата.
– Оправдать в глазах окружения и контролирующих органов незаконное проведение в отношении меня контрразведывательных и других оперативно-розыскных мероприятий, с изначально противоправным использованием материально-финансовых ресурсов, агентурно-оперативных возможностей и оперативно-технических средств.
– Спровоцировать заинтересованных лиц на организацию моего убийства как очень нежелательного и даже опасного для них свидетеля. Причем, сделать все это тихо, без пыли и шума, по возможности чужими руками и не выставляя на всеобщее обозрение свои «уши», т.е. причастность к убийству представителей СБУ.
– На случай действительного моего убийства (будем надеяться, что у них ничего не получится) заранее подготовить общественное мнение, которое должно быть однозначно не в мою пользу и иметь уголовно-политическую окраску.
– В очередной раз отвлечь силы и средства следствия на расследование еще одной тупиковой версии.
– Вполне возможно, что данная акция проводится как раз по инициативе истинных «заказчиков» и организаторов убийства журналиста. И эта версия имеет все законные права на существование и тщательную отработку следствием.
Обо всем этом свидетельствует вся наша насквозь криминализированная действительность.
Следствие должно обратить внимание на следующие поразительные совпадения в криминальных историях журналиста Г.Гонгадзе и контрразведчика А.Коробкова:
— Активизация «официальной» разработки обоих приходится на первую половину 2000 года (* Сноска: Важный фактор — именно в начале 2000 г. Коробкову А.Г. удалось выявить устойчивый канал утечки информации из Администрации Президента Украины, из Верховной Рады Украины, из других государственных учреждений и ведомств, в т.ч. военных.)
— В разработке обоих принимали участие одни и те же структуры: СБУ и МВД.
— Обоих разрабатывал 1 отдел УКРП ДКР СБУ как агентов американских спецслужб.
— МВД подключалось к разработке обоих с подачи СБУ.
— После этого Служба безопасности Украины «уходила в тень».
— Конечной целью «оборотней» являлась физическая ликвидация и журналиста и сотрудника СБУ.
Если провести сравнительный анализ соответствующих оперативных материалов и процессуальных документов на обоих пострадавших, можно будет найти еще не один десяток не случайных совпадений. Которые, в свою очередь, могли бы внести ясность во многие нашумевшие проблемы и криминальные вопросы.
2000-2011 гг. Как подготовку к убийству необходимо рассматривать все попытки моих «доброжелателей» в СБУ по сфальсифицированным документам организовать мой арест и помещение в изолятор временного содержания, а также по сфабрикованному уголовному делу обеспечить мое незаконное осуждение с отбыванием наказания в одном из учреждений пенитенциарной системы Украины.
Мой арест и пребывание в местах лишения свободы позволил бы проходимцам наконец-то реализовать и свои преступные намерения по моему убийству, причем “в тепличных условиях”, т.е. в камере предварительного содержания либо в колонии. Убийство планировалось замаскировать под естественную смерть, несчастный случай, самоубийство и т.п. Они согласились бы и на заключение о смерти при невыясненных обстоятельствах…
Имея на руках огромные суммы «грязных» денег, располагая компроматом на сотрудников изолятора временного содержания, на служащих Государственного департамента по вопросам исполнения уголовных наказаний и служащих колоний (тюрем), имея преступные связи в криминальной среде и коррумпированные контакты в МВД, они рассчитывали без особого труда организовать и реализовать указанные преступные намерения, окажись я на свою беду в камере. Свидетельств именно такого развития ситуации в процессуально-криминальной истории независимой Украины более чем достаточно.
2004-2011 гг. О подготовке моей физической ликвидации кучкой проходимцев из силовых структур, Нацбанка Украины & K свидетельствует также следующее: сокрытие уголовного дела 2004 г., по которому я был признан потерпевшим; отказ в выдаче мне приговора суда и других судебных решений (оригиналов и их копий); отказ в выплате мне НБУ денежной компенсации за нанесенный моральный и материальный ущерб. Цели – попытка избежать уголовного преследования и одновременно сохранить в своей собственности незаконно присвоенные финансовые средства.
2004-2011 гг. Еще одним доказательством подготовки моего физического устранения необходимо рассматривать т.н. «ружейный фактор». Выше уже отмечалось, что с целью лишить меня возможности при необходимости защищать себя и жизнь своих ближних с оружием в руках, было сделано все, чтобы я не смог получить ни само оружие (нарезное), ни соответствующие документы на него, которые находились у членов оперативно-следственной группы, не допустив нашего личного контакта. Так проходимцы пытались обезопасить себя или других исполнителей (наемных киллеров) от неожиданностей в виде возможного вооруженного отпора при нападении, т.е. во время планируемого покушения.
2004-2011 гг. В качестве составной части планируемых покушений необходимо рассматривать и «паспортную историю». Как уже отмечалось в материалах данного заявления, силовики всеми правдами и неправдами, без каких бы то ни было законных оснований, т.е. абсолютно незаконно несколько лет подряд блокировали получение мною и моими родственниками заграничных паспортов. «Оборотни» боялись, что, выехав за кордон, я сорву все их планы по моему же уничтожению. Это привело к очень трагическим последствиям – к преждевременной и мучительной смерти моей матери.
2000-2011 гг. И еще одно чрезвычайно важное свидетельство. Это – ставшие системой заведение на Коробкова А.Г. оперативно-розыскных, контрразведывательных и иных дел. На основе регулярно и целенаправленно фабрикующихся фальшивок. Главная цель – сбор необходимых «заказчикам», организаторам и непосредственным исполнителям как можно более полных сведений об «объекте оперативной заинтересованности» для информационного обеспечения уже совершенных против него преступлений, еще не оконченных и только планируемых противоправных деяний. В том числе и убийства.
Таким образом, имею право считать, и для этого имеются очень и очень серьезные основания (см. выше!), что по состоянию и на сегодняшний день угроза совершения очередного покушения на мою жизнь продолжает существовать. Причем, с очень высоким, если не сказать огромным коэффициентом вероятности.

2. За указанный период я несколько раз фиксировал применение в моем отношении спецсредств, наркотиков или других их аналогов. Причем трижды это было однозначно. Сами же акции по незаконному нарковоздействию надо рассматривать как составные части покушений на мою жизнь (в т.ч. в виде создания условий для несчастного случая, включая и замаскированное под него ЧП).
Первый раз это произошло в мае 1998 г., когда я находился в командировке в г.Ивано-Франковске.
Помню только, как, возвращаясь домой, в хорошем расположении духа и в прекрасном физическом состоянии сел в купе поезда. На этом моя память дает сбой. В результате чего я отстал от поезда на одной из промежуточных станций. Больше двух суток мое сознание то включалось, то отключалось. Вначале я подумал, что в купе мне подлили в напитки клофелин с целью последующего ограбления, но события последующих лет показали, что все намного серьезнее, сложнее и опаснее. А подлили мне в поезде, скорее всего, большую дозу наркотиков или их аналогов.
Видимо, организаторы этой преступной акции рассчитывали, что под воздействием наркотических средств со мной произойдет несчастный случай и исчезнут все их проблемы.
Тогда мне еще не было известно о готовящейся провокации, в основе которой лежала моя компрометация любым путем, проведение внеочередной переаттестации на базе сфальсифицированных материалов с последующим незаконным увольнением. Данная операция планировалась, отрабатывалась и была проведена (уже в 1999-2000 годах) под предводительством главного интригана контрразведки и ведущего специалиста ДКР по внутрислужебным провокациям и подковерной борьбе, «гиганта оперативного мышления» полковника ___________.
Второй раз «доброжелатели» готовили операцию более тщательно. Однако, я был настороже и выявил признаки готовящейся провокации, но мне не удалось ее избежать. В апреле 2002 г. меня с группой коллег «откомандировали» в г.Чернобыль. Причем, командировочные документы не оформлялись, а сама поездка была абсолютно необоснованной и никому ненужной, по крайней мере, с точки зрения организации противодействия разведывательной деятельности иностранных спецслужб. Перед поездкой в чернобыльскую зону один из заместителей начальника УКРП ДКР СБУ полковник __________, который формально отвечал за организацию этой псевдокомандировки, очень настойчиво, хотя и маскируя свой интерес, пытался выяснить, посещал ли я ранее Чернобыль и Припять. Подобный интерес поясняется просто: истинным авторам готовящейся незаконной акции нужно было застраховаться от всяких неожиданностей и замаскировать свои истинные цели и намерения.
Организаторы заранее разбавили воду и алкогольные напитки, которые брали с собой, большой дозой наркотиков. Кроме того, наркотики добавлялись в пищу (первые блюда) и чай, которыми меня угощали в Чернобыле (требует проверки и версия о возможной попытке отравления тяжелыми металлами или другими отравляющими средствами). Я старался держать ситуацию под контролем: практически не употреблял спиртное, наблюдал за внешними проявлениями употребления коллегами алкогольных напитков с подмешанными наркотическими веществами, избегал ситуаций, которые могли бы привести к несчастному случаю. Фиксировал признаки нарковоздействия на свой организм. По моему мнению, главной целью (были и другие) этой псевдокомандировки было: под воздействием наркотических веществ выведать у меня нужную проходимцам информацию (соответствующие опросы велись), сделать копии с ключей и записной книжки, провести негласный досмотр рабочего кабинета и квартиры в мое отсутствие (что бывало и раньше), создать условия по моему уничтожению, которые бы вписывались в несчастный случай. Надо сказать, что они и в этот раз позорно оплошали.
На месте за проведение наркооперации отвечал тогдашний начальник Чернобыльского горотдела УСБУ в Киевской обл. при участии, как минимум, одного из своих подчиненных. Ответственным от Департамента контрразведки был сотрудник 1 отдела УКРП ДКР СБУ, выезжавший в Чернобыль вместе с нами.
В целях зашифровки незаконного «нарко-оперативного» мероприятия блюда с наркотическими приправами подавались нам всем и мне персонально в отдельном обеденном зале местной столовой, где мы все вместе обедали. Чай же, тоже основательно приправленный наркодобавками, подавался уже в кабинете начальника горотдела СБУ во время личной беседы. Готовился же «веселый» напиток в другом помещении его подчиненными. Перед тем как попробовать подозрительный чай, я решил дополнительно проверить свои подозрения путем фиксации реакции своих хлебосольных коллег на неожиданную просьбу. Я попросил у них кофе. На их лицах сразу же появилось легко различимое замешательство, после чего последовал ответ: «Кофе нет». Это была чистейшей воды ложь, т.к. кофе имелось практически у всех сотрудников отдела. Об этом свидетельствовали конкретные признаки: соответствующая тара на сейфах и столах, благоухание свежее сваренного кофе и процесс его употребления.
Наличие сильно действующего наркотика в горячем чае я ощутил практически сразу после первых же глотков. Сказались уже принятая доза и высокая температура напитка.
Ну, а наркококтейли и другие напитки с наркодобавками в большом количестве разливались на поляне в чернобыльском лесу. И утром, и днем, и вечером.
Акция провалилась полностью. Я знаю, что тогдашний начальник Департамента контрразведки СБУ генерал-лицедей _________ рвал и метал из-за этого. Он же дал указание повторить операцию, с целью более «качественно» накачать меня наркотиками, наконец-то получить то, к чему они так настырно стремились, на что они так «бесстрашно» охотились. Меня еще дважды пытались вывезти в Чернобыль, но мне оба раза удалось увильнуть от поездки.
Надо отметить, что все участники поездки в Чернобыль (кроме меня) на следующий день не смогли выйти на работу. Это было результатом употребления накануне очень крепкого наркотического коктейля.
Изложенная незаконная наркооперация не могла проводиться без санкции высшего руководства Службы безопасности, без согласования с областными начальниками спецслужбы и без общего личного руководства начальника Управления СБУ в Киевской области генерала ___________________________ (не странно ли, тоже достойного воспитанника «полиции нравов», пардон, всемирно известного 5 Управления). Она ведь проводилась при непосредственном участии его подчиненных, на вверенной ему «заповедной» территории и стоила много денег. Трудно себе представить такое и вряд ли кто поверит в их возможную неожиданную неинформированность…
А уж участие бойцов городского/областного управления в моей травле в последующие годы вообще не могло осуществляться без «высочайшего» благословления и непосредственного контроля «его превосходительства» ____________. Как и следовало ожидать, непосредственное участие ну в очень «законных» мероприятиях по мне (а также организация других «заказных» проектов и акций), способствовали и карьерному росту _______: «за героизм и проявленное мужество» он получил звание генерал-лейтенанта и «закономерно» пересел в кресло уже начальника Главного управления СБУ в г.Киеве и Киевской обл. А затем получил и должность заместителя Председателя СБУ!
Кроме того, по конфиденциальной информации ____________ поддерживает очень тесные связи с руководством прокуратуры г.Киева и секретариата ГПУ, что позволяло ему инициативно и по «заказу» сверху блокировать любые проверки как ЦУ СБУ, так и областного управления Службы. Так было и в 2009-2010 гг., в результате чего мои заявления на имя Генпрокурора «отфутболивались» в городскую прокуратуру. Ну, а городские прокуроры, рассматривавшие мои заявления, смогли «наработать» только на очередную отписку – замаскированный необоснованный отказ.
Ничего не скажешь, молодец господин _______! Да здравствуют, ukraine-жандармы! В Ukraine у них большущий вес. Загонят скоро нас в казармы, Потом валить погонят лес.
Через несколько месяцев после описываемых событий генерал __________ получил информацию о том, что мне все известно, и сильно перепугался. После этого начальнику отдела контрразведки указанного регионального управления ________, который выезжал в Чернобыль вместе с нами, его региональное руководство настоятельно порекомендовало уволиться в запас. Такое решение формально мотивировалось тем, что он якобы не справляется со своими служебными обязанностями. На самом же деле ими руководили совсем другие мотивы и причины: страх перед разоблачением и уголовно-процессуальным преследованием. ________ не был проинформирован об истинных целях чернобыльской «командировки», но находился со мной в ровных товарищеских отношениях. Данный факт, по мнению проходимцев, ставил его в разряд нежелательных и даже опасных свидетелей их преступной деятельности, поэтому от него постарались тихо избавиться.
Третий и наиболее трагический для меня случай незаконного введения в мой организм наркотических веществ произошел в одну из октябрьских суббот 2003 г., когда я находился на рабочем месте в Национальной академии СБУ, куда меня за несколько месяцев до этого перевели с очередным незаконным понижением.
Операция готовилась долго и основательно, подготовительные и основные мероприятия проводились заблаговременно и тщательно. Вначале была сфабрикована очередная фальшивая оперативная информация о том, что я и один из моих знакомых, бывший военный разведчик ____________, являемся агентами-нелегалами иностранной разведки. Данную фальшивку дважды (летом и осенью 2003 г.) направляли в военную контрразведку, чтобы инициировать мою очередную оперативную проверку и разработку чужими руками (в 2004 г., в 2005 г. и в 2006 г. данная дезинформация вновь запускалась в работу военной контрразведкой) с целью обеспечения постоянного и тотального контроля за мной на службе и в быту. Для совершения новых преступлений проходимцы очень нуждались в информации обо мне и создавали условия, которые обеспечили бы ее регулярное поступление и в как можно большем объеме.
Военная же контрразведка во все времена славилась своим «высоким уровнем» профессионализма, контрразведывательного мастерства, и оперативного искусства, поэтому там с рвением взялись за выполнение «заказа», не установив реальный источник этих лживых сведений и досконально не перепроверив подброшенную дезинформацию. Нижнее звено исполнителей использовалось, скорее всего, «втемную», а вот их руководству, по моему мнению, были известны и мотивы, и цели, и инициаторы моей травли.
____________ подбросили также оружие. Цель, которую преследовали проходимцы, стандартная – используя сфабрикованную доказательную базу незаконно привлечь его к уголовной ответственности. Впоследствии он подвергся такой же массированной, многолетней и многосторонней травле, как и я, с задействованием всех имеющихся в СБУ ресурсов.
По непроверенным данным, фальшивки по поручению проходимцев могли быть изготовлены в одной из разведывательных структур: или в ГУР МО Украины или в ГУР СБУ. Либо их запустили в работу через коррумпированные связи в данных учреждениях. Хотя, содержание фальшивок указывает на то, что их истинными авторами вполне могли быть бывшие либо действующие представители Управления по защите конституционного строя СБУ. Просматривается их почерк, да и очень уж попахивает «мастерством» профессиональных провокаторов из «охранки».
Одного _________ проходимцам было мало. Еще ранее, в 2002 г., они крепко взялись за Союз ветеранов 316-го учебного отряда ОСНАЗ ВМФ им.В.В.Пискунова, членом которого он является. Саму общественную организацию и отдельных ее участников обвинили в антиконституционной деятельности и шпионаже в пользу иностранных государств. По сфальсифицированным заключениям на них заводились оперативно-розыскные (в т.ч. и объектовые) дела и незаконно получались официальные разрешения на проведение всего комплекса оперативно-технических мероприятий.
Конституционные права, свободы и законные интересы многих отставников союза ветеранов, в первую очередь самого ____________, были растоптаны коваными башмаками продажных чиновников из спецслужбы. Коробков же, как и следовало ожидать, проходил по указанным делам как наиактивнейший соучастник. Чуть ли не идейный вождь, вдохновитель и «исполнительный директор» всех выдуманных идиотами в погонах преступлений. Причем, в действительности Коробков никогда не был в данной организации, не участвовал в ее деятельности, не контактировал с ее членами и не знал никого из ее состава, кроме уже указанного ___________!
Сама же операция по незаконному введению в мой организм наркотических веществ была проведена, как подчеркнуто выше, в октябре 2003 г. Доза была настолько большой, что я ничего не помню о самом происшествии. В памяти остались лишь расплывчатые образы и туманные события, ничего общего не имеющие с реальной действительностью, которые были навеяны нарковоздействием. У меня была выкрадена сумка, некоторая служебная документация, относящаяся к учебному процессу и не имеющая секретного характера, а также личные вещи. В сумку вложили якобы совершенно секретный документ, а саму сумку подбросили подросткам в городе. Меня обвинили в хищении совершенно секретного документа (причем, сам документ мне так и не показали), пригрозили посадить на пять лет и вынудили, таким образом, написать рапорт об увольнении.
Наибольшую активность и рвение в выполнении «социального заказа» по обеспечению псевдодоказательствами моей вины в хищении совсекретного документа в стенах Национальной академии СБУ проявил юрист академии по фамилии ____________ (!?). Он всеми правдами и неправдами пытался выслужиться перед высокопоставленными проходимцами из СБУ и упрятать меня за решетку. В этих целях он активно использовал чудовищные обвинения, сфабрикованные и выдвинутые против меня «оборотнями» с Владимирской. С помощью дезинформации шпионско-криминального характера он оказывал мощное давление на членов комиссии академии, которая проводила официальное служебное расследование, манипулировал их сознанием, настраивал их на конкретные выводы, которые были, конечно же, не в мою пользу.
Здесь я должен немного отвлечься и обязательно подчеркнуть следующее. У меня не было и нет никаких претензий к сотрудникам спецкафедры № 2 академии, где я работал во время происшествия. Их так же, как и других сотрудников центрального аппарата СБУ настойчиво вводили в заблуждение, целенаправленно дезинформируя в моем отношении. На них оказывалось и прямое давление, в т.ч. наличием сфальсифицированных псевдодоказательств моей несуществующей вины.
Но, в конце концов, им удалось, в отличие от своего коллеги-юриста сохранить свое лицо, не запятнать свою честь и совесть недостойными поступками. Им удалось даже не допустить моего увольнения по служебному несоответствию, т.е. с «волчьим билетом» и вообще без пенсионного обеспечения, пусть даже и такого мизерного. За что им большое спасибо.
Когда пик негативных нервно-психологических последствий от пережитого стресса понемногу начал спадать, я попытался все же вспомнить для себя хоть что-нибудь и восстановить ход происшедших в ту злополучную субботу событий. Однако, толком сделать это мне так и не удалось. Единственно, что в памяти всплыл еще один туманный элемент – телефонный звонок. Очень смутно припоминается, что звонил человек, которого я должен был достаточно хорошо знать. Он настаивал на встрече. А вот с кем именно и где произошла эта самая встреча, то ли на территории академии, то ли за ее пределами, уже неизвестно. Сплошное марево. Скорее всего, именно во время данной встречи и произошло очередное незаконное введение в мой организм наркотических веществ.
В качестве косвенного доказательства этого необходимо рассматривать тот факт, что проходимцы, обвиняя меня в том, что я напился до потери пульса, ничего не сделали, чтобы подтвердить и задокументировать свои обвинения официально. Имеется в виду то, что они почему-то (интересно, а почему действительно!?) не стали проводить экспертизу по определению уровня алкоголя у меня в крови. Не потому ли, что они очень уж боялись возможного и ими не контролируемого обнаружения в моем организме наркотиков? Думаю, что именно так и было!

Имитация утери сумки с якобы секретными документами, как метод компрометации неугодного сотрудника с последующим его увольнением из органов государственной безопасности, использовался проходимцами еще в период существования СССР. Подобная же форма компрометации очень популярна и в западных спецслужбах. В моем же случае появилась новая деталь – меня дополнительно обвинили в хищении совершенно секретного документа и в шпионаже на зарубежную спецслужбу. Параллельно с этим были выдвинуты также абсолютно необоснованные обвинения в коррупции и причастности к организованному криминалитету.
Непосредственно после проведения незаконной операции по моей компрометации начался второй этап этой преступной акции. 1 отдел УКРП ДКР вместе с Управлением внутренней безопасности и Главным управлением «К» СБУ взяли меня в разработку как агента американских разведывательных служб, а затем и как коррупционера (здесь надо подчеркнуть, что 1 отдел УКРП занимался незаконным проведением оперативно-розыскных мероприятий по мне еще с 2002г., а, возможно, и с 2000 г.).
Так как, их шпионские и общеуголовные потуги не имели, да и не могли иметь ни реальных оперативных результатов, ни уголовно-процессуальных последствий, то эстафета проведения незаконной деятельности была передана в военную контрразведку и в управление по борьбе с организованной преступностью, а затем уже и в киевское региональное управление СБУ.
Получив от своих коллег эстафетную палочку, военные контрразведчики и другие борцы с преступностью заступили на «шпионско-криминальную» вахту, воспользовавшись ранее полученной дезинформацией.

Меня уволили с минимальной пенсией, т.к. незаконно лишили всех финансовых надбавок и денежных доплат. Причина – мои действия, направленные на поиск похищенной сумки, были квалифицированы как дисциплинарные и административные правонарушения. Это была своеобразная месть за неудавшуюся попытку очередной провокации, цель которой — посадить меня в тюрьму, упрятать в психбольницу или хотя бы уволить по служебному несоответствию. Так как, очередной преступный замысел не удалось реализовать в полном объеме, то коррумпированные должностные лица СБУ решили нагадить мне именно таким образом.
Здесь необходимо подчеркнуть, что:
– сами по себе секретные документы в чужие руки не попадают — их либо теряют, либо похищают, либо подбрасывают, как правило, с целью компрометации;
– если подброшенные материалы реально относились к совершенно секретным, то в соответствии с требованиями действующего законодательства должно было быть возбуждено уголовное дело по факту совершения преступления, в котором меня попытались обвинить, и, по крайней мере, проведены первичные досудебные следственные мероприятия;
– если подброшенный документ действительно являлся совершенно секретным, то он должен был где-то храниться со всеми мерами безопасности, предусмотренными требованиями секретного делопроизводства, и кем-то из авторов или непосредственных исполнителей указанной провокации должен был быть выкраден;
– если же это была заранее подготовленная фальшивка, имеющая внешние атрибуты секретного документа, то данный факт необходимо рассматривать минимум как служебный подлог.
О том, что это, скорее всего, была фальшивка как раз и свидетельствует тот факт, что мне данный “документ” не предъявили, нелогично мотивируя это тем, что у меня на тот период якобы уже не было соответствующего допуска к секретам. Не было предъявлено также и официальных, процессуально оформленных обвинений в совершении уголовного преступления.
Если я его выкрал, то и без соответствующего допуска уже должен был бы ознакомиться с его содержанием. Проходимцы просто боялись, что как профессионал я мог сразу идентифицировать предъявленное мне документальное «доказательство» как фальшивку.

3. По имеющимися у меня данным, еще до момента подготовки и подписания Приказа СБУ о моем увольнении и руководство Службы, и Управление внутренней безопасности, и Департамент контрразведки, и Следственное управление СБУ уже располагали материалами, свидетельствовавшими о том, что найденные в моей сумке якобы совершенно секретные документы не являются таковыми, т.е. — это были фальшивки. Сам же данный факт подтверждал, что в отношении меня была проведена самая настоящая провокация.
В том, что подкинутый документ был заранее изготовленной фальшивкой, у меня давно нет никаких сомнений. Кроме изложенных выше аргументов имеется и еще один – уж очень активно его использовали для моей компрометации, но без обязательных в таких случаях уголовно-процессуальных последствий. Фальшивку также активно задействовали для манипулирования общественным сознанием (имеется ввиду личный состав СБУ), а также для оказания прямого и опосредованного давления на меня и нужного воздействия на членов комиссии, расследовавшей инцидент с пропажей сумки.
Кроме этого, в указанных выше подразделениях имелась также информация об инициаторах, организаторах и участниках моей многолетней травли. Им было известно также и то, что преступления, в которых меня обвиняли, я никогда не совершал. Их совершали как раз сами обвинители: «заказчики», идеологи, организаторы и исполнители, т.е. участники моих преследований.
Но! Проходимцы из СБУ замолчали указанные факты, скрыли важные оправдывающие меня доказательства, тем самым способствуя моему незаконному увольнению с начислением незаконно минимальной пенсии. «Не на равных играют с волками Егеря, но не дрогнет рука! Оградив нам свободу флажками, Бьют уверенно, наверняка» (В.Высоцкий).
Их противозаконные действия и преступное бездействие в зависимости от наличия преступного умысла, вины и степени участия необходимо рассматривать как дисциплинарные проступки, административные правонарушения и, конечно же, как уголовные преступления.
Вот только Генеральная прокуратура, почему-то, даже в покушениях на жизнь и в незаконном применении наркотических средств не желает видеть состава преступления! Почему?

Почему меня не восстанавливают на службе или кадровая политика СБУ в новейшей истории Украины.
1. Все очень просто. Как уже упоминалось, в 2004 г. к различным срокам заключения была приговорена группа «товарищей-проходимцев», «их высокопревосходительств-оборотней» из числа моих непосредственных и прямых отцов-командиров — первых лиц Управления контрразведывательного поиска и Департамента контрразведки СБУ. На момент ареста некоторые из них уже пересели в кресла высшего эшелона руководителей Главного разведывательного управления СБУ (ныне – Служба внешней разведки Украины). Именно они были главными инициаторами и организаторами моей многолетней травли и преследований, незаконного увольнения, попыток противоправного осуждения, покушений на мою жизнь и так далее и тому подобное. Но, после того, как они заняли принадлежащие им по праву нары в местах заключения, мои злоключения так и не прекратились.
На свободе еще осталась кучка проходимцев и морально убогих дельцов от спецслужбы, которые окопались на разных должностях в нескольких подразделениях центрального аппарата и отдельных региональных структурах СБУ, прямо или косвенно причастных к моей многолетней травле. А это, ни много ни мало, а целая серия морально нечистоплотных поступков, дисциплинарных проступков, административных правонарушений и уголовных преступлений. Все они повязаны круговой порукой и считают, что мое возвращение в СБУ может разрушить созданную ими идиллию — сытое, безмятежное, безопасное и безнаказанное существование под “крышей” такой закрытой для всех организации, как Служба безопасности Украины. Им несказанно повезло ускользнуть от уголовного преследования из-за недоработок розыскников, следователей, прокуроров и судей.
Опасаясь моего возвращения на службу и с целью не допущения этого, эти проходимцы из СБУ вместе со своими подельниками из МВД организовали и провели в жизнь, в частности, следующее:
– заведение на меня оперативно-розыскных и контрразведывательных дел в различных подразделениях СБУ и МВД на основании ими же подготовленных фальшивок с обвинениями в якобы совершении мною разнообразных уголовных преступлений;
– заведение оперативных дел на моих родственников, реальных, случайных и выдуманных знакомых, где я прохожу как близкая связь и соучастник;
– организация самой настоящей травли членов упоминавшейся мною оперативно-следственной группы (в первую очередь это относится к представителям МВД): с обвинениями в шпионаже и в других преступлениях, с погонями и покушениями, с подбрасыванием наркотиков и уничтожением личного имущества, с блокированием госграницы, с похищениями и незаконным лишением свободы, с противозаконным заведением уголовных дел и многое-многое другое, что в комплексе потянет на 10-15 статей Уголовного кодекса Украины для организаторов и исполнителей данного действа;
– их обвиняли и во взяточничестве, причем, по версии проходимцев, “покупал их один из моих родственников”, кстати, крестьянин по профессии, которого эти же проходимцы вместе с руководством Нацбанка Украины целенаправленно ограбили до последней копейки, доведя до полного разорения и нищеты (со мной они пытались и до сих пор продолжают попытки сделать тоже самое). А может это я “покупал” членов ОСГ на свое пособие по безработице, которое называется пенсией? Как вам такая версия, а?
– чтобы лишить меня и членов оперативно-следственной группы возможности для эффективной совместной защиты своих прав, проходимцы создали такие условия, которые помешали нам вступить в контакт друг с другом;
– с целью оттянуть время, уничтожить улики преступной деятельности и уйти от неминуемого уголовного наказания – поиск любых причин, которые не позволили бы мне вернуться в СБУ, устроиться на работу в другие правоохранительные органы и госструктуры, поиск любых средств, чтобы воспрепятствовать этому, организация многочисленных необоснованных отказов на мои заявления, а также поиск любых, в т.ч. незаконных оправданий своей противоправной деятельности, причем не без участия кадрового аппарата и некоторых должностных лиц из следственного и оперативных управлений СБУ. «Він віроломство заручив з ганьбою, Він зробить все, щоби скорився ти» (Василь Симоненко).

2. Вторая причина тоже банальна – непосредственное участие представителей УРЛС СБУ в моей многолетней травле. Именно кадровое управление, выполняя заведомо преступные приказы, официально направляло меня на медкомиссии с целью последующего увольнения со службы. Именно кадровое управление оформляло на меня сфальсифицированные заключения, подготовленные проходимцами из Департамента контрразведки СБУ, придавая им тем самым юридическую, а точнее, псевдоправовую форму. Именно таким сфальсифицированным было аттестационное заключение начала 2000 г., содержащаяся в котором ложь годами старательно переписывается кадровиками из документа в документ, в т.ч. и в документы о моем увольнении.
Именно кадровое управление непосредственно причастно к распространению в письменной и устной форме недостоверной информации, порочащей мою честь, достоинство и деловую репутацию. В результате чего проходимцы добились своего – мне до сих пор отказывают в трудоустройстве.
Именно кадровое управление причастно к подготовке всех так называемых ответов СБУ, а точнее необоснованных отказов на все мои заявления и масштабному распространению дезинформации. Причастно оно и к блокированию процесса восстановления моих основных прав, к уничтожению которых УРЛС имеет самое непосредственное отношение. «Всей своей враждебной сутью Подрывают и вредят –
Кормят-поят нас бермудью Про таинственный квадрат». (В.Высоцкий)
Когда я в прошлые годы, имея ввиду их участие в моей травле, задавал кадровикам вопрос, зачем они это делают, то получал очень лаконичный ответ: “Мы делаем только то, что нам приказывают”. А как же иначе: «За плату ви закохані в ідею І зморшки морщите на ситому чолі… Кому ж ви служите, приручені Антеї, Відірвані від матері-землі?» (Василь Симоненко).
А как же совесть, офицерская честь, человеческое достоинство и, в конце концов, необходимость соблюдения законности? Наверное, эти общечеловеческие понятия и правовые требования им неизвестны и для них неприемлемы, а мораль, если и имеется, то, скорее всего, находится в зачаточном состоянии? Да и не платят за это.
Только представить себе – целое управление из сотен марионеток в офицерских прогонах, которые только и могут, что оправдывать свои противозаконные действия необходимостью выполнения заведомо преступных приказов! Причем, абсолютно не важно, действуют они вполне осознанно либо их используют втемную. «Крізь холодну стриманість мундира Рвалася покора із грудей. Не людина ти, а лялька сіра, — Бризкало у декого з очей» (Василь Симоненко).
Хотя, честно говоря, напоминать нашим чиновникам и разнокалиберным бюрократом о совести, чести и морали – это то же самое, что «ходить против ветра». С одной стороны, бессмысленно, а с другой, можно «испачкаться», нажив себе смертельных врагов. Но, я все же подчеркну – вся их деятельность крайне аморальна и очень сильно попахивает классическим макиавеллизмом, наложенным на нашу отечественную почву и национальную действительность с отчетливым душком из подвалов гестапо. «Звиняйте за грубе слово – Я з вами свиней не пас!» (Василь Симоненко).
Если перефразировать слова популярной когда-то песенки и лозунга-утверждения советского периода, то принципы кадровой работы СБУ за годы независимости Украины укладываются в две строки:
Дилетантам в СБУ карьерная дорога.
Проходимцам в Службе уваженье и почет.
Главное – это строго придерживаться «протокола», определяющего чиновничье существование. А именно: всегда держать нос по ветру, вовремя прогибаться, своевременно лизнуть задницу «нужному» чиновнику или другому «ответственному» лицу, либо «присосаться» к «денежному мешку» или к политической «матке». «Я побачив. Що в тебе згинаються ноги, І від подиву ледве не вмер. Дерев’яний мій ідоле, це ж задля кого Ти дугою зробився тепер?» (Василь Симоненко).
Нынешняя политика Службы безопасности в купе с отсутствием качественного и действенного контроля общества и государства за ее «внутренней» политикой и «внешней» деятельностью логично привело к обострению криминогенной ситуации не только в Украине в целом, но и в самой спецслужбе в частности. Именно здесь сокрыты глубинные причины того, что довольно часто лица с явно криминальным мышлением и с далеко не благородными намерениями продвигаются на руководящие должности, а часть внешне вроде бы «благонадежных» руководителей становятся на преступный путь.
Наглядное подтверждение изложенному в последнее время мы часто находим в печатных средствах массовой информации и в телешоу на телевидении, когда навязчиво пропагандируются очередные «грандиозные достижения» спецслужбы.
Еще более точно свидетельствуют об этом регулярные сообщения о заведении очередных уголовных дел против высокопоставленных должностных лиц СБУ. И чем дальше, тем больше – криминальные дела появляются как грибы после дождя.
С каждым годом все чаще мы видим: что ни зампред СБУ, что ни начальник департамента или управления, то новое уголовное дело! А сколько их еще будет впереди! «Ні, таки що не кажіть, а видно людей з державним досвідом…» (Остап Вишня).

3. В ходе проведения незаконной аттестации 2000 г. меня обвинили:
– в развале вверенного мне подразделения;
– в развале контрразведывательной работы моего подразделения;
– в нерезультативности моей лично работы;
– в отсутствии конкретных результатов работы моего подразделения на вверенном участке контрразведывательной деятельности;
– в нарушениях воинской дисциплины и многом другом.
Все это была грязная ложь от начала и до конца, которая легко и без натуги опровергается даже простыми отчетами о проделанной работе. Но, она стала основой последующего Приказа по СБУ. Все остальное также притянуто за уши, шито белыми нитками.
Ведущим идеологом и основным автором использованной при аттестации дезинформации был уже не раз упоминавшийся полковник _____________. Одним из “заказчиков” и “генеральным продюсером” был начальник ДКР СБУ генерал _____________.
Парадоксально, хотя может и нет, но именно эта же ложь легла в основу и Приказа СБУ о моем увольнении. В первую очередь это касается таких формулировок, как “уволен за существенные недостатки в работе” и “уволен за грубые нарушения” и т.д.
При выдвижении обвинений на незаконной переаттестации 2000 г. я не присутствовал, мне этого не позволили. Я даже не знал, о чем там говорилось, какая точно информация-дезинформация там озвучивалась. Проходимцы специально не допустили моего участия в данном театральном действии, чтобы я не имел возможности защититься, т.к. авторы фальшивок изначально понимали, что используемую ими ложь можно легко опровергнуть. Только в самом начале этого полукриминального действа меня завели на несколько секунд в кабинет, где заседали члены комиссии, чтобы представить меня им воочию. Второй же раз меня запустили туда уже в конце аттестации и довели конечный результат. Надо отдать должное порядочным членам комиссии, которые не допустили моего увольнения.
Одним из таких лиц был генерал-майор __________________. Именно его недоверие к излагавшимся тогда сведениям (дезинформации), именно его утверждения о том, что он знает меня совершенно с другой стороны и совсем в другом исключительно положительном качестве и не позволили проходимцам реализовать свои грязные намерения по моему незаконному увольнению, прикрываясь внешне вполне законными решениями аттестационной комиссии.
______________ его «соратники» по криминальному бизнесу не простили ________ его честный поступок – через некоторое время они и его «выдавили» из спецслужбы, заставив уйти в отставку.
Моя же главная недоработка в том, что я не смог вывести проходимцев на чистую воду. Да, это было и невозможно в тех условиях, т.к. именно они и занимали все ключевые посты. Именно в их руках были сосредоточены все рычаги управления оперативным процессом. Как раз они и были теми руководителями, которые по-должности отвечали за внутреннюю безопасность и чистоту рядов во вверенных им структурных подразделениях СБУ. На коротком поводке у них была и «полевая жандармерия» (УВБ СБУ) и все это — при полной поддержке и покровительстве высшего руководства Службы.
Управление внутренней безопасности, вместо того, чтобы разоблачать настоящих предателей, по инициативе мерзавца в генеральских погонах __________ других проходимцев из спецслужбы неоднократно бросала все оперативные ресурсы на организацию моей разработки, тем самым принимая самое непосредственное и очень активное участие в моей травле.
Еще в 1998 г. я пытался обсудить назревающие проблемы и имеющиеся подозрения с высшим руководством СБУ. Однако, этого не получилось.
Подать официальный рапорт означало — подписать себе смертный приговор! Без права на обжалование и отсрочку исполнения. Поэтому, я попытался попасть на личный прием к заместителю Председателя СБУ ___________________, который курировал контрразведку. Мои безуспешные попытки продолжались около года. На все мои звонки следовал один и тот же ответ: «Я тебе сам перезвоню», «Я тебя вызову». Аналогичные ответы я получал и от его помощника. И все… Я понял, что все мои попытки встретиться с руководством в конфиденциальной обстановке и обсудить все проблемы с глазу на глаз бессмысленны!
Когда же в 2002 г. травля стала совсем невыносимой, я все же рискнул еще раз обратиться к _____________ и уже рапортом, в котором просил об организации личного приема. В целях личной безопасности в рапорте в качестве причины встречи я ограничился лишь ссылкой на необходимость обсудить вопрос о переводе в другое подразделение. Все остальное предполагалось обговорить с глазу на глаз. Опять не сталося. Он меня так и не принял…

4. Служба в кадрах и «опасна» и «трудна». Но, для опера она очень вредна.
Если надо, кадры грязью обольют. По заказу «уголовку» вам «пришьют».
По версиям проходимцев, так успешно взятым на вооружение УРЛС СБУ, то я алкоголик и наркоман, то инвалид и психбольной, то я бандит и шпион, то диверсант и террорист, то наркоторговец и т.д.
То я уволен по состоянию здоровья, то – за грубые нарушения, то – за существенные недостатки в работе и т.д.
То для моего восстановлении на службе, по мнению УРЛС СБУ, “нет оснований”, то в их лексиконе внезапно появляется формулировка о том, что мое восстановление, оказывается, даже “нецелесообразно”.
При этом, абсолютно замалчиваются и тщательно скрываются следующие материалы, в которых задокументирована информация, полностью опровергающая широко распространяемую ложь и дезинформацию:
– отчеты о результатах работы, которые свидетельствуют о моих личных успехах и реальных достижениях моего подразделения, которыми отчитывались и выше стоящие структуры и другие подразделения Службы;
– характеристики и заключения аттестационных комиссий, сделанные до 1999г. включительно;
– результаты работы комиссии СБУ 2004 г.;
– характеристика, подготовленная на меня по результатам работы данной комиссии, которая была направлена в МВД Украины в первой половине 2004 г.;
– приговор Верховного Суда Украины 2004 г.;
– правдиво характеризующие Коробкова А.Г. сведения и материалы (подробнее смотрите в разделе «XII. Реальные характеризующие данные на Коробкова А.Г., тщательно скрываемые в Службе безопасности Украины»);
– и многое-многое другое.

5. При «добросовестной» поддержке кадрового управления, успешно чередуя фальшивки шпионского и криминального характера, проходимцы обеспечили себе возможность незаконно держать меня под постоянным агентурно-оперативным и оперативно-техническим контролем, длительное время получать обо мне максимум интересующей их информации. Они растянули данный процесс на долгие годы, заводя на меня в разных подразделениях СБУ оперативно-розыскные дела, проводя меня по разным контрразведывательным делам и направляя в УРЛС СБУ фальшивки. Получаемая же оперативная информация использовалась исключительно для подготовки и проведения в жизнь новых этапов моей травли и преследований, совершения новых преступлений против меня же!
Представители же кадрового аппарата Службы все эти годы из документа в документ переносят створенную руками проходимцев дезинформацию, не отягощая себя ее перепроверкой. Не умея работать с информацией, они не могут отделить лживую шелуху от правды. Мало того, они и не хотят этого делать! Ведь в таком случае им придется признаться в своей поразительной некомпетентности и полном идиотизме! А за деревьями выстроенной ими же масштабной лжи, настоящего леса истины и не видно. Зато очень удобно совершать подленькие преступления, связанные с фальсификациями. А именно: фабрикация материалов личного дела офицера СБУ Коробкова А.Г., его личного дела офицера запаса и пенсионного дела. Участие в фабрикации документов квартирного дела. «В тебе честі нема, тож немає і стиду. Процвітай і живи, дерев’яний гібриде! Будеш, ідоле мій, ти міцний і здоровий, Доки буде живить тебе дощ паперовий» (Василь Симоненко).
Добровольные помощники, профессиональные подхалимы и преданные лизоблюды кучки высокопоставленных проходимцев, а также недалекие карьеристы из УРЛС, многократно тиражируя подкинутую им дезинформацию и подготовленную ими самостоятельно ложь, неосознанно либо вполне сознательно используют в своей «опасной» работе такой действенный прием оболванивания масс, который около столетия назад сформулировал всемирно известный классик-марксист и вождь мирового пролетариата В.И.Ленин (Ульянов). Он говорил: «Ложь, сказанная тысячу раз, становиться правдой». Дополнительные комментарии не нужны.

6. В своих исходящих документах представители СБУ не только утверждают о моем увольнении по состоянию здоровья и о якобы совершенных мною административных и уголовных правонарушениях, чередуя потоки дезинформации. Они также упорно прячутся за пункты 68 и 69 “Положения о прохождении военной службы по контракту и кадровой службы в СБУ”, утвержденном Указом Президента Украины № 1053 от 07.11.2001 г. и за выводы медкомиссии (об этом ниже), которые, по их мнению, не дают оснований для моего восстановления на службе.
Но, данные нормы в том виде и в том контексте, в котором они преподносятся, ко мне не имеют никакого отношения! Это совсем другие юридические случаи.
Я никогда не работал в СБУ по контракту! Я не был уволен из СБУ в связи с обвинительным заключением суда! А как раз именно это и заложено в основу правовых норм — пунктов 68 и 69 указанного “Положения”. Если следовать логике кадровиков и их консультантов из Юридической службы СБУ, то для моего восстановления на военной службе надо не очень много – вначале сесть в тюрьму, а потом выйти на волю. Нет уж, увольте! Предлагаю поменяться местами с теми, кто стоит на смерть с данным «Положением» в зубах.
Хотя проходимцы в генеральских погонах очень на это надеялись (на незаконный арест и незаконное осуждение) и именно этого и добивались. Подготовив очередной пакет сфабрикованных материалов о моей якобы преступной деятельности, они обращались за помощью даже в Генеральную прокуратуру Украины. Цель – получение санкции на мой арест и заведение уголовного дела. Но, Генеральный прокурор не поверил фальшивкам. А потом жалел только об одном, что не арестовал просителей прямо в своем собственном кабинете. На их совести оказались не только сотни миллионов похищенных долларов, но и несколько загубленных жизней. И все это они планировали списать на меня.
По моим данным, указанным Генеральным прокурором, отказавшим «оборотням» в моем незаконном аресте, был _________________ (который, к слову, давал официальные показания по «моему» уголовному делу), а вот санкцию на арест самих начальствующих проходимцев давал уже его преемник – __________________.
Надо отметить, что мой арест позволил бы проходимцам наконец-то реализовать и свои намерения по моему убийству, причем “в тепличных условиях”, т.е. в камере предварительного содержания. Убийство планировалось замаскировать под естественную смерть, несчастный случай, самоубийство и т.п. На худой конец проходимцам сгодилось бы и заключение о смерти при невыясненных обстоятельствах…
Имея на руках огромные суммы «грязных» денег, располагая компроматом на сотрудников изолятора временного содержания, преступными связями в криминальной среде и коррумпированными контактами в МВД, они без особого труда смогли бы организовать и реализовать указанные преступные намерения, окажись я на свою беду в камере. И примеров тому множество…
Плохо то, что я тогда еще не знал о «героических» рейдах моих «доброжелателей» в Генпрокуратуру и их настойчивых попытках упрятать меня в камеру СИЗО. В противном случае вся эта грязная история развивалась бы совсем в другом направлении, в более ускоренном темпе и более экстремально для самих «экстремалов» из криминально-руководящей прослойки спецслужбы.

7. Должностным лицам СБУ неплохо было бы знать, что в правовом и демократическом государстве можно все, что не запрещено законом, не противоречит морали и общечеловеческим ценностям. Данное положение закреплено в статье 22 Конституции Украины. Там говориться: «Права и свободы человека и гражданина, закрепленные в данной Конституции, не являются исчерпывающими»!
Кроме того, никто не может ограничивать либо лишать меня права на восстановление справедливости и на восстановление на военной службе, ссылаясь на подзаконный нормативный акт, так как это противоречит Конституции Украины, в которой однозначно закреплено: «… Права и свободы человека неотъемлемы и нерушимы» (ст. 21), «Конституционные права и свободы человека и гражданина не могут быть ограничены…» (ст. 64).
Поэтому, лишать меня права на восстановление в СБУ, ссылаясь на пункты 68 и 69 “Положения о прохождении военной службы по контракту и кадровой службы в СБУ”, которые не имеют ко мне прямого отношения, не только аморально, но и незаконно. По логике кадровиков, они восстановили бы меня на службе, если бы я вначале сел в тюрьму, а потом, реабилитировавшись, вышел! Увольте, господа хорошие. У меня не было, нет и никогда не появиться такого желания! Предлагаю вам самим попробовать и оценить такое сомнительное удовольствие на своей собственной шкуре.
Меня обязаны восстановить на службе! Только таким образом можно решить главный вопрос – восстановление моих конституционных прав, свобод и законных интересов, которые были цинично и безнаказанно растоптаны коррумпированными должностными лицами СБУ! Надо только признать свои ошибки и предпринять меры по их исправлению.
Именно это и собиралось сделать руководство Службы безопасности во второй половине 2004 г. Оно намеревалось восстановить меня на службе и направить на имя Президента Украины два представления, одно – на присвоение мне звания генерала, а второе – о награждении меня высшей государственной наградой. При этом подчеркивалось, что генеральское звание и орден я должен был получить еще в 1998 г., да и последующие годы не должны были обойтись без наград и досрочных званий. Причем, исключительно за конкретные результаты роботы. (* Сноска: Показательно, что наиболее значительными результатами моей работы именно в 1998 г. были: получение от гражданина Украины, который был завербован за границей одной из разведывательных служб, явки с повинной; была также заложена оперативная и правовая база будущего разоблачения теперь уже всем известного агента немецких спецслужб, полковника украинской армии Бублика, осужденного впоследствии на 7 лет лишения свободы (Ивано-Франковская обл.); в Сумской области был разоблачен еще один агент иностранной разведки “В____”, к разработке которого я имел самое непосредственное отношение. По этим и большинству других ОРД на разоблаченных шпионов я, если и не сам вел дело, то все равно от начала и до конца принимал участие в их разработке, лично отрабатывал все планы оперативно-розыскных мероприятий, координировал оперативно-розыскную работу, оказывал региональным подразделениям практическую и методическую помощь. Причем, не попади своевременно мне в руки первичные материалы на Бублика, дело на немецкого шпиона вообще не состоялось бы! Как и некоторые другие.
Имелись и другие успешные результаты контрразведывательной деятельности. Мне удавалось, например, локализовывать и парализовать работу разведподразделений иностранных спецслужб, действовавших против Украины с территории третьих стран, т.е. за пределами реальной досягаемости нашей контрразведки и т.д. «Хіба ж для історії мало Оцих видатних заслуг?!» (Василь Симоненко).)
Не успели. Реализации данных намерений помешали известные политические события. А в последующем решение этого вопроса окончательно заблокировала та кучка проходимцев, о которой уже упоминалось выше. Спасая свою шкуру от административного и уголовно-процессуального возмездия за совершенные во время моей травли должностные правонарушения и уголовные преступления, они сделали все возможное, чтобы мое возвращение в Службу никогда не состоялось.
В том же 2004 г. и в последующие годы меня приглашали на службу в МВД и должны были принять туда на работу, опять же на генеральскую должность. Но, «великие и героические борцы за безопасность государства» из СБУ сорвали и эти назначения, приложившись к решению данного вопроса своими грязными лапами.
Нынешние ответственные должностные лица СБУ не желают признавать своих ошибок и исправлять их. Они наступают на те же грабли, что и их предшественники, которые в настоящее время отбывают уголовное наказание в местах заключения. Они также не желали этого делать.
Вместо исправления своих же ошибок, недоработок и упущений УРЛС СБУ теперь все время будет утверждать, что восстановление меня на службе является исключительно нецелесообразным! А как же! Иное развитие ситуации очень опасно для них…
Если следовать логике кадровиков, то в следующих документах должна появиться формулировка, базирующаяся на «официально-фальшивой» позиции УРЛС СБУ, в соответствии с которой «Коробкову А.Г. место не на службе в СБУ, а за колючей проволокой». Хотя, и это мы уже проходили. Но, вряд ли данный факт послужит препятствием для его возрождения в новых условиях и в обновленной форме, для очередной порции лжи и нового витка травли! Специалистам по брехне и не такое под силу!
Успешно манипулируя общественным сознанием с использованием лжи, фальшивок и дезинформации, кадровики, их соратники из числа хозяйственников и финансистов, да и некоторые представители оперативного аппарата достаточно набрались опыта и для манипулирования нормами права и закона. Здесь также все ставится с ног на голову.
Вольное, безапелляционное, если не сказать беспардонное обращение с нормами действующего законодательства иначе, как крючкотворством дипломированных неучей и не назовешь. Ну, разве что, еще правовым невежеством полуобразованных юристов и поразительно наглым правовым нигилизмом их отцов-начальников.
О таком позорном явлении красиво высказался еще в начале XVI века немецкий юрист и гуманист Ульрих фон Гуттен: «Что за мудрость, которая вся основана на том, чтобы при помощи хитросплетений вкладывать в законы смысл, противный мысли законодателя».
Интересно, какую песню запели бы все эти прохвосты, если бы по отношению к ним самим был применен принцип талиона («Законы XII таблиц». Древний Рим. Табл. VIII, 2), который гласит: «Пусть и ему самому будет причинено то же самое».

8. В целях недопущения моего трудоустройства в правоохранительные органы, в другие государственные и негосударственные структуры проходимцы из СБУ, в первую очередь из УРЛС Службы, используют также следующий прием.
По состоянию на сегодняшний день мое личное дело офицера СБУ специально задерживается в кадровом управлении центрального аппарата Службы безопасности. Хотя, вот уже практически семь лет оно должно находиться в мобилизационном отделу ГУ СБУ по г.Киеву и Киевской обл. В связи с этим я до сих пор не могу оформить мобилизационные документы, заполнить трудовую книжку и получить удостоверение офицера запаса. А эти документы необходимы для трудоустройства – трудовую книжку и сегодня требуют не только в государственных учреждениях, но и в коммерческих структурах.
Специально отметим, что в соответствии с частью 1 статьи 47 и статьей 48 Кодекса законов о труде уже оформленную трудовую книжку мне должны были выдать на руки в день увольнения с работы! Но, именно этого-то сделано и не было!
О том, что указанная акция готовилась заблаговременно, свидетельствуют следующие факты.
Первый. Когда меня увольняли из Службы безопасности и подписывались последние документы, я обращался с просьбой к соответствующему кадровику НА СБУ оформить должным образом мою трудовую книжку, но получил формальный отказ. Мне пояснили, что кадры академии это сделать не могут по той простой причине, что мое личное дело офицера, мол, находится в УРЛС СБУ. Подчеркнули, что я смогу оформить и получить все необходимые мне документы уже непосредственно в киевском региональном управлении.
Второй. Примерно в начале мая 2004 г. я действительно получил в пенсионном отделе указанного регионального управления пенсионное удостоверение и не больше. Остальной документацией должен был заниматься уже мобилизационный отдел. Там у меня взяли фотографии и «обрадовали», что смогут оформить трудовую книжку и выдать на руки удостоверение офицера запаса и мобилизационную карточку опять же только после того, как получат мое личное дело из УРЛС СБУ. Порекомендовали звонить или заходить «в гости». Некоторое время я следовал данному совету, а потом прекратил в связи с явной его бессмысленностью. Кроме того, это было пустой тратой времени, а также нежелательной психо-эмоциональной нагрузкой на нервную систему и сердечную мышцу.
Да и после того, как я начал более или менее активный процесс восстановления своих прав, посещение силовых структур было чревато прогнозируемыми опасными последствиями и непредсказуемыми грязными провокациями.
Третий. Тогда я решил оформить трудовую книжку при содействии кадрового аппарата уже по новому месту работы. По официальным каналам. Выше уже отмечалось, что в 2006 г. планировалось трудоустройство в МВД или иное силовое ведомство по усмотрению Секретариата Президента Украины. Но, и этим планам не суждено было сбыться – «доброжелатели» из СБУ сделали все, чтобы мое трудоустройство не состоялось. Меня в очередной раз, в письменной и устной форме, цинично и основательно, причем, на самом высшем государственном уровне облили грязью.
Понятно, что задержка с оформлением нужных мне документов, незаконное удержание моего личного дела в ЦУ СБУ на Владимирской, многолетняя циничная травля и крайне опасные для жизни, здоровья и свободы непрекращающиеся преследования, все это – многочисленные звенья одной очень длинной цепи преступных деяний. В такой криминально насыщенной обстановке и после нескольких лет постоянных издевательств вновь (т.е. сегодня) активизировать процесс оформления трудовой книжки стало просто бессмысленным. А без официального документирования данного правонарушения (желательно уголовно-процессуального) — даже нецелесообразным. В противном случае мои «доброжелатели» из кадрового аппарата спецслужбы обязательно обвинят меня же в том, что я, якобы, оговариваю «белых и пушистых» кадровиков и их «сподвижников» из оперативных подразделений из числа «высокоморальных, чистых душой и помыслами, очень порядочных оборотней» и других «законопослушных» проходимцев в мундирах от СБУ.
В ответ же на мои заявления, в которых достаточно подробно излагались правонарушения рядовых сотрудников и должностных лиц СБУ, а также содержались просьбы ликвидировать имеющиеся нарушения, восстановить справедливость и мои права, Служба безопасности упрямо отвечает необоснованными отказами и пустопорожними отписками. Суть их заключается в уже ставшем сакраментальном утверждении, что конституционные права, свободы и законные интересы Коробкова А.Г. представителями СБУ якобы не нарушались. Поэтому, мол, и восстанавливать они ничего не собираются.
В ответ на мои обращения и заявления Президенту Украины, в Верховную Раду Украины и в Генеральную прокуратуру Украины 2010 года из СБУ, ГПУ и прокуратуры г.Киева мне пришли очередные пустопорожние отписки, а точнее необоснованные отказы, в которых зафиксированы следующие моменты:
а) Мои заявления даже не прочитывались до конца.
б) Заявления и обращения не рассматривались по существу.
в) Полноценная и комплексная проверка по изложенным в них фактам противоправной, в т.ч. криминальной деятельности не проводилась! Внутренние документы из СБУ не запрашивались, не анализировались, т.е. в руках проверяющих не побывало ни одного документального доказательства вины представителей спецслужбы. А мои документы, имеющие доказательный характер и приобщенные к заявлению в Верховный Суд Украины, проверяющие не стали рассматривать и анализировать вообще. Мои доводы и факты многочисленных преступлений, подробно изложенные в заявлениях и обращениях, во внимание не принимались.
г) Выводы надзорных органов строились на «официальных» фальшивках из СБУ, где правды днем с огнем не сыщешь, и на бюрократических формальных отписках из других госструктур. А в их же документах чиновники скрупулезно расписывают лишь действующее законодательство, на основании которого, якобы, я увольнялся, мне начислялась и пересчитывалась пенсия и т.д. и т.п. То есть, фактически переписываются нормы действующего законодательства о том, как должен происходить тот или иной процесс. Во всех остальных вопросах они опять же ориентируются исключительно на фальшивки из спецслужбы.
д) И ГПУ, и прокуратура г.Киева, и СБУ в похожей завуалированной форме хотят доказать, что это я сам, мол, виноват во всем, потому что не устроился на работу. Они заявляют, ссылаясь на подзаконный акт, явно противоречащий закону (Инструкцию о порядке ведения трудовых книжек работников, утвержденной совместным приказом Министерства труда, Минюста и Министерства соцзащиты населения Украины от 29.07.1993 г. № 58), в соответствии с которым, якобы, «записи о периоде военной службы делаются не войсковыми формированиями и правоохранительными органами, а вносятся в трудовые книжки по месту работы (в случае трудоустройства после окончания службы) перед занесением сведений о работе на данном предприятии». Подчеркивают, что все записи делаются из военного билета (!?).
При этом старательно избегают уточнять, что:
– такое удостоверение личности, как военный билет, предназначено исключительно для военнослужащих срочной (контрактной) службы нижнего звена, подавляющее большинство из которых никогда не работало и не имеют трудовой книжки;
– мой военный билет окончательно и бесповоротно утратил свою силу еще при «царе Горохе» после зачисления на работу в органы безопасности и навечно приобщен к личному делу офицера СБУ;
– в соответствии же со статьей 19 Закона Украины «О Службе безопасности Украины» к кадровому составу СБУ относятся: «…сотрудники-военнослужащие, работники, которые подписали трудовой договор…, а также военнослужащие срочной службы». Ваш покорный слуга, как кадровый офицер, как раз и относится к категории сотрудников-военнослужащих, которые при увольнении в запас или отставку обеспечиваются удостоверением офицера запаса, который я так и не получил;
– даже, если предположить, что я мог что-нибудь предъявить кадровикам в процессе нового трудоустройства, то это должен был быть совсем не военный билет, а удостоверение офицера запаса. А вот в его-то своевременном получении, также как и в оформлении трудовой книжки, мне как раз и было отказано;
– данный юридический случай регулируется статьями 47 (часть 1) и 48 «Кодекса законов Украины о труде», в соответствии с которыми оформление трудовых книжек осуществляется заблаговременно и выдаваться на руки увольняемому гражданину они должны в последний трудовой день;
– параллельно изложенному осуществлялось остервенелое противодействие моему трудоустройству, в т.ч. путем распространения обо мне недостоверной информации. В устной и письменной форме, т.е в официальных документах, где не последнее место занимали сфабрикованные сведения криминального характера.
е) Факты правонарушений замалчиваются, на них абсолютно не обращают внимание проверяющие, поэтому до сих пор справедливость не восстановлена, правонарушители к адекватной ответственности не привлечены, условия и последствия их совершения не ликвидированы.
ж) Любые ссылки на то, что, мол, ни Минсоцполитики, ни Пенсионный фонд, ни прокуратура г.Киева, ни Генпрокуратура Украины в ходе якобы проводившихся проверок не обнаружили фактов незаконности моего увольнения не имеют под собой каких-либо оснований! Ни мое сфальсифицированное личное дело офицера, ни мое сфабрикованное пенсионное дело, ни один другой документ СБУ, связанный с подготовкой моего увольнения не рассматривался проверяющими! Поэтому, их выводы неправдивы, ошибочны и нелегитимны!
Итак, многолетняя задержка с пересылкой личного дела – это целенаправленная и противозаконная акция, направленная на организацию всестороннего контроля за мной и на воспрепятствование любыми средствами моему трудоустройству.
Тактическими же целями данных незаконных действий является доведение меня до полного разорения и нищеты, до безысходности и отчаяния, что, в свою очередь, по замыслу моих «черных ангелов» из спецслужбы должно было толкнуть меня на необдуманные поступки и неадекватные действия.
Стратегическая цель была и остается одной – стереть меня с лица земли окончательно и бесповоротно!
Повторюсь, дошло до того, что в 2004 г. на запрос одного из структурных подразделений Министерства обороны Украины предоставить на Коробкова А.Г. характеризующие данные, УРЛС СБУ ответило, что я не значусь в списках личного состава Службы безопасности! (* Сноска: Документ, в конце концов, поступил в Управление военной контрразведки Минобороны. На тот момент УВКР было выведено из состава СБУ и структурно входило в военное ведомство.) Ни среди действующих сотрудников спецслужбы, ни среди пенсионеров. Такая беспардонная ложь даже в особых комментариях не нуждается. Меня так спешили «вычеркнуть» из списка живых, что заочно даже «похоронили»! Но! «Я воскрес, щоб із вами жити Під шаленством весняних злив» (Василь Симоненко).
Хотя, и я в этом уверен, на соответствующий запрос проверяющих структур УРЛС СБУ как всегда сошлется на какую-нибудь техническую ошибку или еще что-либо подобное, либо просто проигнорирует необходимость ответа на конкретный вопрос. Да и соврать нашим кадровикам, что плюнуть! За ними не заржавеет. Это единственное, что хорошо получается у сотрудников аппарата УРЛС СБУ. Уж кого-кого, а профессиональных крючкотворов там хватает. Я бы сказал, что их там даже с избытком.
Учитывая постоянные заявления кадрового аппарата о том, что мои права в СБУ не нарушались, я не исключаю, что в ходе следствия обнаружатся фальшивые документы и сфальсифицированные учетные записи. Как то: сфабрикованная трудовая книжка и записи с якобы моими подписями о том, что все указанные выше документы были мне выданы, причем своевременно…
Данные незаконные деяния должностных лиц СБУ, в первую очередь из УРЛС, а также их правонарушения, описанные в других заявлениях, доказывают, что они целенаправленно и цинично попирают мои права, прежде всего, право на труд, закрепленное в статье 43 Конституции Украины.
Распространяя указанную документально оформленную дезинформацию через Минобороны, кадры СБУ в очередной раз способствовали созданию и закреплению в умах третьих лиц и целых структур, среди прочего, такого моего «позитивного» имиджа, как самозванца, мошенника и афериста. После подобных кадровых пассажей даже у людей, хорошо меня знающих, могли и должны были появиться соответствующие сомнения, установки и подозрения. Не говоря уже о совсем посторонних лицах.

9. Начиная с 1999 г. и по состоянию на 2011 г. УРЛС СБУ использовало и продолжает по старой въедливой привычке использовать дезинформацию, а также запрещенные методы закулисных интриг и подковерной борьбы с неугодными, в т.ч. со мной лично, для оправдания своих противоправных деяний.
К ним относятся:
– придание сфальсифицированным материалам, липовым характеристикам, ложным выводам заангажированных аттестационных комиссий и т.д. характер псевдозаконных документов, например, приказов СБУ;
– распространение в устной и письменной форме недостоверной информации, порочащей мою честь, достоинство и профессиональную репутацию;
– инициирование и организация сомнительных с позиций права медицинских обследований сотрудников СБУ, которые неугодны руководителям-проходимцам из СБУ, с целью их последующего незаконного увольнения под «законным» флагом сфальсифицированных медицинских заключений ВМУ СБУ;
– противодействие любыми средствами трудоустройству бывших сотрудников СБУ в цивильных организациях, которые «перешли дорогу» коррумпированным должностным лицам;
– организация остервенелого противодействия восстановлению на работе в спецслужбе незаконно уволенных сотрудников, которые, по мнению коррумпированных руководителей СБУ, представляют для них потенциальную угрозу либо реальную опасность;
– воспрепятствование карьерного роста в спецслужбе честных и порядочных профессионалов;
– содействие служебному взлету посредственностям, проходимцам и преступникам в погонах;
– путем проведения формальных, а то и фиктивных проверок по заказам заинтересованных лиц и структур, вплоть до криминальных, организация проникновения на работу в спецслужбу их представителей;
– создание этакой касты “неприкосновенных” с позиций закона, в первую очередь в неоперативных подразделениях СБУ;
– создание абсолютной безнаказанности и вседозволенности для кучки «избранных» проходимцев;
– поощрение круговой поруки по типу итальянской омерты;
– создание условий по организации кровавой вендетты в отношении тех сотрудников СБУ, которые невзначай перешли дорогу кому-нибудь из числа высокопоставленных проходимцев или организуют целенаправленное противодействие их незаконной деятельности.
Своими незаконными действиями УРЛС СБУ цинично, регулярно, системно и абсолютно безнаказанно нарушает Конституцию и Законы Украины, внутренние нормативные документы, постоянно совершая деяния, предусмотренные десятками статей Уголовного кодекса Украины.
Одновременно с этим должностные лица Службы безопасности, в первую очередь из УРЛС СБУ, пытаются убедить меня и Президента Украины в том, что «информация о каких либо противоправных деяниях сотрудников Службы безопасности Украины, направленных на нарушение Ваших (т.е. Коробкова А.Г.) прав и свобод, прав и свобод Вашей семьи и Вашего окружения в Центральном управлении СБ Украины отсутствует». Ни много, ни мало !
Такие перлы могут выдавать только самоуверенные до одури и самовлюбленные до безобразия болваны, выпестованные на благодатной ниве вседозволенности и безнаказанности.

10. Глубинные причины моей многолетней травли, кроме всего прочего, кроются в основах и принципах кадровой политики СБУ, сложившихся за годы независимости Украины, которую можно охарактеризовать как устаревшую и примитивную, недальновидную и нерациональную, не отвечающую требованиям современности и явно ущербную. Ущербную как для самой спецслужбы, так и для безопасности державы вцелом!
И все это на фоне таких ставшими хроническими «кадровых» болезней, как крайняя форма непрофессионализма, маниакальной упертости и шизофренического самолюбия (болезненной самовлюбленности).
Если должность Председателя СБУ была и остается в большей или меньшей степени креатурой Президента Украины, то за должности зампредов, начальников департаментов и управлений, а также их заместителей, борются различные финансово-промышленные группы, политические партии, крупные теневые дельцы и структуры, а также организованные криминальные группирования.
В таких условиях профессионализм руководителей и их деятельность на благо народа и государства, на обеспечение безопасности страны не стоят на повестке дня. Перед ними ставятся совсем другие задачи. И если на высокую должность попадал типичный проходимец, то он делал все возможное, чтобы обрасти себе подобными и по-вертикали и по-горизонтали.
Многие высокопоставленные проходимцы, в т.ч. и в УРЛС СБУ, ведут себя как безграмотный фельдфебель, неожиданно и по блату попавший «из грязи да в князи». Как бездарность, которая, широко разрекламировав свои несуществующие таланты и достоинства, однажды проснувшись, вдруг нежданно-негаданно обнаружила у себя на плечах полковничьи или, тем более, генеральские погоны. И чем меньше у них ума и порядочности, практического опыта и профессионализма, знаний и умений, тем больше дешевого пафоса, идиотического апломба и поразительного по размахам пустозвонства.
«Кто самолюбием чрез меру поражен, Тот мил себе и в том, чем он другим смешон; И часто тем ему случается хвалиться, Чего бы должен он стыдиться» (И.А.Крылов).
Такие, дорвавшиеся до власти потенциальные клиенты специальных психоневрологических учреждений закрытого типа, а также «лукьяновок» и «крестов», рады были бы окружить себя себе же подобными продажными хамелеонами, неотесанными болванами с дипломами о высшем образовании и верными холуями.
Принципы, формы и методы их «профессиональной» деятельности хорошо отображены в солдатском фольклоре: * «От забора и до обеда». * «Кругом! Бегом! Шагом марш!» * Я полковник, а вы где?» * «Молчать, я вас спрашиваю!»
В основе кадровой политики таких боссов лежали следующие принципы:
– ликвидация здорового кадрового потенциала;
– лакейская преданность;
– личная зависимость;
– безоговорочная покорность;
– бездумная исполнительность;
– профессиональная некомпетентность;
– поразительное невежество;
– катастрофическая узколобость;
– абсолютная бездарность;
– моральная деградация;
– духовная убогость;
– криминально-ориентированное мышление.
Ради своих корыстных интересов такие руководители и их клоны-подчиненные мать родную продадут, не задумываясь, и растопчут любого, кто даже теоретически может представлять для них маломальскую помеху или потенциальную угрозу.
С начала девяностых годов стала проявляться еще одна характерная черта «новой эры». Я бы ее назвал «коммерциализацией» оперативного мышления, оперативно-розыскного процесса и следственной работы (и это еще мягко сказано). В спецслужбу ее привнесла «золотая молодежь» начала 90-х. Новое поколение, которое в большинстве своем можно однозначно назвать «блатным» поколением эпохи первичного накопления капитала в Украине. Именно в этот период стало трудно решать оперативные вопросы, предварительно «не умаслив» чем-нибудь какого-нибудь очередного сопляка или его падкого на подачки начальничка, от которых зависело решение даже маломальского служебного вопроса. «Мажоры новой формации» в военной форме принесли в СБУ не свойственные для нее, противопоказанные для спецслужб и правоохранительных органов, а значит опасные для общества и государства правила внутренних взаимоотношений и принципы всей жизнедеятельности государственного органа специального назначения. Не стесняясь, такие «Джеймсы Бонды», а точнее «Остапы Бендеры» от спецслужбы в открытую задавали тебе вопрос: «А что я буду с этого иметь?» Вот так-то! Не оперативно-розыскная работа, а самая настоящая «quid pro quo» (услуга за услугу). Сплошные «товарно-денежные отношения», привнесенные в спецслужбы, правоохранительные органы и другие силовые структуры благодаря их широкому распространению и повальному процветанию во всех органах государственной власти и управления. И по вертикали и по горизонтали. Одним словом – тотальная коррупция!

«Хотя при стаде том и множество собак, Да сам пастух дурак; А где пастух дурак, там и собаки дурры» (И.А.Крылов). Сегодняшнему командованию охотхозяйства под названием СБУ (да и других правоохранительных органов и силовых структур) лучше, удобнее и выгоднее иметь при себе десяток-другой трусливых, но бездумно-исполнительных, безропотно-услужливых и безоглядно-преданных зайцев-лизоблюдов, чем одного охотничьего пса-профессионала с норовом.
Ну, а указанные выше категории руководящих и оперативных работников СБУ даже мыслить-то самостоятельно не могут. Многие из них сильно зашорены псевдоидеологическим мусором и ущербными политическими установками, заангажированы устаревшими догмами и разнообразными новомодными политиллюзиями, в т.ч. и с бизнес-коммерческим уклоном. Отсутствует у них и культура мышления. В том числе и профессионального.
Их мыслительный процесс базируется, как правило, исключительно на устоявшихся клише, штампах и шаблонах, кем-то когда-то отработанных «ценных» указаниях и установках, спущенных свыше. Это в лучшем случае. В худшем – они перепоручают выполнение тех или иных задач другим сотрудникам, либо вообще ничего не делают. Ну, а самое значительное «профессиональное» их качество – это умение «марать», «кроить» и «перекраивать» документы своих подчиненных. Ну и, конечно же, карать их по поводу и без. А как же! Ведь они знают только один единственный принцип кадровой работы – «разделяй и властвуй» (divide et impera). Большего им не дано ни Богом, ни природой, да и не требуется…
На основании выше сказанного и с учетом ниже изложенного можно утверждать – одним из основополагающих принципов работы кадрового аппарата, начиная с девяностых годов, стало «культивируемое невежество». О нем еще в древнем Риме писал Фома Аквинский, но вряд ли об этом известно самим кадровикам.
Очень показательно в этом плане одно из базовых требований кадрового аппарата, предъявляемое к оперативному составу. Оно было озвучено в девяностых годах бывшим кадровиком Главного управления контрразведки СБУ (ныне – ДКР СБУ) в ходе проведения ежегодного отчета о проделанной работе в одном из райотделов УСБУ в г.Киеве и Киевской обл. Он, в частности, заявил буквально следующее: «Тем, кто будет высовывать свои головы, будем их рубить. Причем, рубить безжалостно».
В такой нездоровой служебной обстановке оперативный сотрудник думает совсем не о работе и повышении ее результативности, мысли его заняты совсем иным: «Но в такой позиции Я боюся, страх, Чтобы инквизиции Не донес монах!» (Козьма Прутков).
Кажется еще в 1992 г., будучи на совещании с личным составом Управления СБУ в г.Киеве и Киевской обл. зампред Службы национальной безопасности Украины генерал-майор _______________ в ответ на далеко не лестные оценки внутренней политики в Службе (в первую очередь это касалось кадровых вопросов) четко, ясно и однозначно заявил: «Кому не нравится, могут уходить!» Подчеркнул, что это – установка высшего руководства СБУ, т.е. ее председателя ______________, которую он полностью поддерживает и будет неукоснительно проводить в жизнь.
С тех пор большинство руководящих медиократов и их холуев помельче, в отличие от настоящих и порядочных руководителей из числа профессионалов- трудоголиков, на любую критику их деятельности, на любые замечания и несогласие с методами и принципами их работы стали реагировать стандартно: «Не нравится? Увольняйся!» Мало того, такой подход они стали очень широко применять на практике в качестве основного принципа кадровой работы. Ну, а наиболее настырных – увольняли насильно! Не без помощи кадрового аппарата и возможностей медуправления СБУ.
Именно об этом и других позорных явлениях в одном из своих произведений писал Валентин Пикуль: «Надо быть как все; можно работать чуть лучше, но знать грань, иначе – вышвырнут. Прослыть чистюлей и умником значительно опаснее, чем быть заподозренным в мелком взяточничестве. О какой морали тут говорить?»
Показателен в этом плане мой короткий разговор с бывшим начальников Главного управления «К», на тот период руководителем одного из департаментов СБУ генерал-майором ____________________________________, состоявшийся зимой 2002-2003 гг. Во время одной из случайных встреч он задал дежурный вопрос: «Как дела?» На что я ему ответил следующее: «Не понимаю, что происходит в Службе. Чем больше работаю, чем больше даю на-гора результатов, тем больше дерьма выливается на мою голову!» ___________ внимательно посмотрел на меня и странно (если и не ехидно) ухмыляясь, ответил вопросом на вопрос, причем в очень неприятной и неприемлемой для меня форме. «А может не стоит так активно и продуктивно работать? А? Подумай!»
Пусть кадровики и другие бывшие коллеги не обижаются – у меня несколько иные подходы к определению уровня профессионализма. Более жесткие и более прагматические. И они абсолютно не зависят от «высоты полета», пардон, от должностного положения конкретных представителей спецслужбы и умения распевать соловьем на совещаниях, натренировано развешивая лапшу на уши собратьям по оружию и вышестоящему руководству.
Сегодняшние же формы и методы кадровой работы УРЛС СБУ не предполагают наличие в спецслужбе инициативных, самодостаточных, самостоятельно, творчески и нестандартно мыслящих, талантливых, самоотверженных, смелых, способных на поступок и высококвалифицированных профессионалов. А такая категория контрразведчиков, как honest cop («честный мент»), по мнению кадровиков СБУ, вообще противопоказана для украинской спецслужбы!
Такие сотрудники осложняют жизнь бездарным и коррумпированным руководителям. С ними трудно сохранить легкое, спокойное и размеренное, но при этом и безрезультативное в оперативном и процессуальном плане существование, а точнее — прозябание на высоких должностях.
Нужны – аморфно-безинициативные, безвольные и бездумные, не очень разумные и не очень квалифицированные специалисты-исполнители «высоких» указаний. В почете люди с рабской и раболепствующей психологией.
«Вам пояснить рассказ мой я готов: Не так ли многие, хоть стыдно им признаться, С умом людей – боятся, И терпят при себе охотней дураков?» (И.А.Крылов). Налицо — одна из причин нынешнего плачевного состояния Службы безопасности Украины. Ничего не поделаешь – наступила эпоха дилетантов, приспособленцев и проходимцев!
Многие сотрудники, наученные горьким опытом своих коллег, боятся проявлять активность и инициативу – это наказуемо, иногда и уголовно. Запросто могут обвинить в коррупции или даже в шпионаже. А поводом для этого могут послужить абсолютно невинные действия или стечение обстоятельств, т.е. все что угодно. Например, как в «Комедии» Игоря Иртеньева:
«На щеках твоих горит румянец, Но не от хорошей жизни он.
Вот к тебе подходит иностранец. Кто их знает – может и шпион».
Необходимо подчеркнуть имеющуюся многолетнюю и устойчивую тенденцию – наибольшее количество бездарностей концентрируется как раз в самом кадровом аппарате. Причем, здесь не рассматриваются другие положительные человеческие качества. Скорее всего, большинство кадровиков вполне приличные люди, но хороший человек – это еще далеко не профессия.
УРЛС СБУ переродилось в своеобразный кадровый отстойник и выгребную яму для грязной лжи, недостоверных слухов, «официальных» фальшивок и специально изготовленной дезинформации, в послушное и эффективное орудие для руководящих проходимцев, которое успешно использовалось и продолжает использоваться для уничтожения здорового кадрового потенциала оперативных подразделений Службы безопасности Украины.
Сегодняшнее управление кадрами СБУ и его кадровая политика – это фактически архаичная «отрыжка нашего счастливого прошлого», которое в теперешнем его виде никогда не приведет спецслужбу к ожидаемому светлому будущему, потому что оно физически сделать этого не в состоянии, категорически делать этого не хочет, да и правильных ориентиров не знает. А уточнять их у кадровиков нет никакого желания…

В спецслужбе внедрялись и продолжают внедряться такие принципы работы и межличностных взаимоотношений, как неприкрытое ханжество и двойные стандарты, очковтирательство, формализм и примитивизм, а также приспособленчество, чинопочитание, раболепствование и лизоблюдство. И все это – либо с подачи кадрового аппарата, либо по причине его преступной бездеятельности.
Неотъемлемой чертой внутренней жизни Службы стали: повсеместно внедряемые проходимцами закулисные интриги, подковерная борьба и провокации. Последнее явление стало для некоторых подразделений основным методом и в оперативно-розыскной деятельности.
Нельзя не отметить и такое негативное явление, давно укоренившееся в СБУ, в других спецслужбах и правоохранительных органах, как уже упоминавшаяся «коммерциализация» оперативно-розыскного, контрразведывательного и разведывательного процессов, следственной работы и судебной деятельности.
Привычным стало и манипулирование общественным сознанием как в стенах СБУ, так и за его пределами.
Основы выше очерченного были заложены еще в прошлом столетии, когда «руководящая и направляющая» делегировала в органы безопасности, причем обязательно на руководящие должности, представителей партократии в виде своих мелких служащих — инструкторов и других мелких клерков из партийных райкомов и обкомов. Эти «делегаты», очень далекие от оперативно-розыскной работы, но зато хорошо набившие руку на закулисных интригах и в подковерной борьбе, были самым настоящим тормозом на пути совершенствования оперативной работы, создавали нездоровую обстановку в коллективах профессионалов, привнося в них «здоровые» способы сосуществования ядовитых пауков в замкнутом пространстве стеклянной банки. И контролировался этот процесс все тем же кадровым аппаратом, руководителями которых повсеместно становились опять же партийные «делегаты-инструкторы». Эти узколобые «конструкторы светлого будущего», качественно запрограммированные установками кучки выживших из ума престарелых вождей и их проворовавшегося окружения, а в последние годы существования СССР еще и под руководством «великого» псевдореформатора-популиста, и игравшие в органах безопасности первую скрипку, нанесли спецслужбе такой ущерб, который требует отдельного и тщательного исследования.
Сегодняшние кадровики так и не избавились от старого совковского менталитета, психологии конторского служащего, идеологической зашоренности, партократических замашек, обывательских предрассудков и инквизиционных стереотипов. Указанные качества в полной мере присутствуют и сегодня, только в более извращенных формах.
На фоне резкого обострения старых хронических заболеваний начинают развиваться новые. Они достаточно подробно описаны выше. Подчеркнем только, что хуторянский менталитет и аматорский примитивизм, которые превалируют среди методов кадровой работы в СБУ (да и в оперативно-розыскной деятельности также), не принесут пользу отечественной спецслужбе. Явные серости, чьи-то кумовья и криминально-ориентированные особи, так самозабвенно распыляемые кадровым аппаратом в руководящие кресла, никогда не выведут Службу безопасности Украины на качественно новый уровень развития. Да и само УРЛС СБУ в его сегодняшнем виде уже стало тяжелым и опасным балластом на шее многострадальной и захлебывающейся в омуте современной жизни Службы безопасности.
Как уже подчеркивалось, начиная с 90-х годов прошлого века приоритет при назначениях на соответствующие должности отдавался исключительно “своим людям”, послушным дилетантам и явным проходимцам, но никак не самодостаточным и успешным, а значит, по мнению проходимцев, трудноуправляемым и даже опасным для них профессионалам.
“Добровольный” и “не совсем добровольный”, т.е. вынужденный уход из спецслужбы большого количества опытнейших профессионалов привел к ликвидации преемственности поколений, оперативного опыта, знаний и умений, к все более углубляющемуся профессиональному кризису в СБУ, к катастрофическому снижению уровня профессионализма личного состава, как оперативного, так и руководящего, а значит — к падению уровня дееспособности и результативности спецслужбы.
Используя возможности кадрового аппарата и опираясь на потенциал УВБ СБУ, проходимцы из самой спецслужбы и их покровители за ее стенами в 90-х годах 20 века, провели очень успешную акцию по ликвидации здорового, опытного, высокопрофессионального и дееспособного кадрового костяка спецслужбы. Она проходила под знаменем «декагебизации» и обосновывалась якобы необходимостью борьбы с негативным наследием бывшего КГБ, избавления от пережитков прошлого и недостатков органов безопасности бывшего СССР. Если бы это было так… Сколько сотен и даже тысяч профессионалов по надуманным предлогам и голословным обвинениям выбросили на улицу, уволили, сократили, отозвали и т.д.! Это сравнимо лишь с колоссальным уроном, который был в свое время нанесен советским органам безопасности сталинскими репрессиями и потерями в ходе Второй Мировой войны. Кто сегодня сможет оценить реальный ущерб, нанесенный Службе безопасности Украины в результате проведения проходимцами всех мастей и оттенков, криминальных и «теневых» пристрастий при непосредственном участии кадрового аппарата указанной спецоперации?
Некоторые этапы данной явно преступной акции проводились и в завуалированной форме. В любом случае и в любой форме, а цель всегда преследовалась одна – лишить Службу безопасности возможности своевременно и качественно решать стоящие перед ней задачи.
Например, неоднократно под лозунгами (фальшивой) «декагебизации» и необходимости структурной реорганизации проводились сокращения кадров. Но, что поразительно! Под сокращение попадал исключительно оперативный состав, а вот другие службы, в первую очередь это касается хозяйственных и финансовых подразделений, этот процесс всегда обходил стороной.
Кроме того, периодически распространялись целенаправленная информация и специально подготовленные слухи о грядущих (реальных и выдуманных) изменениях в пенсионном обеспечении и денежном содержании, в худшую сторону, конечно. В результате – часть личного состава разбегалась самостоятельно. И неоднократно.
Проводилась эта акция и совсем уж в извращенной форме. То есть, даже тогда, когда под влиянием объективных обстоятельств власти вынуждены были повышать зарплату и пенсию сотрудникам СБУ, все равно не обходилось без порядочной ложки дегтя.
Повышая денежное содержание и пенсионное обеспечение по одним финансовым статьям, срезался уже имеющийся размер по другим составляющим либо вообще ликвидировались отдельные части зарплаты и пенсии. В результате такого государственного мошенничества декларируемое повышение выплат и якобы улучшение финансового обеспечения военнослужащих-правоохранителей полностью нивелировалось. Реально же это было самой настоящей фикцией, которая давала дополнительные «стимулы» для новых массовых увольнений «по собственному желанию».
Очень ощутимым ударом по спецслужбе была и отмена льгот военнослужащим. А ведь они в условиях политического хаоса и экономической нестабильности хоть как-то сдерживали отток профессиональных кадров, являясь хотя и небольшим, но все же материальным стимулом для продолжения военной службы «царю и отечеству».
С какой стороны не глянь – кроме как «финансовой диверсией» против СБУ и всей правоохранительной системы вцелом данные операции и не назовешь.
А неоднократные, повторюсь, сокращения аппарата СБУ? Ведь все они проводились за счет оперативного состава – основы эффективной деятельности спецслужбы. Хозяйственные же и иные неоперативные подразделения не только не сокращались, зачастую даже наоборот – они еще и разрастались. Очередными кадровыми сокращениями в своих целях и очень активно пользовались проходимцы всех видов и разновидностей – они эффективно использовали предоставленные им официальные возможности для сведения личных счетов, устранение опасных и нежелательных для них сотрудников, освобождали рабочие места для «своих» людей и других «доверенных» лиц.
Самым же «ходовым» способом избавиться от неугодных кому-то, несговорчивых, строптивых, неподкупных и просто опасных для кого-то сотрудников во всех силовых структурах (и СБУ тут далеко не исключение) был и остается следующий. Это – любым путем, в т.ч. с помощью провокаций создать такие условия, которые позволяют уволить практически любого человека, предварительно основательно вываляв его в грязи. И сотрудников увольняют за (якобы) имеющиеся нарушения. Причем, в большинстве случаев их, т.е. нарушений, на самом деле не было и в помине быть не могло. Но вот вернуться на службу, он уже никогда не сможет, потому что имеется соответствующее псевдоправовое решение соответствующего коллегиального органа, утвержденного руководством учреждения. Одновременно тщательно прикрываются настоящие, но кому-то очень нужные прохиндеи, негодяи и даже настоящие преступники.
Параллельно изложенному проводилась акция по выводу из-под удара (т.е. от возможного уголовного преследования) наиболее одиозных спецов из политического сыска — 5 Управления КГБ УССР, замешанных в самых грязных спецоперациях прошлого столетия. Большинство руководителей и ответственных работников тайной полиции, если и не уволились на пенсию, то скопом переводились в разведывательные и контрразведывательные подразделения СБУ, причем преимущественно на руководящие должности. И такие «профи» — ведущие бойцы идеологического фронта, мастера политических интриг, преследований и провокаций, специалисты по борьбе с инакомыслящими согражданами, которые толком ни разведывательной, ни контрразведывательной работы не знали, не имели даже представления о специфике деятельности иностранных разведслужб, вместе с «блатными», проходимцами, дипломированными неучами и бездарностями стали медленно, но неуклонно и основательно разрушать спецслужбу изнутри. Одни – целенаправленно, другие – из-за нехватки знаний и опыта, третьи – по причине врожденной дурости. Дошло до того, что свершалось все ЭТО во главе и под непосредственным руководством «штатных» шпионов – агентов иностранных разведок, а по совместительству – высших руководителей СБУ!
Освободившиеся же должности в Управлении по вопросам защиты конституционного строя Украины (правопреемник 5 Управления КГБ УССР) стали занимать их достойные ученики и последователи…
Как манну небесную, как подарок судьбы руководящие проходимцы и другие нечистоплотные чиновники из СБУ использовали различные «перестроечные» мероприятия девяностых, да и двухтысячных годов, когда за штат выводились целые подразделения спецслужбы. Для них наступало самое настоящее раздолье для безболезненного сведения счетов, мести и избавления от своих личных «врагов», от лиц, представляющих для них реальную или потенциальную опасность, и от иных «неблагонадежных» коллег и подчиненных. При утверждении нового штатного расписания для «нежелательных» сотрудников в их же подразделениях «вдруг и неожиданно» не находилось места либо их должности ликвидировались.
«Неблагонадежные» и «нежелательные» сотрудники вынуждены были искать себе новое место в других подразделениях или же вообще увольняться, особенно если этому поспособствовали их «персональные доброжелатели».
Кстати, это был один из любимых способов по устранению чем-то неугодных ему лично или чем-то непонравившихся выше стоящему руководству уже упоминавшегося выше главного провокатора контрразведывательного департамента ______________.

11. Нельзя обойти стороной и такой важный вопрос, как подбор кадров для обучения в Национальной академии Службы безопасности Украины.
Кадровая политика высшего руководства СБУ начала девяностых годов способствовала тому, что под основы спецслужбы, ее профессионализм, чистоту кадров и внутреннюю безопасность «высокоморальные и высокопрофессиональные менеджеры по персоналу» своими собственными руками заложили многоступенчатую мину замедленного действия.
Кроме того, и сегодня это можно утверждать уже однозначно, на данном поприще основательно и результативно «потрудилась» и агентура иностранных спецслужб, успешно и не без активного содействия кадрового аппарата УРЛС СБУ продвинутая на руководящие посты в Службу безопасности Украины.
Тогда на базе Высших курсов КГБ СССР, базировавшихся в Киеве и осуществлявших подготовку специалистов по линии 5 Управления КГБ для всех союзных республик, был создан Институт подготовки кадров Службы национальной безопасности Украины. Но, вот парадокс, настоящим селевым потоком туда хлынули отроки, отпрыски и другие школьного возраста родственники народных избранников всех уровней, представителей исполнительной власти и бизнеса. Бизнеса якобы «чистого», «теневого» и явно криминального происхождения. Дошло до того, что даже дети кадровых сотрудников спецслужбы и других правоохранительных органов поступить в Институт СБУ не могли. Не позволяло засилье «блатных родственничков» и других «отпрысков из благородных семейств» в ВУЗе, которым отдавался повальный приоритет при поступлении.
А ведь дети правоохранителей – это в большинстве своем молодые люди, которым с младенчества прививается уважение к закону и правам человека. Это – молодая поросль, которая горит желанием служить своей Родине, последовав в выборе профессии своим родителям. Это, в свою очередь, в определенной степени позволяет сохранять профессиональную преемственность поколений и знаний.
Я уже не говорю о способных и талантливых молодых людях, особенно из глубинки, которым не на кого рассчитывать в этой жизни, кроме себя самого. Особенно, если у них есть проблемы с аттестатами о среднем образовании, которые часто на самом деле абсолютно не отражают объективной картины: реальных знаний, умений и способностей. Не говоря уже о моральных и психологических аспектах.
Цели влиятельных родителей, «денежных мешков» и даже отдельных структур (в т.ч. криминальных) просчитываются очень легко, т.к. они ясны как божий день и достаточно прагматичны:
– получение бесплатного юридического образования;
– заблаговременное, с дальним прицелом внедрение в спецслужбу своих людей;
– заблаговременное и основательное создание в СБУ позиций для обеспечения персональной «крыши» и работы на «заказ», причем, за счет госбюджета.
Мы не будем здесь красить всех тогдашних выпускников специального ВУЗа одним цветом, но в любом случае вынуждены констатировать: заинтересованные лица добились реализации своих далеко не благородных целей и намерений – сегодня механизм «крышевания» и работы под «заказ» функционирует очень эффективно, на полных оборотах и с предельной мощностью.
Такая далеко сориентированная кадровая политика осуществлялась с высочайшего «маршальского» благословления главы СБУ и при преступном попустительстве других первых лиц спецслужбы.

12. Принятие такого кадрового решения, как восстановление меня на работе в СБУ, логично могло привести к значительным последствиям:
– очищение моего имени от грязи, которой меня обливали долгие годы проходимцы от СБУ, поставило бы все на свои места: медиократы, проходимцы и преступники, которые сделали себе карьеру, в т.ч. на моих костях и за счет моего имени, оказались бы разоблачены;
– могло вскрыться такое количество дисциплинарных проступков, административных правонарушений и уголовных преступлений, что привело бы к возможным многочисленным увольнениям и привлечению к уголовной ответственности;
– высшие институты власти и управления Украины могли вообще поставить на рассмотрение вопрос о целесообразности дальнейшего существования СБУ в ее сегодняшнем виде и состоянии, т.е. спецслужба могла быть расформирована, кардинально реорганизована либо вообще ликвидирована как криминально-опасный сегмент правоохранительной системы государства.
Чтобы не допустить этого, коррумпированные должностные лица СБУ инициировали во второй половине 2004 г. новый не менее агрессивный виток моей травли и преследований членов оперативно-следственной группы.
Должен подчеркнуть, что мои нелицеприятные характеристики ни в коей мере не касаются большей части личного состава Службы безопасности, которые не только не имеют никакого отношения к кадровой работе, не причастны к моей травле, но и вообще ничего не знают об изложенных в моем заявлении преступлениях.
Это – персональная «заслуга» исключительно той кучки проходимцев, окопавшихся в спецслужбе, точные размеры которой мне, к сожалению, не известны. А это уже – прерогатива УВБ и руководства СБУ, да что-то они не спешат устраивать очистительную порку.
Если отбросить в сторону десятки других статей уголовного кодекса, под которые подпадает «законная» деятельность кадрового аппарата, то иначе как преступная халатность и бездействие военной/специальной власти ее и не назовешь! Чтоб они не делали, ну не идут дела. Любовь к фальсификациям в тупик их завела.
Таким образом, “внутреннюю и внешнюю” политику СБУ за последнее десятилетие можно охарактеризовать как кадровую вакханалию и беспредел в оперативно-розыскной и следственной деятельности. И показательный пример тому – моя грустная и трагическая история.
Если же во главу угла поставить качественный критерий оценки реальной деятельности сегодняшней Службы безопасности, направленной на реализацию стоящих перед ней задач, то это фактически – следственная, оперативная и правовая импотенция. (* Сноска: Думаю, не сильно ошибусь, заявив, что изложенное в данной части в той или иной мере характерно сегодня для большинства силовых структур Украины.)
Если так будет продолжаться и далее, то, того и гляди, на СБУ и других силовых структурах может появиться вполне официальное объявление кадровых аппаратов примерно следующего содержания: «Честность и порядочность, профессионализм и законность у нас не приветствуются. Это не в моде. Если Вы не очень образованы и не задумываетесь при выборе средств для достижения своих целей и намерений, если Вы не боитесь испачкать свои руки и запятнать свою честь неблаговидными поступками, если Вам наплевать на права человека, знайте, наши двери широко открыты именно для Вас! Мы ждем Вас с распростертыми объятиями!»
А то увидим нечто и совсем уж «декоративное». Например:
* «Предлагаем высокооплачиваемую работу с неограниченными возможностями для «оборотней» и просто подонков с «официально незапятнанной» репутацией».
* «Оставь сомненье, всяк сюда входящий.
Здесь делают лишь, что сказал «Смотрящий».

13. Воспользуюсь возможностью и творчеством Остапа Вишни, чтобы с некоторой долей юмора дать пару дружеских советов кадровикам из спецслужбы на тот случай, если им снова захочется писать «страшилки» на Коробкова А.Г. и характеристики на других «неблагонадежных» лиц:
– «Коли починаєш писати, треба сидати на стілець цупко, бо інакше разом з головою в процесі творчості починає брати участь і ота частина тіла, куди ноги повтикано. Виходять твори, щоправда, непогані, але, беручи під увагу буйний розвиток нашої культури, час вже нам робити переключку на голову».
– «На підставі свого досвіду радив би все-таки працювати так: спочатку подумати, а потім уже писати, а не навпаки. Так якось краще виходить, хоч праця трошки й тяжка».

Ще за роки Третього Рейху нацистське керівництво вирішило, що розміри камер у в’язницях мають розраховуватися за нормами не більш ніж шість (6) метрів у квадраті на кожного ув’язненого.
Після Другої Світової війни перший секретар КПРС Микита Хрущов також вирішив, що для громадян СРСР буде достатня житлова норма в сім (7) квадратних метрів на одну особу. Звісно, саме це дало поштовх для подолання житлового колапсу в післявоєнній радянській державі. Однак, саме звідти почалася і досі панує ера «хрущьовок». Ця епоха на десятиріччя «ув’язнила» радянське населення в «хрущоби» без права на оскарження вироку та без права на апеляцію. Для нас історія зупинилася як укопана. Більш того, людей ще і нахабно одурюють, приховуючи державну брехню та чиновницьке обдурення за псевдозаконними нормативно-правовими актами виконавчої влади.
Так чим же сьогодення українських громадян, їх квартирне «ув’язнення» відрізняється від буття постійних та тимчасових мешканців в’язень – тогочасних фашистських й теперішніх європейських? Здається, що для переважної більшості нічим. Ну, майже нічим. Є одна невеличка відмінність. Всі в’язні європейських закладів пенітенціарної системи особливо з-поміж вихідців із пострадянських країн відчувають себе в в’язницях сучасної Європи майже як у курортних готелях. На відміну від мільйонів громадян України у своїх середньовічних оселях. Про це свідчить і мій невеличкій правовий аналіз, що додається. Нажаль.
* * *
Окремі статті “Житлового кодексу України” (№ 5464-Х від 30 червня 1983 р.) містять у собі суперечності та протиріччя. Це порушує конституційні права, свободи і законні інтереси громадян України у сфері житлових відносин, не сприяє їх забезпеченню та захисту.

Частина 1.
Отже, згідно зі ст.47 Житлового кодексу (далі – ЖК) норма жилої площі в Україні встановлюється в розмірі 13.65 квадратного метру на одну особу.
Однак, законодавець не підкреслив, як треба розглядати цю норму – як мінімальну чи як максимальну. Даний факт послужив основою для наступних порушень та зловживань.
Так, у статті 48 ЖК говориться: “Жиле приміщення надається громадянам у межах норми жилої площі, але не менше розміру, який визначається Кабінетом Міністрів України і Федерацією професійних спілок України”.
Дана “правова” тавтологія стала псевдоправовою базою наступних масштабних і системних порушень прав громадян України в області житлових відносин, в першу чергу прав на отримання житла, прав на приємне житло, прав на полишення житлових умов.
Базуючись на цій протирічній, а точніше – протизаконній нормі Кабінет Міністрів і Федерація профспілок України приймає ще більш протизаконний нормативний акт, у якому норма жилої площі протизаконно зменшена практично удвічі.
Це є Постанова Ради Міністрів Української РСР і Української республіканської ради профспілок від 11.12.1984 р. № 470 (надалі – “Постанова № 470”). Постанова затверджує “Правила обліку громадян, які потребують поліпшення житлових умов і надання їм жилих приміщень в Українській РСР (далі – “Правила обліку”).

Відповідно до п.53 “Правил обліку” житлове приміщення надається громадянам в межах 13.65 кв.м. на одну особу, але не менше рівня середньої забезпеченості громадян жилою площею в даному населеному пункті. Рівень же середньої забезпеченості громадян в населеному пункті визначається комітетами обласних, Київської та Севастопольської міських рад народних депутатів спільно з радами профспілок, виходячи з даних статистичної звітності. Отже, статистичні дані змінили собою норму закону.

Таким же чином, порушуючи “Житловий кодекс України”, виконавчий комітет Київської міської ради народних депутатів і президії Київської міської ради профспілок прийняли 30.04.1991 р. Постанову № 234 “Про внесення змін та доповнень до Постанови виконкому міськради і президії профспілок від 15.07.1985 р. № 582 “Про порядок застосування у м.Києві “Правил обліку громадян, які потребують поліпшення житлових умов і надання їм жилих приміщень в Української РСР, затверджених “Постановою № 470”.
Виходячи з даних статистичної звітності “Постанова № 234 визначає, що рівень середньої забезпеченості громадян у м.Києві жилою площею є 9.0 кв.м. на одну особу.

На цієї ж основі порушуються і питання квартобліку українських громадян.
Відповідно до ст.34 ЖК потребуючими поліпшення житлових умов визначаються громадяни, які забезпечені житловою площею нижче за рівень, що визначається в порядку, встановленому Радою Міністрів і Республіканською радою профспілок України.
В пункті ж 13 “Правил обліку” (затверджені “Постановою № 470) зазначено, що потребуючими поліпшення житлових умов визначаються громадяни, забезпечені житловою площею нижче за рівень, що визначається виконавчими комітетами обласних, Київського та Севастопольського міських рад спільно з радами профспілок.
Враховуючи це, виконком Київської міськради і президія Київської міськради профспілок у “Постанові № 234” визначили, що потребуючими поліпшення житлових умов визначаються громадяни, які мають площу до 7.5 кв.м. включно на кожного члена родини.

Таким чином, статистичні дані підмінили собою законодавчу норму 13.65 кв.м., зазначену у ст..47 ЖК , а киян урівняли з в’язнями виправних закладів та в’язниць пенітенціарної системи України.

Аналізуючи вищезазначені нормативні акти, можна зробити наступні висновки:
1. Законодавець зробив помилку, не визначив у ст.47 ЖК, що “норма жилої площі в розмірі 13.65 кв.м. на одну особу” є остаточною і зміньшуватися не може.
2. Відповідно до ст..48 ЖК жиле приміщення надається в межах норми жилої площі.
Законодавець зробив помилку, т.я. не підкреслив, що ця норма затверджена у ст. 47 ЖК в розмірі 13.65 кв.м. і може змінюватися лише у бік збільшення.
3. Згідно зі ст..34 ЖК потребуючими поліпшення житлових умов визначаються громадяни, забезпечені житловою площею нижче за рівень, що визначається в порядку, встановленому Радою Міністрів УРСР і Українською радою профспілок.
Законодавець зробив помилку, не зазначивши в даній статті, що потребуючими поліпшення житлових умов визначаються громадяни, які забезпечені житловою площею нижче норми жилої площі в розмірі 13.65 кв.м. на одну особу, що затверджена у ст.47 ЖК.
4. Рада Міністрів УРСР та Українська рада профспілок перевищили свої конституційні повноваження, коли, передаючи права визначати норми забезпечення жилими приміщеннями, не визначили теж саме (що у п.3), – що правом на поліпшення житлових умов є громадяни, що забезпечені житловою площею нижче за 13.65 кв.м. на одну особу, що є нормою жилої площі, яка затверджена у ст..47 ЖК.
5. Виконком Київської міськради народних депутатів і президія Київської ради профспілок значно перевищили свої конституційні повноваження, протизаконно замінив норму жилої площі в розмірі 13.65 кв.м. на одну особу, яка затверджена у ст.47 ЖК, на статистичні дані, тобто, на рівень середньої забезпеченості мешканців м.Києва жилою площею в 9 кв.м.
6. Виконком Київської міськради народних депутатів і президія Київської ради профспілок значно перевищили свої конституційні повноваження, коли вирішили враховувати мешканців м.Києва такими, що потребують поліпшення житлових умов тільки у тому разі, якщо їх жиле приміщення не перевищує 7.5 кв.м. на одну особу.

Зазначені суперечності, протиріччя та порушення діючого законодавства призвели до тотальних порушень прав громадян України на отримання житла від держави, що передбачено наступними статтями Житлового кодексу України:
– Стаття 1. Права громадян на житло.
– Стаття 2. Завдання житлового законодавства Української РСР.
– Стаття 31. Право громадян на одержання жилого приміщення.
– Стаття 33. Забезпечення жилими приміщеннями потребуючих поліпшення житлових умов…
– Стаття 34. Підстави для визначення громадян потребуючими поліпшення житлових умов.
– Стаття 39. Порядок взяття громадян на облік потребуючих поліпшення житлових умов.
– Стаття 42. Надання житлових приміщень громадянам, які перебувають на обліку потребуючих поліпшення житлових умов.
– Стаття 47. Норма жилої площі.
– Стаття 48. Розмір жилого приміщення, що надається громадянам.
– І таке інше.

Все вищезазначене і до сьогодні призводить до порушень прав і законних інтересів українських громадян, закріплених у діючій Конституції України:
– Стаття 3. Людина, її життя і здоров`я, честь і гідність, недоторканність і безпека визнаються в Україні найвищою соціальною цінністю.
Права і свободи та їх гарантії визначають зміст і спрямованість діяльності держави. Держава відповідає перед людиною за свою діяльність…
– Стаття 8. В Україні визнається і діє принцип верховенства права.
Конституція України має найвищу юридичну силу. Закони та інші нормативно-правові акти приймаються на основі Конституції України і повинні відповідати їй.
Стаття 21. Усі люди є вільні і рівні у своїй гідності та правах. Права і свободи людини є невідчужуваними та непорушними.
Стаття 22. Права і свободи людини і громадянина, закріплені цією Конституцією, не є вичерпними.
Конституційні права і свободи гарантуються і не можуть бути скасовані.
При прийнятті нових законів або внесенні змін до чинних законів не допускається звуження змісту та обсягу існуючих прав і свобод.
– Стаття 28. Кожен має право на повагу до його гідності.
Ніхто не може бути підданий … нелюдському або такому, що принижує його гідність, поводженню…
– Стаття 47. Кожен має право на житло. Держава створює умови, за яких кожний громадянин матиме змогу побудувати житло, придбати його у власність або взяти в оренду.
Громадянам, які потребують соціального захисту, житло надається державою та органами місцевого самоврядування безплатно або за доступну для них плату відповідно до закону.
– Стаття 48. Кожен має право на достатній життєвий рівень для себе і своєї сім”ї, що включає достатнє харчування, одяг, житло.
– Стаття 64. Конституційні права і свободи людини і громадянина не можуть бути обмежені…

Норма жилої площі в розмірі 13.65 кв.м. на одну особу може бути змінена підзаконними актами органів державної влади та місцевого самоврядування лише у бік збільшення метражу, так як інше протирічить конституційним основам.
Потребуючими поліпшення житлових умов та особами, що мають право на постановку до черзі на отримання житла мають визначатися усі громадяни України, які не мають житла взагалі або розмір їх жилого приміщення менше за рівень норми жилої площі в розмірі 13.65 кв.м. на одну особу, яка закріплена у ст..47 Житлового кодексу України.

Частина 2
Враховуючи вище зроблені висновки, ґрунтуючись на принципах верховенства права і закону, треба зазначити, що наступні підзаконні акти протирічать Конституції України та діючому українському законодавству:

1. Постанова Ради Міністрів Української РСР і Української республіканської ради профспілок № 470 від 11.12.1984 р. (що затверджує “Правила обліку громадян, які потребують поліпшення житлових умов і надання їм жилих приміщень в Українській РСР”.
2. Постанова виконавчого комітету Київської міської ради народних депутатів і президії Київської міської ради профспілок № 582 “Про порядок застосування у м.Києві “Правил обліку громадян, які потребують поліпшення житлових умов і надання їм жилих приміщень в Української РСР”, затверджених постановою Ради Міністрів Української РСР” від 15.07.1985 р.
3. Постанова виконавчого комітету Київської міської ради народних депутатів і президії Київської міської ради профспілок від 30.04.1991 р. № 234 “Про внесення змін та доповнень до постанови виконкому міськради і президії міськради профспілок від 15.07.1985 р. № 582 “Про порядок застосування у м.Києві “Правил обліку громадян, які потребують поліпшення житлових умов і надання їм жилих приміщень в Української РСР”, затверджених постановою Ради Міністрів Української РСР”.
* * *
* Всі зазначені підзаконні акти однозначно є такими, що цинічно порушують конституційні права, свободи і законні інтереси громадян України у сфері житлових відносин, суттєво обмежують їх права на житло та приємне життя, зрівнюють із в’язнями, зневажають людину та принижують її гідність.

* Всі вони протирічать чинному законодавству та Конституції України, а також є поживною базою для розповсюдження корупції в держапараті.

* Всі вони обов`язково мусять бути офіційно визнані такими, що суперечать Закону, та скасовані.

Несколько позитивных ориентиров для СБУ.
Служба безопасности Украины безусловно должна расти, развиваться и совершенствоваться, стремиться идти вперед и вверх на основе проверенных законов мироздания, в т.ч. закона единства и борьбы противоположностей, закона отрицания отрицания, а также закона сохранения энергии (конечно же, в общефилософском плане). Только поступательное и целеустремленное движение к лучшему на основе уже имеющегося опыта и новых разработок позволит спецслужбе подняться на более высокую ступень развития. Но, все будет зависеть от политической воли высшего руководства державы, от желания руководителей СБУ проводить позитивные реформы, от правильно выбранных направлений движения и ошибки здесь непростительны.
Однако достичь этого будет невозможно без соблюдения ряда основных условий, требований и правил. Тезисно очертим главные из них.
— Ломать, не строить! Это хорошо получалось даже у древних варваров. Ну, а чем все это закончилось для древней Римской империи известно и школьникам. Поэтому, любые реформы в спецслужбе должны готовиться и проводиться исключительно наиболее опытнейшими специалистами, а не кабинетными чиновниками-псевдопрофессионалами. «Кабинетные реформы» неприемлемы для спецслужб, опасны для общества, ущербны для отдельно взятого человека и затратны для всего государства.
Служба безопасности должна иметь:
— Законодательно очерченные общие направления, ближайшие и перспективные цели, а также конкретные задачи своей деятельности, отвечающие потребностям государства, общества и всех граждан Украины;
— Конкретные структуры, имеющие на вооружении необходимые средства, формы и методы их достижения и реализации;
Решение стоящих перед СБУ задач и достижение очерченных целей должно осуществляться не просто на плановой основе, а в соответствии с научно обоснованными и проверенными на практике текущими, краткосрочными и долгосрочными программами. Только работа на перспективу, а не на сиюминутную выгоду принесет долгожданные плоды, позволит спецслужбе постоянно функционировать как высокоточный часовой механизм, а не одно-двухтактный двигатель внутреннего сгорания XIX столетия, постоянно чихающий и глохнущий, давно уже отживший свой срок и работающий к тому же на разбавленном водой бензине.
Служба безопасности Украины должна восстановить ранее существовавшую или создать качественно новую целостную и эффективно действующую систему своевременного прогнозирования, выявления на самых ранних стадиях и противодействия внутренним и внешним угрозам.
В масштабах же государства необходимо создать качественный механизм тесного и результативного взаимодействия между всеми украинскими спецслужбами, правоохранительными органами, другими силовыми структурами и государственными учреждениями. Механизм, призванный реально обеспечить внутреннюю и внешнюю, общественную и государственную безопасность.
— Принципы деятельности Службы безопасности Украины, такие как научный подход, системность, плановость, законность и другие, зафиксированные в Законах «Об СБУ», «О контрразведывательной деятельности», «Об оперативно-розыскной деятельности», «Об основах национальной безопасности Украины» и т.д., не должны оставаться пустым звуком. Их необходимо целеустремленно, последовательно, постоянно и жестко внедрять в повседневную практику. А для этого их необходимо рассматривать как специальные критерии оценки труда всего личного состава СБУ, начиная от оперативного работника, и до Председателя Службы включительно.
— Ясно и четко выписанные во внутренних нормативно-правовых актах СБУ критерии оценки труда как отдельных сотрудников, так и целых оперативных и неоперативных подразделений спецслужбы.
— Раз и навсегда отказаться от ущербного принципа обезличивания конкретных результатов работы, служебных успехов и профессиональных достижений конкретных же сотрудников.
— Самое серьезное внимание должно уделяться мотивации труда личного состава. В сегодняшнем мире одного патриотизма маловато. Уровень денежного вознаграждения за нелегкий и опасный труд должен быть достойным и отвечать мировым критериям и стандартам. И не зависеть от инфляции, от политической нестабильности и экономических спадов.
Кроме того, зарплата контрразведчиков обязательно должна индексироваться. Как и у всех остальных граждан Украины. В противном случае, даже после редких увеличений ее окончательно съедает инфляция уже через несколько месяцев.
Люди, решившие посвятить себя служению Отечеству, не должны на службе думать о том, на какие средства, кроме государственных, они должны существовать. Их не должны беспокоить вопросы: как дожить до следующей зарплаты, как прокормить семью, на какие деньги обуть и одеть детей, как приобрести жилье, где достать средства на оплату квартиры и коммунальных услуг, и т.д. и т.п. У них ни в коем разе не должны появляться мысли о «левом» заработке и, тем более, о работе на криминал!
Кроме того, сотрудники спецслужбы должны быть уверены, что, когда срок их службы народу и отечеству подойдет к концу, их ждет не полунищенское существование, а спокойная и обеспеченная старость. Для начала было бы целесообразным ликвидировать унизительную разницу в пенсионном обеспечении военнослужащих и государственных служащих.
Весь их мыслительный процесс на службе должна занимать только одна проблема: «Как обеспечить внутреннюю и внешнюю безопасность государства?» И все!
— Нельзя забывать, что голодный и нищий «человек с ружьем» опасен для государства и общества, которых он и призван защищать. В конце концов, не дождавшись помощи от этого самого государства, военный человек обязательно найдет применение своей силе и имеющемуся оружию, своим знаниям, навыкам и опыту, своей реальной власти, предоставленной ему законом, и самостоятельно начнет «добывать» средства, необходимые для обеспечения своего приемлемого существования. И это будут далеко не законные средства и методы «уталения голода»!
— Законодатель должен обеспечить также реальную правовую, финансово-материальную и социально-бытовую независимость СБУ от постоянно меняющейся политической и властной конъюнктуры. Раз и навсегда!
— «Эффективная спецслужба дешевой быть не может!» Поэтому, необходимы законодательно оформленные гарантии государства, направленные на достаточное материально-финансовое обеспечение результативной служебной деятельности СБУ, своевременное и качественное решение социальных и бытовых проблем спецслужбы и ее аппарата. Причем на таком высоком уровне, чтобы все это вместе взятое способствовало бы притоку и закреплению перспективных, талантливых и высокопрофессиональных кадров, обеспечивало бы высокую мотивацию высококачественного труда. И, конечно же, обеспечивало бы эффективную и качественную борьбу с преступлениями, отнесенными к компетенции СБУ.
— Жилищная проблема. На данном историческом этапе государство должно обеспечить уверенность у сотрудников СБУ в разрешении их жилищных вопросов. В разделе Закона «Об СБУ» под названием «Социальная и правовая защита…» должны быть зафиксированы гарантии государства на обеспечение жильем сотрудников спецслужбы за счет гибкого (в зависимости от сроков службы), но обязательно льготного кредитования с многолетней рассрочкой платежей и под самые минимальные проценты. Кредитования для приобретения уже готового жилья либо для его строительства. С учетом рыночных цен на квартиры/коттеджи в г.Киеве, в Крыму и в других регионах Украины. Должны быть определены также конкретные источники финансирования и структуры, его обеспечивающие. (Целесообразно было бы ознакомиться с практикой решения указанной проблемы в других постсоветских республиках, например, в Беларуси, и на Западе).
С другой стороны, это позволило бы кардинально, до самого минимума сократить хозяйственные подразделения. За их ненадобностью. А финансовые и материальные ресурсы переориентировать на нужды оперативного состава и обеспечение оперативно-розыскной деятельности.
— При необходимости можно было бы расширить круг полномочий спецслужбы при одновременном ужесточении ответственности за ее деятельность и бездеятельность.
— Отказ от всего негативного, что было привнесено в СБУ за прошедшие годы.
— Обеспечить преемственность поколений, знания и опыта как главнейшего условия обеспечения профессионализма кадрового состава и эффективности спецслужбы. А для этого в оперативно-розыскной деятельности спецслужбы должна присутствовать и рациональная доля здорового, прагматичного, но не чуждого новым веяниям консерватизма.
— В кадровой работе строго придерживаться аксиомы: «Каждая специальная служба хороша настолько, насколько хороши ее сотрудники».
— Не просто совершенствование, а самая настоящая ломка кадровой работы. Отказ от давно устаревших стереотипов и негативных стандартов, изживших себя подходов, не отвечающих духу времени принципов, иррациональных форм и ущербных методов на всех этапах кадрового процесса: подбор, проверка, изучение, обучение, повышение квалификации, расстановка, ротация и т.д., которые УРЛС СБУ взяло на вооружение в девяностых годах ХХ века и использовало в начале XXI века.
— Отработать новые методы и методологию, тактику и стратегию кадровой политики. При этом, было бы целесообразным восстановить и широко применять на практике положительный опыт прошлых лет, в т.ч. и позитивный опыт кадровой работы советского периода, а также в полной мере воспользоваться современными мировыми достижениями в сфере менеджмента персонала, включая и те, что применяются в иностранных спецслужбах и правоохранительных органах.
— Перестройка или совершенствование кадровой деятельности является стратегически важной проблемой и жизненно необходимым вопросом для Службы безопасности. Нормой закона для УРЛС СБУ должен стать постулат: пусть будет ощущаться дефицит кадров, но это будут достойные кадры и настоящие профессионалы.
Необходимо срочно изменить сложившуюся крайне негативную ситуацию, т.к. сегодняшняя спецслужба фактически превратилась в проходной двор для всех «желающих».
— Требуется ужесточить оперативную проверку кандидатов на работу и поднять на порядок требования к их профессиональным, моральным, нравственным и другим личностным качествам.
Безусловный приоритет должен отдаваться тем лицам, которые (при учете других требований) идут в спецслужбу именно по призванию, хотят, могут и стремятся приложить свои знания и умения в оперативно-розыскной деятельности и следственной работе.
При необходимости можно осуществлять целевой подбор и набор кадров с определенным видом образования и конкретными специальностями. Но, при соблюдении обязательного условия – с последующей качественной спецподготовкой.
— Безусловно, должны быть изменены критерии психологического отбора кандидатов на работу. Спецслужбе не нужны простые исполнители чужой воли, ей категорически противопоказаны люди с рабской и раболепствующей психологией, ей требуются профессиональные бойцы экстра-класса! Только так и никак иначе!
— Должны кардинально измениться и подходы к формированию служебного аппарата собственно УРЛС СБУ. Приоритет, особенно при замещении руководящих должностей, должен отдаваться сотрудникам, уже имеющим положительный опыт оперативной работы и достигшим на этом поприще ощутимых результатов. Речь идет и о тех, кто по тем или иным причинам, в т.ч. и по состоянию здоровья не может продолжать заниматься оперативно-розыскной деятельностью.
Таким профессионалам известны реальные потребности структурных подразделений СБУ, они являются носителями необходимых позитивных умений и знаний, имеют очень значительный и неоценимый опыт работы с людьми.
Обеспечить обязательную специальную подготовку и переподготовку рядового и руководящего состава УРЛС, в т.ч. по таким дисциплинам, как теоретическая и практическая психология, менеджмент персонала, основы оперативной деятельности, действующее законодательство Украины, а также обязательное изучение спецкурса: «Конституционные права, свободы и законные интересы человека и гражданина».
— Изжить из практики такой очень популярный у бюрократов и горячо любимый медиократами, но крайне негативный и нерациональный принцип кадровой работы, как: «Незаменимых людей нет!» Еще как есть! Чтобы среднестатистический человек даже со специальным образованием смог более или менее свободно ориентироваться в сфере государственной безопасности, необходимо не менее трех лет. А чтобы он мог достаточно качественно и эффективно выполнять свои профессиональные обязанности самостоятельно, нужно уже не менее пяти лет. И далее по возрастающей. Нельзя забывать и сопутствующий этому затратный материально-финансовый фактор. И все это без учета реальных гениев и настоящих талантов розыскного процесса.
Для усиления своей позиции приведу слова двух «зубров» советских спецслужб, действительного члена Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка доктора юридических наук Шаваева А.Г. и профессора Лекарева С.В.
«Тот, кто заявляет о том, что незаменимых специалистов в разведке и контрразведке не бывает, либо дилетант, либо скрытый недоброжелатель, сознательно играющий на стороне противника. Спецслужбы сильны не массовостью, а единицами – «золотым фондом» как среди оперативного и руководящего состава, так и среди агентуры. Звезд много быть не может, но светят-то именно они, они востребованы всегда, может быть, в какой-то период и не персонифицировано на определенной должности, но их мысли, концепция работы, идеи, аналитика, нетрадиционные подходы – всегда».
— Следовательно, необходимо вернуть на работу в СБУ (в т.ч. и в Академию СБУ) хотя бы малую толику настоящих профессионалов и энтузиастов своего дела из числа кадровых разведчиков/контрразведчиков старшего поколения, не запятнавших себя связями с криминалом и другими антисоциальными элементами, не утратившими своих профессиональных навыков и пока еще желающих применить свой личный опыт и обширные знания на практике. Независимо от возраста и состояния здоровья. А для этого надо создать определенные условия, заинтересовать их морально и материально.
— Поступательное расширение рамок интенсификации и рационализации оперативно-розыскной деятельности и следственной работы. А для этого необходимы способные, перспективные, талантливые, высокообразованные, профессионально подготовленные, опытные, инициативные сотрудники, являющиеся носителями высоких моральных, нравственных и иных позитивных духовных ценностей.
— Широкое применение в контрразведывательной деятельности современных достижений научно-технического прогресса.
Внедрение в практику не противоречащих закону нестандартных, нетрадиционных, научных и творческих подходов, форм и методов работы.
— Необходимо внедрить в повседневную жизнедеятельность спецслужбы такую практику, при которой второстепенной, вспомогательной, технической работой должен заниматься вспомогательный персонал (простые служащие), а не офицерский состав и ответственные чиновники, которые непосредственно организуют оперативно-розыскную/следственную деятельность, непосредственно занимаются агентурно-оперативной и оперативно-технической работой. Они по максимуму должны быть избавлены от любой непродуктивной работы. Это позволит кардинально повысить эффективность и результативность контрразведывательной деятельности, значительно интенсифицировать ее.
— Форма в деятельности СБУ ни в коем случае не должна подменять ее содержание, что в полной мере относится и непосредственно к самому процессу реформирования спецслужбы. А содержание должно строго соответствовать «протоколу»: это – неукоснительное соблюдение законности, уважение и защита конституционных прав, свобод и законных интересов человека и гражданина, общества и государства.
— Необходимо провести структурную реорганизацию Службы безопасности Украины и направить деятельность спецслужбы в ногу со временем. При этом должны быть соблюдены несколько важных требований:
— Реорганизация должна базироваться на трезвом подходе и требует научно-прикладного обоснования;
— Должны быть соблюдены такие критерии, как оптимизация штатного расписания и структурного строительства;
— Необходимо избавится от затратного балласта в виде ныне не приносящих никакой пользы подразделений, особенно административно-хозяйственных;
— Ликвидировать необоснованный параллелизм в деятельности отдельных подразделений и целых структур СБУ;
— У Департамента защиты национальной государственности и борьбы с терроризмом СБУ должны быть изъяты функции, свойственные классической тайной политической полиции, основная цель деятельности которой – борьба с инакомыслием.
Должно быть ликвидировано. по крайней мере в сегодняшнем его виде, Управление по защите конституционного строя СБУ – современная разновидность тайной политической полиции, правопреемник бывшего 5 Управления КГБ, анахронизм 21 столетия, фактически занимающееся «политическим сыском» внутри государства. Те же его функции, которые пока еще имеют определенное значение в жизни государства и общества, не противоречат закону и морали, передать в другие контрразведывательные подразделения;
— Вначале в рамках СБУ, а затем и в масштабах государства создать высококачественную, эффективно действующую, многоуровневую информационную систему, призванную обеспечивать оперативно-розыскной и следственный процесс, всю контрразведывательную и правоохранительную деятельность Службы безопасности Украины. С качественной системой защиты от несанкционированного проникновения и многоуровневыми допусками до ее баз данных;
— В жизнедеятельности спецслужбы должны быть приоритетными также такие важные аспекты, как: адекватность и эффективность применяемых против имеющихся и прогнозируемых угроз специальных средств и методов, достойное вознаграждение за далеко не легкий и достаточно опасный труд, отвечающая современным требованиям кадровая политика, достаточное для решения социально-бытовых вопросов и служебных задач материально-техническое и финансовое обеспечение, минимум бюрократии, максимум результативности и практической пользы на основе законности, здравого смысла и разумного подхода к обеспечению государственной безопасности.
— Политика и идеология в спецслужбе должны присутствовать только в одном виде – исключительно в их отсутствии.
В разведывательных и контрразведывательных службах, а также в правоохранительных органах и других силовых структурах может существовать одна единственная корпоративная идеология, это – строгое соблюдение законности, высокий профессионализм и любовь к своему делу, честность и порядочность, высокоморальность и высоконравственность, неиспорченный псевдоидеологическими штампами, а также политическими догмами, иллюзиями и прочим политмусором патриотизм (* Примечание: Ни в коем случае не следует отождествлять патриотизм и национализм. Это совершенно разные, хотя и взаимосвязанные понятия. Также, как нельзя ставить знак равенства между национальной идеей и классическим национализмом. Национализм, особенно «воинствующий», всегда связан с террором, с большой и малой кровью, с диктатурой одних над другими, с беззаконием и т.д. Приоритет должен отдаваться миролюбивому и рациональному, дружелюбному и прагматическому патриотизму! Составным элементом патриотической работы должен стать отработанный и применяемый на практике «Кодекс чести сотрудника СБУ», а также принятие соответствующей «Присяги контрразведчика»!), отсутствие заангажированности в любых ее формах и проявлениях, уважение и защита конституционных прав, свобод и законных интересов отдельного человека, общества и государства.
— Смыслом жизни сотрудников правоохранительных органов и спецслужб должно быть служение людям, закону и государству. Именно такая последовательность, сначала людям и только потом уже государству, согласовывая свои действия с требованиями закона, совести и человеческой морали. Обратная последовательность, и это – исторический факт, уводит от демократии и приводит к тоталитаризму с последующим крушением режима и государства.
— Оперативно-розыскная деятельность и следственная работа должны строиться с учетом тесной взаимосвязи и взаимопронизанности права и справедливости, закона, совести и морали, профессионализма и ответственности за свои действия.
— Обеспечение внутри самой спецслужбы моральных стимулов и экономической основы для эффективной деятельности как отдельных сотрудников, так и целых подразделений СБУ, а также заинтересованности в стабильном повышении результативности оперативного и следственного процесса.
— Известно, что эффективность работы личного состава во многом определяется тем, насколько цели каждого отдельно взятого сотрудника адекватны целям самой спецслужбы. Поэтому, необходимо сделать все возможное для достижения такого соответствия.
— Однозначный и категорический отказ от крайне негативных и неприемлемых для спецслужбы чисто «производственных» принципов и критериев оценки труда оперработника, когда количество превалирует над качеством. Это приводит к неоправданному отвлечению сил и средств СБУ на «негодные объекты» и повальному очковтирательству.
В противном случае невозможно будет изжить из практики спецслужбы многие негативные явления, описанные ранее в моих заявлениях, а об Украине начнут говорить как о тоталитарном государстве, сравнивая ее с бывшим Советским Союзом. Говорить, в частности, как в том старом анекдоте про КГБ: «Население СССР делится на три категории, это – бывшие агенты КГБ, действующие негласные помощники спецслужбы и кандидаты на вербовку». И это при том, что качество и эффективность работы нынешнего негласного оперативного аппарата СБУ далеко оставляет желать лучшего.
Кроме того, можно дождаться и возвращения той старой, «доброй», кроваво-ущербной практики, когда в спецслужбы и правоохранительные органы «с горы» снова начнут спускаться различные количественные «разнарядки» на «отлов, отстрел и замещение койко-камер». И все это за счет своих собственных соотечественников, которые искусственно, но на «законной» основе будут возводиться в ранг криминальных элементов, шпионов, диссидентов и других врагов народа… А на местах наиболее рьяные исполнители как всегда начнут стахановскими методами «перевыполнять план»…
— Необходимо изжить из практики деятельности спецслужб нерациональную бессистемность, неоправданную авральность и дешевую показушность, использование их в пожарно-справочных и чьих-то иных разовых узкоклановых интересах. Служба безопасности Украины – это не пожарно-справочная команда, не «служба спасения 911», не тайная организация анархистов-бомбистов или чьих-то лоббистов, это — специальный орган, цель и задачи которого на постоянной основе улавливать и обозначать новые тенденции в оперативной обстановке, выявлять и ликвидировать реальные и потенциальные угрозы, локализовывать их негативные последствия, предотвращать и не допускать совершения преступлений, относящихся к его компетенции.
— Процесс реформирования Службы безопасности (да и других спецслужб, силовых структур и правоохранительных органов) должен предусматривать обязательное обновление кадровых рядов в виде очищения от ущербного балласта: непрофессионалов, полуспециалистов, всяческих «самозванцев» и просто случайных «попутчиков», коррупционеров, взяточников, продвиженцев политикума, финансово-промышленного капитала и даже организованного криминала, а также иных лиц, «личностей» и «особей», которые скомпрометировали себя непристойным с точки зрения морали поведением и обозначились плохими с позиций закона деяниями.
— Под корень должны быть ликвидированы сами условия, при которых существует возможность со стороны «делегировать» на оперативные, административно-хозяйственные и руководящие должности всех уровней чьих-то «парашютистов», нечистых на руку людей или носителей криминально-ориентированного мышления.
К уже действующим руководителям и кандидатам на замещение вакантных должностей и ответственных постов должны предъявляться очень жесткие требования. Во-первых, они должны быть настоящими высококвалифицированными специалистами, людьми с высокими позитивными морально-психологическими установками, добившиеся личных профессиональных успехов и значительных достижений в обеспечении государственной безопасности, умеющие одновременно и успешно сочетать в себе и в своей работе следующие качества:
– администратора и руководителя;
– оперативника и следователя;
– ученого-аналитика и психолога-практика;
– прокурора и адвоката.
Они должны также в обязательном порядке иметь высокий уровень интеллекта, реализуемые на практике способности и желание постоянного совершенствования своих профессиональных навыков, расширения своих специальных знаний и общего кругозора, быть носителями таких черт и качеств, которые бы являлись показательным для подражания примером у его подчиненных и всего профессионального окружения.
— Высшие руководители Службы безопасности, в т.ч. и ее Председатель, должны быть, по крайней мере, на данном этапе исторического развития, исключительно профессионалами. Профессионалами наивысшей квалификации и обязательно выходцами именно из спецслужб, а не из какого-нибудь, например, «казацкого собрания», из районной налоговой администрации, из «полиции нравов» или из чьего-то и кому-то «полезного» окружения. И уж тем более не из числа потенциальных и желанных клиентов СИЗО.
Труд Председателя СБУ многофункционален и носит комплексный характер. Ему недостаточно иметь диплом о высшем образовании и знаний в какой-либо сфере жизнедеятельности государства и общества. Он обязан в совершенстве владеть искусством оперативно-розыскной, разведывательной и контрразведывательной деятельности, а также мастерством управления большим коллективом, руководства отдельными людьми, умением решать социальные проблемы своих сотрудников и материально-технические вопросы подчиненного ему ведомства.
Руководители СБУ должны пользоваться не будь каким авторитетом среди оперативного состава, являться носителями положительных человеческих и профессиональных качеств, располагать существенными личными контрразведывательными достижениями, иметь стойкий иммунитет против «звездной» болезни, массового психоза и стадного рефлекса. Они должны уметь противостоять телефонному и кулуарному праву, инквизиционным настроениям и «махновщине», любому «идеологическому» воздействию извне.
В противном случае он легко станет объектом манипуляций проходимцев, обличенных высшей государственной властью или пасущихся в их августейшем окружении. И уж точно таких руководителей спецслужбы будут постоянно водить за нос недобросовестные и криминально-ориентированные подчиненные.
Руководитель спецслужбы должен быть ее своеобразным генератором. Генератором в интеллектуальном смысле, в концептуально-доктринальном аспекте, в организационно-управленческом плане.
На основе научно-обоснованных критериев должны быть созданы целостная система и действенный механизм подбора, замещения новых начальствующих вакансий и ротации имеющихся руководящих кадров. Причем, возрастной ценз (в ту или другую сторону) не должен являться решающим фактором. Главное – поставить во главу угла личностные и профессиональные качества конкретных кандидатов на замещение должности руководителя.
Необходимо создать действенный механизм, препятствующий проникновению в спецслужбу и уж тем более на ее руководящие должности разнокалиберных и разноцветных «Шариковых», «Бендеров» и «Зваричей», «Чичиковых» и «Паниковских», «Жириновских», «старушек Шапокляк» и других «великих комбинаторов» от политики, бизнеса и криминала.
От этого в полной мере зависит дееспособность спецслужбы и ее неучастие в политических процессах. И многое другое. Полезное для отдельных граждан, всего народа и общества, для государства в целом.
— Кто-то из наших пращуров сказал: «Единственное, что надо для победы зла, это – бездеятельность хороших людей». Поэтому, одним из основополагающих принципов жизнедеятельности Службы безопасности Украины как внутри самой системы, так и в качестве ответа на угрозы извне, должно стать требование: «Один за всех и все за одного!» В самом лучшем понимании данного правила.
— Своевременное принятие мер по ликвидации причин и условий для совершения должностных проступков, административных правонарушений и уголовных преступлений в рамках самой спецслужбы.
— Должны измениться подходы и к вопросам обеспечения внутренней безопасности СБУ.
Во-первых, на первый план должно выйти обеспечение личной безопасности сотрудников спецслужбы, непосредственно занимающихся оперативно-розыскной деятельностью (а не обеспечение безопасности отдельных руководителей, занимающихся противоправной деятельностью, как это практиковалось ранее). В т.ч. и от незаконных деяний своих собственных доморощенных «оборотней» из спецслужбы. От их происков, травли и преследований, доходящих и до прямых покушений на жизнь коллег по СБУ, честно исполняющих свой профессиональный и общественный долг.
Во-вторых, требуется расширить полномочия Управления внутренней безопасности СБУ, необходимых для реализации стоящих перед ним служебных задач.
В-третьих, расширение полномочий должно сопровождаться ужесточением ответственности самих сотрудников УВБ за незаконные деяния и преступную бездеятельность, за необоснованные нарушения конституционных прав, свобод и законных интересов своих коллег по спецслужбе.
В-четвертых, без ужесточения критериев (профессиональных и морально-психологических) подбора кандидатов на работу в УВБ невозможно будет повысить эффективность работы управления, не смотря ни на какие реформы.
— Ни в коем случае нельзя бросать своих коллег на произвол в случае какой-либо личной проблемы или беды. Даже отставников нельзя оставлять один на один с превратностями и невзгодами судьбы, в борьбе с преступниками и с «постслужебной» нищетой, и уж тем более в случае клеветы и оговора. Где-где, а уж в этих-то вопросах крайне необходимо блюсти офицерскую честь и корпоративные интересы спецслужбы.
Необходимо помнить: «Нет бывших разведчиков и контрразведчиков! Это – раз и навсегда!» И во всем цивилизованном мире отставники спецслужб были и остаются значительной и высокопрофессиональной оперативной базой, обеспечивающей проведение разведывательной и контрразведывательной деятельности.
Констатируем: старый как мир лозунг: «Кадры решают все!», – как никогда и даже сверхактуален сегодня и для СБУ!

* Национальная академия Службы безопасности Украины.
В последние годы грамотность у нас растет, количество выпускников с дипломами (в т.ч. фальшивыми) о высшем образовании постоянно увеличивается, уровень же реального образования катастрофически падает, а настоящее просвещение так то и совсем деградирует. В сложившихся условиях НА СБУ должна стать исключением из данного правила.
На основе уже имеющегося кадрового потенциала создать качественно новую научно-исследовательскую и профессорско-преподавательскую базу. Приоритет должен отдаваться самым опытным оперативным, следственным, научно-исследовательским и преподавательским кадрам вне зависимости от их возраста и состояния здоровья.
Параллельно должны быть созданы барьеры для плагиаторов, «блатных парашютистов», других бездарностей и всякого рода приспособленцев, которые, не справляясь со своими служебными обязанностями в оперативных подразделениях, с большой охотой оседают на посадочном поле Академии СБУ. Причем, приоритетными «посадочными» должностями у них являются сразу профессорские либо административно-руководящие. Нельзя допустить, чтобы альма-матер Службы безопасности превратилась в кадровый отстойник, массово штампующий дипломированных неучей. Необходимо создать такой механизм подбора кандидатов на учебу и достичь такого уровня подготовки кадров, который изначально препятствовал бы выпуску из академии поголовно дипломированных бакалавров и магистров с мозгами «Покемонов». В противном случае даже у обывателей может появиться возможность говорить о НА СБУ словами Лютера: «Чему учат в высших школах, как не тому, чтобы все были дубинами и олухами?»
Здесь, в Академии в процессе специальной профессиональной подготовки, воспитания и обучения молодого поколения особенно нужны настоящие профессионалы, необходим их опыт и умение добывать истину, нужны их фантазия, полет мысли, научная и оперативная интуиция, аналитический ум, незашоренность фальшивыми догмами, высокий уровень культуры и независимость мышления. Необходим их здравый смысл – важнейшее орудие научного поиска и гарантия истинности.
Качество подготовки, объемы получаемых знаний и умений должны стать действительно академическими, в полной мере отвечать официальному названию и статусу учебного заведения спецслужбы, т.е. Национальной академии СБУ.
Необходимо достичь того уровня научной мысли, образования и спецподготовки, который мог бы конкурировать с соответствующим уровнем научных исследований, преподавания и обучения, например, в Высшей школе бывшего КГБ СССР (ВКШ КГБ СССР; ныне – Академия ФСБ РФ), которую уважали и высоко оценивали все спецслужбы мира. За 5 лет обучения слушатели большинства факультетов данного ВУЗа с более чем скромным названием получали в полном объеме фактическое академическое образование. Реально это – 3 (три) полных высших образования и одно средне-специальное (военное). А именно:
– высшее юридическое образование в объемах учебной программы и внеклассной работы Московского государственного университета им.М.Ломоносова (МГУ);
– высшее специальное образование (оперативно-розыскная и следственная работа, разведывательная и контрразведывательная деятельность), которое сравнимо по объемам и качеству с подготовкой в военных академиях бывшего Советского Союза;
– высшее языковое образование на уровне московских языковых вузов и Московского государственного института международных отношений (МГИМО).
В наибольшей степени данным критериям отвечал 2-й (контрразведывательный) факультет ВКШ. Это была самая настоящая кузница высококвалифицированных и высокообразованных кадров органов безопасности. Его выпускники пользовались повышенным спросом не только в контрразведывательных структурах, они были кадровой базой и для союзной разведки. Именно поэтому, второй факультет не зря называли самым престижным и элитным — он заслуживал такого отношения и отбор туда был самым жестким.
К слову, попасть учиться в Высшую школу КГБ СССР вообще было очень сложно. Намного сложнее, чем в такой фактически закрытый для простых смертных элитно-корпоративный вуз, как МГИМО и ему подобные учебные заведения. Даже в МГУ. А на 2-й факультет ВКШ это было вообще проблематично, слишком многим высоким критериям и качествам должны были отвечать кандидаты!
Академия СБУ должна стать уникальным учебным заведением, готовящим уникальных выпускников – высококлассных специалистов широкого профиля с обязательной узкой специализацией по одному-двум контрразведывательным направлениям деятельности Службы безопасности. Они должны уметь получать знания самостоятельно и научиться передавать эти знания другим людям. Они должны научиться плодотворной работе не только в коллективе и под чьим-то руководством, они должны быть готовы к качественному выполнению своих профессиональных задач абсолютно автономно в любой сфере жизнедеятельности государства и общества, в мирное время и в чрезвычайных обстоятельствах, в незнакомой обстановке и в недружественном окружении. Покидая стены альма-матер, все выпускники должны быть готовы пуститься в одиночное плавание по просторам Украины под названием контрразведывательная деятельность.
Первый курс обучения курсантов Академии СБУ должен осуществляться в режиме «казарменного положения». Цель многогранна:
– Служба в СБУ приравнена к военной и освобождает граждан от прохождения срочной военной службы в войсках Министерства обороны Украины. Поэтому, первый год обучения параллельно должен сопровождаться получением курсантами полного курса войсковой службы и боевой подготовки. (За исключением тех курсантов, кто уже отслужил срочную службу. Их целесообразно было бы использовать в качестве командиров учебных групп, старшин курсов и т.д.)
– Развить у молодого поколения навыки и умения служить отечеству в условиях жесткой дисциплины, без чего невозможна оперативная деятельность, базирующаяся на строгих правилах конспирации.
– Привить курсантам навыки существования, всей жизнедеятельности в условиях «ограниченного пространства».
– Позволит выделить время для обучения вчерашних школьников навыкам самостоятельного получения необходимых знаний, для их закрепления и действительного получения реального образования, а также предоставит возможность посвятить свободное время для настоящего просвещения.
– Даст возможность и время руководству курсов и факультетов, профессорско-преподавательскому составу намного квалифицированнее изучать моральные, психологические и профессиональные качества курсантов, определять их профессиональную пригодность для работы в Службе безопасности, уточнять конкретные направления и участки контрразведывательной деятельности, на которых будущие выпускники смогут наиболее эффективнее и результативнее применять свои знания, способности и умения.
– Позволит своевременно избавляться от ненужного «балласта» — отсеивать из Академии неспособных к обучению, не имеющих необходимых деловых качеств для оперативной деятельности, носителей морально-психологических качеств, препятствующих их работе в спецслужбе, своевременно, еще на самом раннем этапе проникновения в СБУ выявлять возможных «перспективных делегатов» иностранных разведок и организованного криминалитета.
В условиях, когда новая-старая политэлита Украины ликвидировала в специальных органах прослойку честных, неподкупных, высококлассных профессионалов и опытных специалистов, Служба безопасности очень нуждается в кадрах нового поколения. Ей нужны дистанцированные от политики, бизнеса и криминала настоящие /не псевдо-/ патриоты, специалисты-прагматики, которым не безразличны нужды отдельно взятого человека, не чужды интересы общества и государства. Страна ждет пополнение спецслужб именно такими государственниками, законниками и профессионалами с большой буквы.
Наука и образование, обучение и просвещение, самосовершенствование и оперативное мастерство, седой опыт старшего поколения и юные амбиции перспективной молодежи должны позитивно сосуществовать, глубоко взаимопроникать, тесно и плодотворно взаимодействовать, реально способствовать взаимному совершенствованию и росту.
Только так можно будет обеспечить поступательное движение в сторону позитивных перемен, гарантировать переход спецслужбы на высшую ступень развития.
Только так можно добиться не декларируемых, а реальных перемен к лучшему, реальный прогресс в деятельности СБУ.

* Следственное управление СБУ (также, как и следственные подразделения Генпрокуратуры) со временем должно быть передано в Национальное бюро расследований Украины. За Службой же безопасности на данном этапе исторического развития в полном объеме должны быть сохранены полномочия на оперативное и уголовно-процессуальное сопровождение и обеспечение уголовных дел, которые будет вести НБР. То есть, она должна пока что оставаться полноправным органом дознания.

* Национальное бюро расследований Украины должно иметь полное право на расследование всех видов должностных и общеуголовных преступлений, включая коррупцию и шпионаж, совершенных представителями центральных и региональных органов власти и управления, высшего судейского корпуса и руководства региональных судов, а также спецслужб и правоохранительных органов.
Искусственное сужение полномочий НБР исключительно расследованием коррупции выльется в очередную показушную компанию, политическую акцию и идеологический фарс, породит на свет очередную недееспособную, неэффективную и затратную государственную машину для ее последующего ручного использования в далеко неблагородных целях.
Коррупция, как и любое другое общественное явление, не появляется из ниоткуда и не может исчезнуть в никуда. Она также не может и существовать в «гордом одиночестве космического вакуума».
Коррупция природно, т.е. объективно и тесно связана с другими видами уголовных правонарушений. И бороться с этим явлением необходимо на всех фронтах правоохранительной деятельности в комплексе.
Кроме того, НБР должно иметь и собственные подразделения, призванные обеспечивать следствие качественным и эффективным оперативно-розыскным сопровождением, а также заниматься обеспечением жестких мер конспирации, секретности и безопасности участников следственного процесса.

* Служба безопасности Украины, конечно же, и далее должна оставаться закрытым учреждением. Это определяется ее статусом, специальными целями и задачами, которые стоят перед спецслужбой, специфическими формами, методами и средствами деятельности, а также требованиями конспирации. Но, в первую очередь она должна быть закрыта для любого негативного влияния и давления со стороны. Особенно со стороны разнообразных политических сил, разнокалиберного бизнеса и организованного преступного мира.
Только Закон во всех его проявлениях и есть та форма влияния, которая должна определять, регулировать и пронизывать все стороны жизнедеятельности Службы безопасности!
Кроме того, необходимо больше уделять внимания неформальной чистоте кадров. А для этого должны быть созданы непреодолимые барьеры для проникновения в Службу безопасности разнокалиберных и разной цветовой гаммы медиократов и бездарностей, аматоров и дилетантов, приспособленцев и любых попутчиков, а также проходимцев всех видов и разновидностей и просто дураков. И уж тем более, они ни при каких условиях не должны попадать на руководящие должности в учреждении, отвечающим за безопасность государства.
Сотрудникам же СБУ, других силовых структур и правоохранительных органов необходимо прививать иммунитет от непрофессионализма, правового нигилизма, телефонного и кулуарного права.
Требуется качественное и последовательное формирование у них общей, профессиональной и правовой культуры.

* Закон «О Службе безопасности Украины».
Закон «Об СБУ» в обязательном порядке должен быть пересмотрен, изменен и дополнен. С учетом происшедших значительных изменений в мире и существенных перемен в украинском обществе, других современных реалий. С целью совершенствования деятельности спецслужбы и повышения ее результативности. В целях создания эффективных преград для политизации СБУ, ее профессиональной деградации, «коммерциализации», «теневизации» и даже криминализации.
Кроме выше изложенных позитивных направлений в нем могли бы найти свое законное место и следующие важные моменты.
1. Создание эффективного управления спецслужбой требует проведения административно-кадровой реформы.
– На руководящие должности должны назначаться исключительно профессионалы, имеющие соответствующие знания, опыт и персональные значительные результаты (достижения) в оперативно-розыскной, контрразведывательной и следственной деятельности.
– Количество заместителей Председателя СБУ должно быть строго ограничено статьей Закона. Их число не должно превышать 3 человек.
– Законодательно должна быть определена и сфера компетенции конкретных заместителей главы спецслужбы.
– Полномочия ликвидированных должностей зампредов должны быть переданы непосредственно начальникам оперативных департаментов. При этом должна быть значительно повышена и их ответственность за принимаемые решения (и за бездеятельность).
– Назначения на руководящие должности должны быть достаточно прозрачными, а при необходимости осуществляться на конкурсной основе.
– Управленческий аппарат должен работать оперативно и эффективно, а для этого он не должен быть громоздким.
– Главной функцией помощника начальника подразделения от направления до департамента включительно должна быть оперативно-аналитическая (а не личного секретаря).
(На должности помощников должны назначаться самые опытные, успешные и перспективные работники, имеющие склонности как к оперативной, так и к аналитической работе. За должностью помощника направления и отдела должно закрепляться звание подполковника, а за помощником начальника управления и департамента – полковника. Это будет способствовать повышению дееспособности конкретных структур СБУ и закреплению в подразделениях наиболее талантливых сотрудников.)
2. Изменить ситуацию, при которой сегодня практически все решения принимают исключительно выше стоящие руководители.
– Должны быть четко расписаны юридические полномочия всех сотрудников, начиная от оперативного работника до Председателя СБУ, включительно.
– Должны быть существенно расширены права оперработника, для чего его необходимо обеспечить соответствующими ресурсами, в первую очередь информационными и материально-техническими. Как основное боевое звено в деятельности спецслужбы он должен иметь право принимать самостоятельные решения по большинству вопросов, связанных с выполнением профессиональных задач на вверенном ему участке обеспечения безопасности государства.
– Должно быть закреплено право каждого сотрудника, каждого руководителя на «самостоятельность мышления»: право на личное мнение, право на принятие собственных решений, право на свободу действий.
3. Исключить из деятельности спецслужбы ущербное и затратное дублирование функций как у отдельных работников, так и у целых подразделений.
– Оценка принадлежности конкретной проблемы должна осуществляться по следующим критериям: их отношении к внутренней или внешней безопасности государства, собственно к организованной преступности либо к объектам контрразведывательной защиты.
– Для работы по смежным и тесно переплетающимся проблемам должны создаваться временные контрразведывательные, оперативно-розыскные и оперативно-следственные группы.
4. Закон должен предусматривать создание ведомственной многоуровневой информационной системы с отработкой соответствующих уровней допуска и систем защиты. Это должны быть:
* Электронный учет всей поступающей корреспонденции;
* Информационная компьютерная база контрразведывательных данных;
* Информационная компьютерная база криминальных сведений;
* Электронный учет оперативно-розыскных дел;
* Электронный учет контрразведывательных дел;
* Электронный учет следственных дел;
* Электронный учет физических и юридических объектов заинтересованности спецслужбы;
* Иные информационные компьютерные базы данных.
– Законодательно определить приоритетное право контрразведки на использование общегосударственных и ведомственных информационных систем и баз.
– В пределах разумного предоставить расширенное право оперативным работникам на самостоятельное использование для решения профессиональных задач информационных систем, баз и оперативных учетов.
5. Расширение прав спецслужбы должно уравновешиваться ужесточением дисциплинарной, административной и уголовной ответственности за незаконные деяния ее представителей и преступную бездеятельность.
– Скрупулезно должен быть выписан пункт закона об ответственности за необоснованные нарушения должностными и другими ответственными лицами СБУ конституционных прав, свобод и законных интересов человека и гражданина.
6. В законе должна быть прописана будущая (предстоящая) «демилитаризация» Службы безопасности:
– изменение военного статуса на цивильный;
– перевод сотрудников спецслужбы в ранг государственных служащих;
– законодательно закрепление за ними повышенного денежного содержания госслужащих и соответствующего пенсионного обеспечения (с обязательным его повышением параллельно с общегосударственными мероприятиями по увеличению зарплат и пенсий для населения Украины);
– сохранение для сотрудников СБУ всех положенных доплат, надбавок и льгот, связанных с секретностью, опасностью и другими особыми условиями деятельности;
– кроме государственных рангов и классов закрепить за оперативным составом и специальные звания, аналогичные военным;
– определить конкретные сроки «демилитаризации»;
– на переходный период перевести в статус государственных служащих всех без исключения сотрудников и руководителей неоперативных подразделений и структур СБУ.
7. В законе должна быть предусмотрена персональная и солидарная ответственность (гражданская, дисциплинарная, административная и уголовная) за принятие коллегиальными органами СБУ (как то: Коллегия СБУ, коллегии при начальниках региональных управлений, аттестационные коллегии, жилищно-коммунальные комиссии, комиссии по расследованию дисциплинарных проступков и т.д.) нерациональных, ошибочных, убыточных, бессмысленных, просто идиотских, носящих «заказной» характер, других незаконных и явно преступных решений.
8. В «Законе об СБУ» должно быть предусмотрено создание при гаранте Конституции или при высшем законодательным органе постоянно действующего органа, например, специализированной комиссии, наделенной специальными правами и полномочиями по рассмотрению любых вопросов, связанных с оперативно-розыскной и следственной деятельностью Службы безопасности Украины, кадровой и социальной работой в СБУ.
Предоставить право всем сотрудникам спецслужбы обращаться в указанную комиссию по любым спорным и проблемным вопросам, невзирая на требования конспирации и правила секретности, а также без предварительного информирования об этом своего непосредственного руководства.
Предусмотреть создание аналогичного органа (такой своеобразный «третейский суд») и в структуре самой СБУ.
9. В целях практической реализации «Закона об СБУ» должны быть скрупулезно прописаны:
– конкретные постоянные источники финансирования СБУ в процентах ВВП;
– источники финансирования отдельных программ СБУ за счет бюджетов других государственных министерств и ведомств для решения стоящих перед ними текущих задач и долгосрочных программ;
– государственные источники финансирования жилищной программы кредитования СБУ;
– действующий и эффективный механизм (структуры) контроля за деятельностью Службы безопасности Украины, за соблюдением ее сотрудниками основополагающих прав человека. В том числе и внутри самого ведомства.

Вынужден обратиться к Вам в очередной раз и ко всем вместе одновременно, потому, что вот уже несколько лет подряд мне никак не удается самостоятельно осилить имеющиеся проблемы, созданные руками «оборотней». А они заключаются в вопиющем беззаконии со стороны высших должностных лиц спецслужб, правоохранительных органов и других государственных институтов, что, соответственно, проявляется в нескончаемых и тотальных нарушениях моих конституционных прав, свобод и законных интересов. Причем, нарушения эти в своем подавляющем большинстве носят именно криминальный характер.
В результате многолетней противоправной деятельности кучки проходимцев из силовых структур и некоторых других государственных учреждений меня лишили:
* Права на жизнь, здоровье, свободу, труд, жилье, полноценное социальное обеспечение и судебную защиту.
* Права на неприкосновенность личности, жилья, телефонных переговоров, переписки и т.д.
* Права на честь, достоинство, никем и ничем незапятнанную репутацию.
* Права на свободу слова, на достойное человека и обеспеченное существование.
* Права на информацию, в первую очередь документальную.
* Права на получение компенсации за нанесенный моральный и материальный ущерб.
* Права на верховенство Права и Закона!
* Права на равенство всех перед Законом!!
* Права на восстановление Справедливости и уничтоженных Прав и Свобод!!!
* Права на обладание какими-либо Конституционными Правами, Свободами и Законными Интересами человека и гражданина вообще!!!!
Самому мне так и не удалось кардинально изменить ситуацию, пробить стену непонимания и бездействия высших органов власти и управления, а также нежелания представителей правоохранительных органов восстанавливать справедливость, достойно выполнять свои профессиональные обязанности (* Сноска: За прошедшие годы: а) В адрес СБУ поступило более 48 заявлений, обращений, депутатских запросов, «Открытое письмо» и т.д. б) На имя резидента Украины было отправлено 16 заявлений, обращений и «Открытое письмо». в) Верховная Рада Украины получила 18 заявлений, обращений и писем. г) В Генпрокуратуру направлялось не менее 13 заявлений, запросов ВРУ, писем и других документов. д) Национальный банк Украины получил 2 заявления. е) В Кабинет Министров Украины доставлено 6 заявлений, обращений и «Открытое письмо». ж) Верховный Суд Украины получил 3 заявления, 4 электронных письма, включая и «Открытое». з) Конституционный Суд Украины – 1 «Конституционное обращение». и) Министерство внутренних дел Украины – 5 тематических обращений и «Открытое письмо».).
Поэтому, обращаюсь к Вам с далеко не риторическим вопросом: Сколько же еще лет несколько подлецов, недоумков и проворовавшихся чиновников из СБУ, НБУ, а также их пособники по криминальному «бизнесу» из числа высокопоставленных и не очень государственных деятелей (деятелей в прямом и переносном смысле) будут издеваться надо мной, моей семьей и моими родственниками?

С учетом изложенного, настоятельно прошу Вас о следующем.
1. Дополнительно вернуться к внимательному изучению и тщательному исследованию следующих документов:
— Заявления в Верховный Суд Украины от 01.12.2009 г.;
— Заявления от 27.03.2010 г., Обращения от 29.03.2010 г. и «Открытого письма» от 30.08.2010 г., адресованные Президенту Украины;
— Обращения к Премьер-министру Украины от 30.08.2010 г.;
— Обращения и заявления в Верховную Раду Украины от 14.09.2010 г.;
— Других писем, запросов, обращений и заявлений, направлявшихся на Ваше имя ранее (** Сноска: В моих последних заявлениях на имя первых лиц государства и в Верховный Суд Украины все так основательно и скрупулезно разложено по полочкам специально для так несвоевременно «ослепших» прокуроров, что впору издавать их уже без особой доработки в виде документально-криминальных романов с приложением сборника документальных доказательств!).
2. Рассмотреть, в конце концов, перечисленные выше документы по существу, сделать единственно верные выводы, отработать соответствующие правильные решения и предпринять срочные адекватные меры.
3. Имеющимися у Вас законными силами и средствами содействовать скорейшему разрешению очерченных в указанных документах вопросов и проблем.
4. Создайте, пожалуйста, прецедент и покажите всему миру, что в Украине не должно быть и уже никогда не будет никаких «неприкасаемых» среди власть предержащих и иных «небожителей» всех уровней, цветов и оттенков. Докажите, наконец-то, своим соотечественникам, своим избирателям и мировому сообществу, что в Украине началась новая эра – эпоха добра, справедливости и законности, что с этого момента в нашем государстве все без исключения равны перед законом.
На конкретных примерах покажите всему миру, что современная Украина – это не failed state («несостоявшееся государство»), а оплот настоящей демократии, закона и права, что у нас уважают европейские и общечеловеческие ценности, что в современной украинской державе с настоящего времени и навсегда царит исключительно верховенство Права и Закона!
5. Если это будет не очень затруднительно, то сообщите мне, пожалуйста, о Вашем решении.
Своей позитивной реакцией Вы окажете неоценимую помощь не только мне лично, но и многим другим потерпевшим в их нелегкой борьбе за восстановление своих уничтоженных под самое основание конституционных прав, свобод и законных интересов человека и гражданина.

Практически все ответы из СБУ можно выразить одной банальной фразой пьяного капрала: “Сам дурак и уволили тебя правильно. Не нравится, обращайся в суд!” (Это ж до какой степени надо быть уверенным в своей исключительной правоте, безмерной вседозволенности и абсолютной безнаказанности, чтобы рекомендовать мне обратиться в суд! У господ-кадровиков и иже с ними «крышу» сорвало окончательно! Они забыли, что работают не в НКВД!
Как там учил знаменитый Дейл Карнеги? «Когда судьба вручает вам лимон, постарайтесь сделать из него лимонад». Поэтому я обязательно воспользуюсь рекомендациями кадровиков. Как только подойдет соответствующее время.).
— В то же время, чтобы я не мог защищать растоптанные ненасытными коррупционерами и бездарными карьеристами из спецслужбы свои конституционные права, свободы и законные интересы в суде, чиновничий аппарат СБУ категорически отказывает мне в предоставлении необходимых материалов и документов (В частности, мне не выдали копию квартирного дела, документы на получение денег в НБУ, справку, подтверждающую мой статус военного пенсионера, до сих пор у меня нет удостоверения офицера запаса и оформленной должным образом трудовой книжки, я не получил также ни одного документа с официальными разъяснениями правдивых причин тотальных нарушений моих основных прав и т.д. Не смотря на неоднократные просьбы, мне так и не выдали ни одного документа по уголовному делу и судебному процессу 2004 г. Нужные мне для восстановления своих прав документы я не смог получить также в Генеральной прокуратуре и Верховном суде Украины. Ни пакетом, ни по отдельности, ни оригиналов, ни их копий! Про официальные извинения из СБУ я уже и не упоминаю.
В результате противоправной деятельности сотрудников СБУ я также так и не получил на руки ни документов на нарезное оружие, ни само оружие, ни документов на право заниматься предпринимательской деятельностью, ни сертификата на трехкомнатную квартиру, выделенную мне МВД как потерпевшему по уголовному делу, ни самой квартиры. И так далее и тому подобное!).
— Характерной особенностью работы чиновников спецслужбы с заявлениями граждан Украины является практически неприкрытое запудривание мозгов как своему собственному руководству, так и проверяющим инстанциям, отсюда — подготовка ответов для заявителей осуществляется преимущественно в виде пустых и насквозь лживых отписок, т.е. необоснованных отказов.
— Осуществляются попытки любыми средствами, в т.ч. и незаконными, оправдать свои неправомерные действия.
— Фальшивки, ложь и дезинформация используются как аргументы для оправдания своих противоправных деяний и преступной бездеятельности, для обоснования своих незаконных решений и необоснованных отказов в разрешении тех или иных проблем и вопросов.
— За одной ложью следует другая, маленькую ложь оправдывает большая, большую ложь покрывает уже громадная дезинформация. Так и идет вверх по нарастающей, без остановок на обед и перекуры.
— Как и в лучших шулерских традициях чинуши-аферисты и бюрократы-пройдохи очень активно и с большой охотой подтасовывают факты, пользуясь краплеными картами в виде абсурдных отписок и «филигранно» изготовленных фальшивок.
— Подавляющее большинство необоснованных отказов из СБУ содержат недостоверные сведения, порочащие мою честь, достоинство и профессиональную репутацию. Поэтому, их необходимо рассматривать и как средство для распространения лжи и дезинформации, т.е. как «официальные» фальшивки.
— «Официальная» дезинформация, намертво «вырубленная» в «официальных» же фальшивках-ответах из учреждений-ответчиков, без всяких угрызений совести и каких-либо сомнений скрупулезно переносится в такие же далекие от правды официальные выводы надзорных инстанций и других проверяющих структур. Процесс очень успешный и фабрикация официальных документов поставлена на поток. И эта готовая продукция в виде «официальной» дезинформации годами и даже десятилетиями гуляет по замкнутому кругу, оставляя далеко за его пределами Закон, Право и все Ваши нерешенные проблемы.
— Когда у зажравшихся чинуш и обнаглевших бюрократов из спецслужбы уже исчерпываются все возможные и невозможные аргументы для оправдания своей противоправной деятельности (преступной бездеятельности), то они просто игнорируют заявления, вообще не давая на них ответы.
(Так, были проигнорированы мои следующие заявления:
* Заявление на имя Президента Украины от 30 апреля 2007 г., которое хотя и с задержкой, но все же было передано в СБУ. В нем в сжатой форме излагались основные преступления, совершенные против меня представителями спецслужбы. Ответа на него не последовало ни из СПУ, ни из ГУОУ, ни из СБУ.
* Заявление в ГУ СБУ по г.Киеву и Киевской обл. от 18 ноября 2008 г. Правдивый ответ на него стал бы прямым доказательством преступных нарушений пенсионного законодательства.
* Заявление на имя Президента Украины от 12 мая 2009 г., которое вначале было переправлено в Генеральную прокуратуру, а уже оттуда направлено в Службу безопасности с предписанием проверить изложенные в нем факты. Вместо организации соответствующей проверки меня (в этот раз уже вместе с Генпрокуратурой) в очередной раз «умыли» и поставили на место, заявив, что все мои предыдущие обращения в СБУ были рассмотрены /якобы/ в соответствии с требованиями действующего законодательства Украины, о чем меня «их высочества» и «их превосходительства» неоднократно проинформировали. Ни много, ни мало.
* От коллег из СБУ не отстают и бюрократы из ГПУ.
Так, было проигнорировано мое заявление и на имя Генерального прокурора Украины от 25 июня 2009 г. Чиновники ГПУ просто «отфутболили» его мне обратно.
Не дождался я практических результатов работы и по моему заявлению одному из заместителей Генпрокурора от 15 июля 2009 г..
* Мое аналогичное данному заявление на имя Председателя Верховного Суда Украины от 01 декабря 2009 г. было переадресовано в Генеральную прокуратуру Украины (№ 5-9405 сі 06 от 11 декабря 2009 г.). Оттуда же, как и следовало ожидать, его «отфутболили» в прокуратуру г.Киева (№ 04/4/1-19913-07 от 23.12.2009 р.). Где оно «успешно» умирает до сих пор.
В адрес же киевской городской прокуратуры было срочно переправлено и мое заявление в ГПУ от 08 февраля 2010 г. Наверное, в Генпрокуратуре рассматривают данное подразделение как «посадочную площадку», как «отстоечный» бассейн для всех нежелательных кому-то и опасных для кого-то заявлений, обращений и жалоб.
К сожалению, учитывая мой предыдущий далеко не позитивный, а наоборот – абсолютно безрезультативний опыт бессмысленной «переписки» с органами прокурорского надзора и досудебного следствия, имеются основания считать, что в этих учреждениях не заинтересованы в расследовании преступлений, достаточно подробно и очень тщательно задокументированных в моих базовых заявлениях.
Итак, мои заявления в Генеральную прокуратуру, в которых более чем подробно раскрывается преступная деятельность высших должностных лиц СБУ, НБУ и их соучастников, просто «отфутболиваются» в нижестоящие звенья, что является неправомерным. Ведь подавляющее большинство преступлений, описанных в моих обращениях, совершались как раз преимущественно высшими должностными лицами и другими ответственными сотрудниками из высших государственных органов, ведомств и структур (99.9 %), что находится далеко за пределами компетенции, например, киевской городской прокуратуры. Городские и районные прокуроры не располагают соответствующими полномочиями и не могут проводить в отношении таких физических и юридических лиц ни прокурорские проверки, ни какие-либо процессуальные действия, ни возбуждать уголовные дела.
Расследование подобной преступной деятельности – это прямая прерогатива и непосредственная обязанность именно Генеральной прокуратуры Украины.
Здесь проявляется характерная черта деятельности большинства государственных ведомств, правоохранительных органов и других силовых структур. Еще на этапе первичной обработки поступающей корреспонденции (переписка с физическими и юридическими лицами, регистрируемые заявления и обращения и т.д.) вся опасная для кого-то в данном ведомстве и за его пределами информация тщательно отсеивается. Подобные «опасные» документы либо мирно чахнут в столах ответственных, но не заинтересованных в их разрешении лиц данного ведомства, либо возвращаются заявителям, либо переадресовываются учреждениям, которые не заинтересованы, не в состоянии либо неправомочны их ни рассматривать, ни решать по существу, где они также потихоньку умирают.
А ведь поступившие в ГПУ из ВСУ материалы представляют собой не что иное, как практически готовое уголовное дело и проект будущего обвинительного заключения одновременно. Необходимо было лишь официально продублировать ряд полученных мною доказательств, т.е процессуально их задокументировать, провести серию допросов свидетелей и подозреваемых, а также осуществить выемку важных для следствия документов и все – можно было бы подавать дело в суд. Но, увы, расчет мой, причем абсолютно законный, не оправдался. А в действиях Генпрокуратуры нет ни правовой целесообразности, ни следственной необходимости, ни законности, наконец, ни даже простой логики.
* Как и следовало ожидать, городская прокуратура так ничего и не решила, а я получил очередную отписку (№ 07/1-2058-10 от 18.03.2010 г.). Не были процессуально задокументированы даже те факты противоправной деятельности ГУ СБУ в г.Киеве и Киевской обл., о совершении которых в моих материалах имелись сто процентные (100 % -е) непробиваемые доказательства. Доказательства их вины и преступного умысла. Ответ из горпрокуратуры ничем особенным не отличался от аналогичных «писулек» из СБУ. Налицо весь комплекс признаков необоснованного отказа, не особо тщательно замаскированного.
«Выводы» городских прокуроров базировались на стандартно-лживых ответах из подразделений СБУ, т.е. на уже давно известных мне фальшивках. А причиной тому (такой поразительной «результативности») могли быть несколько факторов: 1) формально-халатный подход к решению служебных задач; 2) «боязнь» перетрудиться; 3) простой непрофессионализм; 4) явное или скрытое давление на сотрудников прокуратуры извне либо внутри самого учреждения; 5) отсюда и возможный страх перед власть предержащими.
Учитывая изложенное в моем заявлении и конечные результаты «работы» городской прокуратуры, а точнее полное их отсутствие, со спокойной совестью можно изменить порядок указанных факторов на обратный.
Честно говоря, имея довольно горький опыт общения с данной силовой структурой, я и не надеялся на позитивный результат. И не ошибся. Такова наша до крайности остервенелая действительность… Да и что могла сделать горпрокуратура, если еще в самом начале проверки моего заявления она установила, что значительная часть разрешений на проведение комплекса оперативно-технических мероприятий (незаконных) по «шпиону, бандиту и террористу» Коробкову А.Г. оформлялись именно в ГПУ!
* Не менее «красиво» и неоднократно «отметилась» и сама Генеральная прокуратура Украины. Характерны в этом плане полученные мною ответы из ГПУ № 04/4/1-19913-07 от 06.05.2010 г. на депутатский запрос из Комитета Верховной Рады Украины по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности № 04-19/12-682 от 29.03.2010 г. и № 04/4/1-19913-07 от 09.12.2010 г. на депутатский запрос из Комитета Верховной Рады Украины по вопросам прав человека, национальных меньшинств и межнациональных отношений № 04-20/16-892 (223365) от 03.11.2010 г.
Поражает, до глубины души обижает и донельзя унижает такой ничем не прикрытый цинизм высшей надзорной инстанции, который целым фонтаном бьет из каждого ее высказывания. В ответе нет ни слова правды!
На основе анализа прокурорских писем, как квалифицированный юрист и опытный контрразведчик, могу вполне обосновано сделать следующие выводы:
В действиях ГПУ и СБУ просматриваются такие важные характерные признаки как, схожесть брехни, согласованность и даже синхронность в незаконных действиях (даже даты подписания последних ответов у них одинаковы – 09 декабря 2010 г.), наличие единого координационного центра и т.д. и т.п.
Ни в прокуратуре г.Киева, ни в Генпрокуратуре Украины не удосужились даже ознакомиться с содержанием моего заявления в Верховный Суд Украины от 01.12.2009 г. на 245 листах и с приложением к нему документальных материалов на 282 листах. И с заявлением Президенту Украины от 27.03.2010 г. на 262 листах. А ведь это – практически готовое уголовное дело!
Свои ошибочные выводы оба ведомства строят на недостоверных сведениях и настоящей дезинформации, которая содержится в ответах, а точнее в «официальных» фальшивках из СБУ, которые они получили.
Городская прокуратура не может по закону (именно поэтому она /якобы/ и не выявила фактов проведения по мне оперативно-розыскных мероприятий и т.п.), а Генпрокуратура не желает, следуя букве того же самого закона, выполнять свои профессиональные обязанности, проводить тщательную прокурорскую проверку преступных фактов и скрупулезно расследовать преступления, которые были совершены против меня, и которые более чем подробно описаны в моих заявлениях.
«Философствуя», прокурорские работники рассказывают, «как оно должно быть». Но мы и сами это знаем. Как оно должно быть на самом-то деле!
В ГПУ (вместе с СБУ) окончательно заговорились (заврались), ссылаясь на военный билет. Указанный документ никогда не выдавался военным пенсионерам СБУ (и Министерства обороны) в звании офицеров или генералов. Данный документ предназначен исключительно для военнослужащих самого нижнего звена, проходящих срочную (контрактную) военную службу, а также уволенных (демобилизованных) в запас после ее окончания!
На работу же я не устроился как раз по той самой причине, что мне было отказано в своевременном оформлении трудовой книжки, в выдаче удостоверения офицера запаса и мобилизационного удостоверения. Параллельно с этим СБУ распространяла и продолжает распространять обо мне недостоверную информацию, в т.ч. разрушительно-криминального характера, что унижает, позорит и уничтожает под корень мою честь, достоинство и профессиональную репутацию.
Используя принципы бюрократической тавтологии и чиновничьего словоблудия, ГПУ утверждает, что я, с одной стороны, «лишь констатирую факты о противоправных деяниях», а с другой, заявляет, что я якобы «ни одного раза не указал таких конкретных случаев, которые подлежат проверке», что мои доводы, мол, «содержат лишь оценочные категории о деятельности государственных и правоохранительных органов без указания конкретных фактов правонарушений», что именно поэтому они (ГПУ), мол, «возвращают заявление без рассмотрения»?! Безмерно наглый и насквозь лживый цинизм так и прет из всех щелей!
Последние два утверждения из ответа ГПУ № 04/4/1-19913-07 от 27.05.2010 г., вместе с которым мне в нарушение закона вернули без рассмотрения «Обращение» /на 10 листах/ и «Заявление» /на 262 листах/ на имя Президента Украины и Секретаря СНБОУ от 29.03.2010 г. и от 27.03.2010 г., соответственно. Аналогичные бредовые заявления зафиксированы и в официальной реакции Генпрокуратуры на мое «Открытое письмо» Президенту Украины от 30.08.2010 г. — ГПУ № 04/4/1-19913-07 от 27.10.2010 г. , и на последний депутатский запрос – ГПУ № 04/4/1-19913-07 от 09.12.2010 г.
Что за бред! Набор безмерно абсурдных утверждений! Да я наработал сотни мозолей на пальцах и ладонях неоднократно, тщательно, скрупулезно и подробно, в сжатой форме и в развернутом виде излагая информацию лишь о некоторых проблемах и отдельных правонарушениях, а также тщательно фиксируя сведения о всех наболевших вопросах и о всем комплексе совершенных преступлений вместе взятых, о конкретных лицах, которые их совершали, о конкретных объектах, где находятся опять же конкретные доказательства указанных незаконных деяний и преступных событий, и о многом другом. Необходимо только работать! В моих последних заявлениях на имя первых лиц государства и в Верховный Суд Украины все так основательно «разжевано», «пережевано» и разложено по полочкам специально для так несвоевременно «ослепших» прокуроров, что впору издавать их уже без особой доработки в виде документальных романов с приложением сборника документальных материалов – доказательств!
Так можно дождаться и абсолютно необоснованных обвинений в том, что я, мол, сам себя обвинял в совершении многочисленных правонарушений и даже преступлений, что я сам себя накачивал наркотиками, что я сам организовывал и совершал сам на себя покушения, по надуманным обвинениям открывал и вел оперативно-розыскные и иные дела, незаконно возбуждал уголовные дела и так далее. Театр абсурда! Где актеры – это правоохранители в мундирах от СБУ и ГПУ.
А в суде я не могу защищать свои уничтоженные права потому, что:
• СБУ, ГПУ, МВД, ВСУ организовали вокруг меня настоящую информационную блокаду – они не выдают мне необходимые для этого материалы и документы;
• мои обращения к высшим руководителям государства и правоохранительной системы игнорируются, их электронные копии, размещенные в порталах интернет-изданий и в самой глобальной сети уничтожаются;
• уголовное дело, по которому я был признан потерпевшим, если до настоящего времени еще и не уничтожили, то спрятали так, что его никто не может найти;
• МВД по не совсем понятным причинам прячет от меня членов оперативно-следственной группы, которые принимали участие в расследовании указанного в моих заявлениях уголовного дела, и могли бы помочь в разрешении имеющихся вопросов и проблем (тем самым оказывая непосредственно и им настоящую медвежью услугу);
• ГПУ, в противоречие действующему законодательству, отказывается расследовать преступные деяния, которые описаны в моих заявлениях;
• И так далее и тому подобное. Налицо имеем – замкнутый круг неразрешенных вопросов и проблем.
Таким образом, можно констатировать, что в работе ГПУ проявляются следующие негативные элементы:
• поразительный непрофессионализм;
• показательная халатность и безалаберность;
• абсолютное нежелание выполнять свои служебные обязанности;
• «заказной» характер деятельности и бездеятельности, подготовки и исполнения конкретных документов, в том числе и всех ответов из органов прокурорского надзора;
• циничное и безнаказанное игнорирование норм Конституции Украины и требований действующего украинского законодательства.
В своих выводных документах представители надзорных органов оперируют исключительно дезинформацией, белыми нитками шитой в полученных ими «официальных» фальшивках из СБУ, и чиновничьей тавтологией, зацементированной в пустопорожних отписках бюрократов из других госструктур. Причем, последние также строят свои ошибочные выводы на фальшивках СБУ и закладывают их в ответы на запросы из надзорных инстанций. Таким образом, «официальная» дезинформация гуляет по замкнутому кругу и разорвать его невозможно без встречных позитивных действий со стороны Генпрокуратуры. При всем при этом, полностью игнорируется доказательная база, содержащаяся в моих заявлениях и в приложениях к ним.
Ни Генеральная прокуратура, ни прокуратура г.Киева не реализовали на практике ни одного моего правового предложения: при участии соответственных и правомочных правоохранительных структур не провели ни одного конкретного оперативного мероприятия, не совершили ни одного предусмотренного законом процессуального действия, а именно, не провели ни одного допроса или опроса непосредственно причастных к отмеченных правонарушениям лиц, не сделали ни одной выемки, не провели ни одной экспертизы или экспертной оценки, и т.д., что очень подробно предлагалось в моих базовых заявлениях.
Не была дана правовая оценка очерченным многочисленным фактам противоправной деятельности и так называемым ответам, а на самом деле необоснованным отказам из СБУ и других государственных органов. Это приходится делать мне самому. Но, в Генпрокуратуре мои правовые оценки категорично не желают принимать во внимание. Как и описанные преступления!
Ни одного раза не был проведен даже сравнительный анализ фактов противозаконной деятельности, что очерчены в моих заявлениях и обращениях, с ответами из СБУ. Ни одного раза не был проведен сравнительный анализ самих ответов из спецслужб за разное время. И так далее и тому подобное.
Более того, Служба безопасности вместо надзорного органа самостоятельно решает, имеются или нет правонарушения с ее стороны. Она заблаговременно «программирует» прокуратуру на конкретный и только ей выгодный конечный результат (т.е., на отсутствие вообще какого-либо опасного для нее результата) и фактически указывает (приказывает) прокуратуре ничего не делать! Например, она однозначно заявляет(СБУ № 21/3/2-1259 от 26.05.2010 г.): «…Порушень з боку Служби безпеки України…, які б потребували прокурорського реагування, не вбачається»!!! Лихо! Нахальства и цинизма спецслужбе не занимать!
Ни надзорные инстанции, ни другие проверяющие органы ни одного раза не вытребовали из Службы безопасности Украины ни одного оригинального документа, имеющего отношение к очерченным в моих заявлениях преступлениям. К ним непосредственно относятся материалы моего сфальсифицированного личного дела офицера СБУ, моего сфальсифицированного квартирного дела, моего сфальсифицированного пенсионного дела. К ним также непосредственно относятся материалы многочисленных внутренних служебных и оперативных расследований, документация оперативно-розыскных дел, контрразведывательных (разведывательных) дел и уголовных дел!
А Генпрокуратура, кроме того, почему-то скромно забыла провести ревизию в своих собственных «закромах», утопающих от важной с точки зрения закона доказательной информации, накопленной в служебных материалах и в следственных документах!
Непонятно, как в таких «благоприятствующих» процессуально-правовых условиях вообще возможно делать какие-либо выводы, тем более такие категорические и окончательные?! Это абсурдно!
Таким образом, мои многочисленные заявления и обращения в ВСУ, в ГПУ, в СБУ, на имя Президента Украины и Секретаря СНБОУ фактически ни разу не были рассмотрены по-существу, факты противоправной деятельности не были задокументированы процессуально, т.к. не было проведено полноценной, всесторонней и комплексной проверки. Именно поэтому мне незаконно и неоднократно было отказано в возбуждении уголовного дела. В результате преступники в погонах до сих пор гуляют на свободе, наслаждаются благами свободы и здравствуют поразительную «активность» Генпрокуратуры, и, прячась под «крышей» правоохранительных органов, продолжают творить свои черные дела. И все вроде бы довольны… Кроме потерпевших. Такое показательное отношение к рассмотрению моих заявлений может свидетельствовать только обо дном: ГПУ сама имеет непосредственное отношение к моей травле и преследованиям. Сплошное, тотальное и многолетнее беззаконие!!!
— Чтобы заморочить мозги заявителям, скрыть свои правонарушения и одновременно замаскировать свои неправомерные действия под якобы законную деятельность, выдают заявителям абсолютно им не нужные документы. («На тебе, Боже, что мне не гоже». Так, например, вместо т.н. «пенсионной» справки ГУ СБУ в г.Киеве и К/о направило в мой адрес в феврале 2009 г. укороченную «биографию» моей военной службы, которую я у них не запрашивал. ).
— Представители надзорных органов и других правоохранительных структур будут отказывать Вам в проведении прокурорских и иных проверок, заявляя, что в Ваших заявлениях, якобы, отсутствуют:
* конкретные факты проведения преступной деятельности;
* конкретные даты совершения противоправных деяний;
* конкретные лица, совершавшие преступления;
* и так далее и тому подобное!
(И это не смотря на то, что вы уже натерли десятки мозолей на пальцах и ладонях, в сжатой форме и в развернутом виде подробно описывая десятки повторяемых преступных деяний. А ваши заявления пора уже объединять в многотомный сборник преступлений отечественных чиновников или в многотомный роман на шпионско-криминальную тематику.)
— Силовики будут заявлять, что в ходе проведенных проверок фактов нарушения Ваших прав и совершения описанных Вами преступлений ими, якобы, не выявлено. При этом, свои выводы они будут делать на основании официальных ответов из структур, которые причастны к нарушению Ваших прав, представители которых и совершали против Вас преступления. Как показывает многолетняя практика, данные ответы иначе как «официальными» фальшивками и не назовешь. Как правило, большинство из них содержит в себе исключительно недостоверные сведения, целевую дезинформацию и просто циничную ложь!
— Наглость и цинизм должностных лиц Службы безопасности Украины безмерны и безграничны! Поэтому, апофеозом бесправия, беззакония и наплевательского отношения к правам человека со стороны СБУ (что потом тщательно переписывается и другими структурами) будут следующие заявления:
«Повідомляємо, що фактів порушення Ваших конституційних прав і свобод та законних інтересів не виявлено, підстав для вжиття в межах компетенції СБУ відповідних заходів реагування не вбачається.
Наведені Вами дані перевірені у повному обсязі, вирішені по суті, про що Вам надавались вичерпні відповіді.
З урахуванням зазначеного, повідомляємо про подальше припинення розгляду Ваших звернень з вказаних питань відповідно до положень статті 8 Закону України «Про звернення громадян.»» (СБУ № 3/2/К-164 от 07.06.2010 г.).
Что мы видим? Ни одного слова правды! Одна лишь беспредельная ложь, ничем не прикрытая брехня и официальная дезинформация!!!

— Проворовавшиеся чиновники из Национального банка Украины, вместо решения ваших проблем, которые являются их прямыми функциональными обязанностями, будут вести с вами бесплодную переписку, основательно сдобренную ложью и дезинформациею. В своих ответах они сообщали и будут далее писать следующее:
= В НБУ не поступали Ваши заявления о нарушениях Ваших прав в нашем учреждении.
= В Национальный банк Украины на Ваше имя денежные средства не поступали;
= В Нацбанке Украины на Ваше имя счет не открывался и деньги на нем не сберегались.
= В соответствии с уставом НБУ в нашем банковском учреждении физические лица не обслуживаются, поэтому депозиты им не открываются.
= Якобы для решения Ваших вопросов государственные банкиры будут настойчиво требовать предоставить им дополнительные материалы и реквизиты расчетных (финансовых) документов, требовать, чтобы Вы придерживались абсурдных правил, выполняли бессмысленные требования и следовали антиконституционным инструкциям, издаваемым в Нацбанке и т.п.
= Опять же в (лживо декларируемых) целях разрешения ваших проблем державные банкиры будут заставлять вас бесконечно оплачивать «услуги» НБУ якобы за оформление необходимой документации. При этом вам не будет выплачено аж ни копейки!
= На сегодняшний день денежные средства в Нацбанке отсутствуют (это в НБУ-то!?), поэтому, мол, выполнить Ваши просьбы и выплатить деньги нет возможности.
= В Ваш адрес неоднократно направлялись официальные письма с приглашением посетить НБУ для получения причитающихся Вам денежных средств, однако Вы не так и не пришли в банк (???).
= Нацбанк Украины делает все возможное, чтобы ваше материальное благосостояние и далее только улучшалось, чтобы ваши финансовые интересы никогда не нарушались (!?). (Надо же, так благородно с их стороны!).
= Национальный банк Украины не несет ответственности за деятельность других государственных и коммерческих банков и ее результаты (Хорошо устроились банкиры-разбойнички! Ничего не скажешь.).
И так повторяется из года в год вот уже второе десятилетие.
Ну, что тут можно сказать, кроме того, что все это – тотальная ложь!
* Деньги были перечислены своевременно и в полном объеме, но были разворованы. Должностные лица, их подчиненные и штатные юристы прекрасно осведомлены, что перепроверить сообщаемые им сведения простому гражданину невозможно. Их охраняет такой правовой институт, как «банковская тайна». Получить правдивые данные можно исключительно компетентным органам, исключительно по постановлению прокурора или суда (судьи) и исключительно при определенных юридических условиях.
* То, что счет не открывался, то это проблема не потерпевшего, это уже проблема для самих банковских деятелей, чреватая «небом в клеточку». Они обязаны выполнять решения отечественных судов всех уровней, а также решения международных судебных органов.
* Ссылки на устав НБУ есть не что иное, как обыкновенная «утка» (отписка). Не надо особо утруждать себя, чтобы назвать целую дюжину фамилий известных в Украине лиц, которые имеют в НБУ свои депозиты.
* Действующее украинское законодательство не предусматривает еще каких-то дополнительных документов определенной формы для получения денежных средств, переведенных в конкретный банк на чье-то имя третьими лицами или структурами (т.е. физическими либо юридическими особами), и Национальный банк не является исключением. Так, в статье 1063 Гражданского кодекса Украины четко записано: «Такое лицо получает права вкладчика с момента предъявления им в банк требования, которое исходит из прав вкладчика, или выражения им иным способом намерения воспользоваться такими правами». Очень просто, лаконично и логично. Все остальное, это – пустые отговорки и необоснованные отказы.)
– Затягивая процесс бесплодной переписки, не решая имеющиеся проблемы и создавая новые, чиновники стремятся:
* взять заявителей измором;
* помешать восстановлению растоптанных конституционных прав, свобод и законных интересов потерпевших;
* заставить отказаться от имеющихся претензий;
* отозвать ранее направленные обращения;
* отказаться предъявлять судебные иски;
* вынудить заявителей дать взятку ответственным должностным лицам;
* отказаться от похищенных активов и пассивов в пользу тех, кто их и украл (незаконно присвоил);
* подготовить необходимые условия по ликвидации, в т.ч. физической, надоедливых просителей;
* после «естественной» смерти владельцев материальных ценностей незаконно, с использованием своего служебного положения присвоить их пассивы и активы.
— Налицо целый комплекс извращенных и «узаконенных» в спецслужбе и центробанке принципов работы, характеризующихся поразительным пренебрежением к Конституции и действующему законодательству, нескрываемым неуважением к правосудию и законности, к высшим институтам власти и управления, абсолютно наплевательским отношением к конституционным правам, свободам и законным интересам человека и гражданина, его чести и достоинству.
– Более чем характерным и отличительным признаком тотального и системного попирания основополагающих прав человека чиновниками из Службы безопасности Украины, другими словами – исключительным признаком «законности» в работе с заявлениями и обращениями граждан, в деятельности спецслужбы, направленной на восстановление справедливости и т.д., является категорическое нежелание выполнять требования и положения, закрепленные в Конституции Украины, в Законах Украины “Об обращениях граждан”, “О Службе безопасности Украины”, “Об оперативно-розыскной деятельности”, “О контрразведывательной деятельности”, “Об информации” и многих других. Другими словами, налицо неизменный, трудно поддающийся лечению обычными средствами и традиционными методами все углубляющийся процесс сужения объема, нарушений и полного уничтожения конституционных прав, свобод и законных интересов человека и гражданина. К ним относятся, в частности, следующие:
* Право на жизнь, здоровье, свободу, труд, жилье, полноценное социальное обеспечение и судебную защиту.
* Право на неприкосновенность личности, жилья, телефонных переговоров, переписки и т.д.
* Право на честь, достоинство, никем и ничем незапятнанную репутацию.
* Права на свободу слова, на достойное человека и обеспеченное существование.
* Право на информацию, в первую очередь документальную.
* Право на получение компенсации за нанесенный моральный и материальный ущерб.
* Право на верховенство Права и Закона!
* Право на равенство всех перед Законом!!
* Право на восстановление Справедливости и уничтоженных Прав и Свобод!!!
* Многие другие права (подробнее изложено в прилагающемся перечне законодательных актов, которые были нарушены) !!!!
* Право на обладание какими-либо Конституционными Правами, Свободами и Законными Интересами человека и гражданина вообще!!!!!
Псевдоюридические сентенции кадровиков, хозяйственников и финансистов, а также инспекторов, следователей и представителей оперативных подразделений Службы безопасности, которыми так изобилуют все без исключения ответы –необоснованные отказы из СБУ, свидетельствуют об их поразительной правовой безграмотности и примитивных попытках улизнуть от ответственности за свои неправомерные деяния. По всей видимости, здесь также проявляется результат консультаций их «придворных» экспертов из числа так и недоучившихся, но все же дипломированных юристов, познания которых в области юриспруденции оставляют желать лучшего.
Постоянно используемая неприкрытая казуистика дипломированных неучей-крючкотворов из СБУ характеризуется активной изворотливостью в попытках применяя нормы права и закона доказать ложные положения и сомнительные доводы произведенных ими же на свет опусов, оправдать персональные ошибки, недоработки, некомпетентность, а также свои незаконные деяния и преступную бездеятельность.
Они живут и действуют по принципам (хотя, уверен, даже и не догадываются об этом), принятым на вооружение нечистоплотными юристами еще в конце XIX — начале XX веков: «Мы адвокаты – нам куш подай, и вот тогда ты речам внимай. Давай нам дело – чернее тьмы, и станет бело – клянемся мы!»
Такое отношение к работе с заявлениями граждан Украины является, с одной стороны, внешним проявлением, конечным результатом протекающих в СБУ негативных процессов, а с другой, одновременно служит удобрением для их же дальнейшего процветания в спецслужбе. Это – распространение коррупции, произвол военных чиновников и беспредел должностных лиц СБУ. Отсюда же – дисциплинарные проступки, административные правонарушения и уголовные преступления «стражей закона» из Службы безопасности Украины, которые остаются безнаказанными.
Именно поэтому растоптанные представителями СБУ основные права украинских граждан не восстанавливаются, нанесенный ущерб не возмещается, а военные правонарушители к ответственности не привлекаются.
Категорический отказ восстанавливать мои права, непредоставление необходимых документов, сплошные необоснованные отказы на мои заявления и продолжающаяся до настоящего времени моя крупномасштабная травля с задействованием всех имеющихся в СБУ сил и средств, с использованием потенциала других государственных институтов и негосударственных структур – все это, вместе взятое, является важным доказательством, подтверждающим наличие состава преступлений в деятельности и бездеятельности Службы безопасности Украины и Национального банка Украины, предусмотренных в Уголовном кодексе Украины, и описанных в моих заявлениях и обращениях.
Сколько же еще лет несколько подлецов, недоумков и проворовавшихся чиновников из СБУ, НБУ, а также их пособники будут издеваться надо мной, моей семьей и моими родственниками?
Когда уже первые лица Службы безопасности Украины выйдут из затяжного ступора после многолетней «спячки», раскроют пошире свои начальствующие очи и наведут, наконец-то, порядок в подведомственном им учреждении?!
Ведь и у меня когда-нибудь может наступить предел стрессоустойчивости со всеми прогнозируемыми и непредсказуемыми последствиями!
* Выделим следующее. В октябре 2010 г. в процессе официальных мероприятий, посвященных шестидесятилетию подписания Европейской Конвенции по правам человека, и Президент Украины В.Ф.Янукович и Председатель Верховной Рады Украины В.М.Литвин в своих заявлениях однозначно признали, что Украине пока еще очень далеко до европейских стандартов в сфере соблюдения конституционных прав, свобод и законных интересов человека и гражданина. А Министр юстиции А.В.Лавринович заявил, что по состоянию на сегодняшний день (22.10.2010 г.) долг государства только по судебным решениям перед потерпевшими, т.е. по делам, связанным с нарушениями основополагающих прав человека, составляет ни много ни мало, а целых 130 млрд. грн.!
Как не вспомнить тут слова великого Кобзаря, в моей ситуации более схожие на крик смертельно раненной птицы, снарядом падающей на катастрофически быстро приближающиеся камни: «Де ж той світ? І де та правда?! Горе! Горе!… Чи буде суд! Чи буде кара! Царям, царятам на землі? Чи буде правда меж людьми?»

XVI. Основные выводы.
Резюмируя изложенную в заявлении и в прилагаемых к нему документах информацию, коротко констатируем следующее:
* Основной причиной или, точнее, первопричиной моей многолетней травли со стороны проходимцев, окопавшихся в Службе безопасности Украины, и их сообщников из других государственных учреждений, как в период моей военной службы, так и после увольнения из СБУ, однозначно является качественное и профессиональное выполнение мною своих служебных обязанностей, достаточно высокий уровень результативности моей персональной деятельности в сфере контрразведывательного обеспечения безопасности Украины.
* В течение более чем 15 лет для обеспечения моей травли проходимцы из СБУ на системной основе и за счет госбюджета незаконно использовали весь агентурно-оперативный и оперативно-технический потенциал спецслужбы, ее материально-финансовые ресурсы, чем нанесли огромный ущерб государству и имиджу органов безопасности.
* Выведя меня из оперативно-розыскного процесса, лишив меня возможности трудиться на профессиональном поприще в контрразведке, не позволив применить свои знания и умения в разведке и других структурных подразделениях спецслужбы, проходимцы из СБУ и их патроны за ее стенами нанесли ущерб не только мне и моим близким, они нанесли ощутимый урон и институту государственной безопасности Украины на моем участке работы.
* В результате преступной деятельности проходимцев из спецслужбы и связанных с нею непрекращающимися стрессами мне лично были нанесены многочисленные и тяжелейшие морально-психологические травмы, что стало причиной значительного ухудшения моего состояния здоровья.
* Моя мать была доведена до практически неизлечимого и опаснейшего заболевания с нулевым процентом надежды на выздоровление и, как следствие, до наитяжелейшей операции с отрицательным коэффициентом шансов на выживание и последовавшей за этим инвалидности.
В дальнейшем нескончаемые стрессы и отсутствие должного лечения привели к прогнозируемому результату — рецидиву болезни и ее преждевременной смерти.
* Изложенная в моих заявлениях преступная деятельность представителей СБУ, НБУ и их соучастников в других государственных и негосударственных структурах нанесла ранее и продолжает наносить сегодня мне лично и всей моей семье в целом огромный, трудно оценимый и невосполнимый морально-психологический и материально-финансовый ущерб.
* Анализ необоснованных отказов из Службы безопасности и Национального банка Украины, результатов работы Верховного Суда и Генеральной прокуратуры Украины, а также прокуратуры г.Киева по моим заявлениям, а также сложившейся вокруг меня значительно криминализированной, накаленной до предела и облаченной в мундиры правоохранителей обстановки дает серьезные основания утверждать, что по состоянию на текущий момент продолжает существовать реальная опасность совершения очередных покушений на мою жизнь и жизнь членов моей семьи.
Причем, угроза исходит, в первую очередь, со стороны проходимцев из числа как действующих, так и уже бывших должностных лиц СБУ и НБУ (возможно, и МВД), их пособников и соучастников, а также тех преступных элементов и целых структур, которые благодаря мне попали в поле зрения правоохранительных органов. И, конечно же, со стороны их «высоких» покровителей (и моих «заказчиков»).
А если учитывать мою результативную деятельность именно на контрразведывательном поприще, то не исключена месть и со стороны некоторых крупных иностранных спецслужб.
* До основания были уничтожены конституционные права, свободы и законные интересы членов указанной выше оперативно-следственной группы и их семей. Разрушили их карьеру, нанесли ущерб здоровью и имуществу.
До сих пор им угрожает реальная смертельная опасность. Кроме уголовного дела на моих бывших высокопоставленных коллег, они расследовали и другие резонансные преступления, в т.ч. совершенные должностными лицами МВД и НБУ. Причем, последние до сих пор пребывают на свободе, находясь под «защитой» еще более высокопоставленных государственных мужей.
* Проходимцы в погонах искалечили жизнь моим детям, исковеркали мою личную и семейную жизнь, разрушили карьеру, наплевали в душу, ликвидировали фактически мною созданное подразделение и уничтожили на моем участке работы отработанный в масштабах государства эффективный механизм противодействия иностранной разведывательной деятельности, чем нанесли также значительный ущерб и всей Украине в целом в сфере обеспечения государственной безопасности.
* Ни в Службе безопасности, ни в Национальном банке Украины до сих пор не желают восстанавливать справедливость и исправлять свои ошибки.
* Мои конституционные права, свободы и законные интересы, растоптанные должностными лицами СБУ, НБУ и их подельниками в других государственных учреждениях, до сих пор не восстановлены.
* На все мои заявления в адрес указанных структур следует одна и та же реакция – насыщенные ложью, чиновничьей тафталогией и бюрократическим словоблудием отписки, которые в соответствии с законом имеют только одно единственное определение – необоснованные отказы.
* По состоянию на сегодняшний день должностные лица СБУ и НБУ продолжают совершать правонарушения, имеющие четкие определения в Уголовном кодексе Украины, целенаправленно уничтожая на корню остатки ранее ими же растоптанных моих конституционных прав, свобод и законных интересов.
* Долгие годы вплоть до настоящего времени проходимцы из числа должностных лиц СБУ и их соучастники создавали и продолжают создавать такие невыносимые условия существования для моей семьи, такое состояние отчаяния и безысходности, которые, по их замыслу, должны толкнуть меня на совершение неадекватных поступков. А это уже могло бы дать им повод привлечь меня к уголовной ответственности.
* Они также мечтали ранее и продолжают надеяться сегодня, что, испугавшись их преследований, я пущусь в бега (в т.ч. и за границу), и тогда можно будет снова на основании сфальсифицированных материалов обвинить меня в преступлениях, которые я никогда не совершал и совершать не собираюсь, чтобы я уже никогда не смог вернуться домой.
* Всеми своими силами проходимцы пытались сломать меня морально, раздавить психологически. Большие надежды они возлагали на то, что им удастся, взяв меня измором, поставить-таки на колени. Что, доведенный многолетней травлей до крайней степени отчаяния и безысходности, я брошусь к ним в ноги, стану умолять о помощи и у них появится возможность манипулировать мною так, как им заблагорассудится. В том числе: заставить отказаться от всех претензий и отозвать свои заявления; потребовать у меня в свое распоряжение как минимум часть денежных средств, которые причитаются мне по решению суда в качестве возмещения морального и материального ущерба, или вообще отказаться от них в пользу тех, кто их и похитил.
Расчет строился также на то, что я пойду в услужение к организованному криминалитету со всеми вытекающими отсюда уголовно-процессуальными и пенитенциарными последствиями.
* Я, моя семья и мое окружение стали жертвами беззакония, правовой анархии и правового беспредела, творящихся в Украине, причем по вине тех должностных лиц и государственных структур, которые как раз и обязаны стоять на страже Закона.
Я и мои близкие стали многолетними заложниками у главных составляющих криминогенной обстановки в государстве и обществе, в самих правоохранительных и специальных органах Украины, которые все чаще и чаще трансформируются в этакий «криминально-правоохранительный» симбиоз «защитников отечества» и «паханов». И чем дальше, тем труднее становится разобраться, чего же больше в некоторых подразделениях и целых структурах правоохранительной системы – именно правоохранительной деятельности или же наоборот, исключительно криминального беспредела.
* «Оборотни» из СБУ и их подельники за ее стенами, используя весь потенциал спецслужбы, ресурс других государственных институтов и негосударственных структур продолжают проводить против меня комплекс «агентурно-криминальных» мероприятий и акций непосредственного воздействия, направленных на: лишение моей семьи последних средств существования, жилья и прописки, лишение нас тем самым самых элементарных юридических прав, трансформацию нас в бомжей, а потом уже и уничтожение нас физически. В том числе сымитировав самоубийство, несчастный случай или смерть по природным причинам.
Наше физическая ликвидация явилась бы завершающей фазой устранения главных свидетелей ранее совершенных против нас же преступлений, в т.ч. и незаконное присвоение принадлежащих потерпевшим денежных средств.
Кроме того, они, тщательно маскируя свое непосредственное участие, создают такие условия, которые способствовали бы постепенному вымиранию всех потерпевших и свидетелей по естественным причинам, т.е от болезней и старости.
Именно такой в настоящее время и является широко распространенная, очень эффективная и достаточно безопасная для «заказчиков», организаторов и непосредственных исполнителей метода противозаконной деятельности (замаскированная под якобы законные действия) большинства «государственных» преступников, проходимцев от власти всех цветов и оттенков, направленная на уничтожение кому-то неугодных лиц и нежелательных свидетелей.
* Чтобы уклониться от гражданской, дисциплинарной и административной ответственности, а также избежать неизбежного уголовно-процессульного возмездия «высокоморальные», «высокообразованные», со специальной подготовкой, но и нечистые на руку доморощенные «Пинкертоны» из спецслужб и их пособники за ее пределами своими «героическими» усилиями создали такие условия, которые сделали невозможным защиту и восстановление моих прав, растоптанных до основания «оборотнями», в судебном порядке.
* Мне жизнь не в радость. У меня забрали Все, что могло помочь родным. Права, свободы, жизнь как в Рае, Все это — «избранным» одним. А судьи где? Где прокуроры? Где пресса? Где Гарант страны? Державой правят бездари и воры. Законы – сказка. Где они …
* Все выше изложенное, а также информация, содержащаяся в прилагаемых документах, позволяют утверждать, что:
– в кадровой политике и в профессиональной сфере Службы безопасности Украины диагностируется моральная, правовая, оперативная и следственная деградация;
– потенциал спецслужбы и ее ресурсы сориентированы не на борьбу с потенциальными и реальными угрозами, которые представляют опасность для украинского народа и государства, а как раз против ни в чем невинных представителей этого самого народа; борьба ведется с кому-то неугодными людьми, с нежелательными свидетелями чьей-то преступной деятельности, с чьими-то конкурентами и т.д., т.е. на поток поставлена работа по уничтожению в прямом и переносном смысле «объектов» профессиональных, политических, коммерческих и чисто криминальных «заказав»;
– указанная криминально ориентированная деятельность осуществляется как организованными преступными группами и целыми группировками, так и отдельными представителями служителей закона;
– масштабы противозаконной деятельности проходимцев из СБУ, НБУ и их соучастников, связанной с моей многолетней травлей, настолько велики, насколько и трудно оценимы;
– все противоправные деяния, в т.ч. явно криминального характера, имеют многолетний, масштабный, системный, злостный и циничный характер, осуществлялись они вполне осознанно и абсолютно безнаказанно;
– их качественная квалификация и количественная характеристика выходит за рамки не только обывательской оценки, такой объем и наглость правонарушений труден для восприятия даже многоопытными специалистами из правоохранительных, следственных и судебных органов;
– чтобы дать точную и профессиональную оценку незаконным деяниям представителей СБУ, НБУ и их сообщников необходимы огромный опыт и глубокие познания во многих сферах жизнедеятельности общества и государства, функционирования государственных структур, прежде всего, правоохранительных органов и спецслужб.
* В Украине, в державе, задекларировавшей себя демократическим и правовым государством, добропорядочному и законопослушному человеку невозможно законными путями защитить имеющиеся и восстановить свои растоптанные основополагающие права. В первую очередь по той простой причине, что государственные органы, учреждения и структуры, призванные стоять на страже закона и интересов своих сограждан, сами повсеместно, масштабно, цинично, на системной основе и абсолютно безнаказанно попирают, уничтожая до основания, конституционные права, свободы и законные интересы человека и гражданина. Гражданина Украины!
Органы правопорядка и специальные службы Украины, вся ее правоохранительная система вцелом находятся сегодня в состоянии самого глубочайшего и чрезвычайно затянувшегося нокаута. А украинская Фемида далеко не слепа, ей просто очень и очень стыдно!
«Ужель доселе не довольно? Весь этот ужас, этот бред…» (В.Я.Брюсов).

Налицо — поразительно бездарная, убогая и крайне ущербная кадровая политика, негативные последствия которой даже при благоприятном развитии ситуации будут ощущаться еще очень и очень долго. Кадровая политика СБУ ущербна не только для самой спецслужбы, она несет прямую и непосредственную угрозу институту государственной безопасности Украины.
Сегодняшнее Управление по работе с личным составом Службы безопасности Украины – это рудимент эпохи «развитого социализма» и периода «процветающего застоя», основательно сдобренное некомпетентными работниками «новой формации». Своей бездарной кадровой политикой дилетанты из кадрового аппарата действуют фактически в интересах нечистоплотных дельцов как в самой Службе безопасности, так и за ее пределами. В том числе и в интересах организованного криминала.
Расставляя на руководящих постах проходимцев с «кристально чистой» репутацией и «доверенных лиц» таких же проходимцев от власти, политики, легального и нелегального бизнеса, УРЛС фактически способствует процветанию, развитию и дальнейшему существованию украинского «Дикого Запада» с его криминальными формами накопления капитала. Со всем комплексом вытекающих отсюда негативных процессов и отрицательных явлений в жизнедеятельности государства и общества.
Управление кадров само никак не может или не желает выйти из затянувшегося профессионального ступора и тянет за собой всю спецслужбу, все глубже и глубже загоняя ее в тяжелейший, углубляющийся и затяжной кризис. Кризис морально-психологический и профессиональный – правовой, оперативный и следственный. Ущербная кадровая политика низводит и всю Службу безопасности до рудиментарного состояния. Остается только вспоминать о былой мощи и славе, о чистоте помыслов и высоких результатах ее, к сожалению, уже бывших сотрудников. И мечтать о временах, когда спецслужба возродится в новом качестве и достигнет более высокого уровня развития.
Нынешние же негативные тенденции проявляются на всех без исключения этапах кадровой работы: подбор кандидатов, их изучение и проверка, обучение и спецподготовка принятых на службу, а также расстановка кадров. Сегодня приоритет отдается лицам с устойчивым иммунитетом против творческого, самостоятельного и независимого мышления.
Время высококлассных профессионалов-идеалистов и оперработников-романтиков, которые шли работать в органы безопасности по призванию и показывали высокую результативность своего оперативного искусства — разведывательного и контрразведывательного мастерства, к сожалению, уже прошло, а время для высококвалифицированных специалистов-прагматиков еще не наступило.
Зато существуют идеальные условия для проникновения в специальную службу проходимцев, криминальных элементов и просто случайных людей. Прискорбно, но эта болезнь поразила не только СБУ, но и всю правоохранительную систему Украины вцелом, другие силовые институты, а также органы власти и управления.
Сегодня отсутствуют действенные механизмы, препятствующие проникновению в спецслужбу, в т.ч. и на ее руководящие должности разнокалиберных и разноцветных «Шариковых», «Бендеров» и «Зваричей», «Чичиковых» и «Паниковских», «Жириновских», «старушек Шапокляк» и других «великих комбинаторов» от политики, бизнеса и криминала.
А ведь от этого в полной мере зависит дееспособность спецслужбы, ее неучастие в политических и криминальных процессах. И многое другое. Полезное для отдельных граждан, всего народа и общества, для государства в целом.
Кадровый кризис и профессиональная деградация привели спецслужбу к такому ее нынешнему «революционному» состоянию, когда «низы» вроде бы и хотят, но не могут, а «верхи» и не могут и не хотят…
Констатируем. Старый как мир лозунг: «Кадры решают все!», – как никогда сверхактуален сегодня и для СБУ!
16. Очень горьким и даже плачевным фактором является то, что благодаря бездарной негативной кадровой политике и институту крайне деструктивного протекционализма на руководящие должности в спецслужбы и другие силовые структуры порой «просачиваются» потенциальные и уже состоявшиеся преступники. Эти мерзавцы-руководители и начальствующие проходимцы, имеющие извращенное и насквозь криминализированное мышление, способствуют где-то исподволь, а где-то и вполне открыто насаждению в СБУ и в других правоохранительных органах криминально-корпоративной этики, правил и норм поведения, а также ценностей, присущих организованному криминалитету.
Это, в свою очередь, приводит к тому, что неподкупные профессионалы, честно исполняющие свои служебные обязанности, остаются, как правило, один на один с опасностью, угрожающей им со стороны своих продажных коллег, коррумпированных военных и гражданских чиновников, криминализированных политиков и организованного криминала.
Параллельно с этим в стенах Службы они становятся объектами такой массированной травли, которую выдержать, способны не все.
«О, позабытый мир! и я дышал тем ядом,
И я причастен был твоей судьбе!» (В.Я.Брюсов)
17. Сокрытие преступлений, совершаемых представителями СБУ, от личного состава спецслужбы и общественности приводит к значительному росту негативных последствий. А именно:
– широкому использованию и целенаправленному распространению дезинформации и других непроверенных, неточных и лживых сведений;
– прогрессирующим нарушениям конституционных прав, свобод и законных интересов как оклеветанных сотрудников СБУ, так и простых граждан Украины;
– процветанию в спецслужбе вседозволенности, безнаказанности и круговой поруки, что является, в свою очередь, базой для роста коррупции и совершению иных уголовно наказуемых деяний;
– созданию основ для нечистоплотных политиков, представителей крупного финансово-промышленного капитала и организованного криминалитета, по использованию СБУ в качестве орудия и средства реализации своих незаконных политических, бизнесовых и чисто криминальных интересов;
– снижению профессионализма личного состава и падению уровня результативности оперативно-розыскной деятельности спецслужбы, созданию атмосферы неопределенности и неуверенности, подозрительности, бессмысленности прилагаемых для борьбы со шпионажем и организованной преступностью усилий и т.д.;
– созданию благоприятных условий для организации проходимцами антиморальной и незаконной “охоты на ведьм”, т.е. для борьбы не с реальными, а с мифическими внутренними врагами, в т.ч. и для выполнения внутри СБУ политических и криминальных “заказов” со стороны;
– преобладанию в деятельности определенной категории сотрудников СБУ методов банальной провокации (** Примечание: Сущность провокации – это искусственное создание доказательств проведения преступной деятельности.), когда, искусственно доводя конкретного человека до безысходного состояния, толкают его на ими же предусмотренные, спровоцированные действия либо на необдуманные высказывания и поступки, которые тщательно документируются и выдаются за якобы заранее спланированные правонарушения (причины как всегда банальны: они и знать не знают, что такое оперативное мастерство, разведывательное/контрразведывательное искусство, что такое оперативная комбинация или контрразведывательная операция, зато активны в неисполнении требований законов и наплевательском отношении к правам человека, а провокация заменяет им все); когда «объектам» посягательств подбрасываются различные псевдодоказательства несовершавшихся им преступлений и т.д. и т.п.;
– таким образом, даже без всякого злого умысла вскользь брошенные «объектами» устремлений проходимцев из спецслужбы слова, выдаются последними за криминальные намерения, а добропорядочные граждане благодаря стараниям профессиональных провокаторов становятся самыми настоящими «злодеями», любые их действия «трансформируются» в преступления;
– полученные в результате успешно организованной провокации данные основательно приукрашиваются, обрастают необоснованными предположениями, обвинениями и явной ложью, после чего закладываются в основу постановлений о заведении оперативно-розыскных и контрразведывательных дел со всеми вытекающими отсюда негативными для конкретных лиц последствиями (Такому цинично примитивному подбору средств, выбору форм и методов деятельности в правоохранительных органах и спецслужбах «позавидовала» бы даже царская охранка и ее т.н. «третье отделение», «по совместительству» выполнявшие функции тайной политической полиции, а заодно и контрразведки.
Показателен в этом плане диалог двух отрицательных телегероев из кинофильма «Бриллиантовая рука», когда они давали оценку монтировке как средству нападения. Первый: «Это не эстетично». Второй: «Зато дешево, надежно и практично». Не правда ли, очень емкая и точная характеристика выше изложенного!);
– провокаторы, как известно, ограничены в выборе форм и методов работы, как ограничено и их профессиональное мышление, их профессиональный кругозор. Поэтому, они не церемонятся и при подборе средств достижения своих намерений, ограничиваясь старыми давно отработанными шаблонами, известными еще с времен «охранных отделений» царской России;
– процветанию в Службе безопасности правового нигилизма, верховенства телефонного и кулуарного права, закона власти (должности) и денег, при этом украинская Конституция и действующее законодательство остаются далеко за кадром;
– перерождению профессионализма в неподдающееся оценке поразительное умение портить жизнь людям, делая им большие и маленькие гадости, совершая большие и маленькие подлости, превращая их существование в сплошной кошмар, в самый настоящий ад.
18. Не желая должным образом реагировать не только на мои заявления, но и на тысячи других обращений украинских граждан, проходимцы из СБУ и НБУ, кроме вышеизложенного, пытаются скрыть свои преступления и сделать все, чтобы уйти от ответственности. Для этого используются следующие способы, формы и методы незаконной деятельности и преступной бездеятельности:
– рассчитывают на «авось»: «Авось пронесет»; «Как-нибудь обойдется»; ”Якось-то воно буде”;
– оттягивают время, рассчитывая на то, что все само по себе потихоньку уляжется, рассосется и все забудется, а процессуального/судебного преследования удастся избежать;
– в надежде избежать уголовной ответственности, опираясь на такой уголовно-процессуальный критерий, как истечение срока давности по криминальным деяниям, проходимцы из СБУ всеми силами блокируют восстановление моих конституционных прав, свобод и законных интересов. Их мотивы известны – в случае разрешения моих проблем, рожденных как раз продажными чиновниками спецслужбы, будут вскрыты и их правонарушения, а значит – придется отвечать за них по всей строгости закона;
– намеренно оттягивают время в надеже на истечение общей трехлетней исковой давности для предъявления им гражданского иска;
– прячась за бесплодной перепиской, рассчитывают на истечение сроков, которые позволили бы предъявить им административные иски со стороны потерпевших, т.к. это формально вроде бы исключает возможность возбуждения против них соответствующих дел и прохождение их в порядке административного судопроизводства;
– чтобы отвести от себя удар правосудия, заявления, в которых раскрываются правонарушения представителей СБУ, передаются на рассмотрение именно тем должностным лицам, на которых поступают жалобы, либо действия и решения которых обжалуются. Часто ими занимаются те лица, которым по каким-либо причинам невыгодно их положительное решение. Не менее часто заявления специально передаются на рассмотрение чиновникам, которые не имеют на то соответствующих полномочий, не располагают необходимыми знаниями, опытом и нужной информацией;
– прячась за мощью спецслужбы, очень надеются дожить на свободе до безбедной старости, пока возбужденные против них дела будут расследованы, приняты судами к своему рассмотрению и доведены до логического завершения. Мечтают за это время избавиться от свидетелей, потерпевших и всех имеющихся доказательств своей преступной деятельности;
– очень рассчитывают на свою поразительную бесконтрольность и реальное безвластие в самой Службе безопасности. Делают ставку на безлад и анархию в Украине, которые вызваны постоянными выборами-перевыборами, широкомасштабными политическими боями, бесконечной властной чехардой, неспособностью высших законодательных и исполнительных органов навести законный порядок в государстве вцелом и в подконтрольных им государевых структурах в частности. Налицо – использование в далеко неблагородных целях фактического безвластия в державе. На «избранных» чиновников спецназначения, кроме всего прочего, работает также быстро текущее и бесповоротно уходящее время. Все это вместе взятое и дает нечистоплотным бюрократам из спецслужбы дополнительную уверенность в своей безмерной вседозволенности и абсолютной безнаказанности;
– специально оттягивают время в расчете на то, что по истечении длительного времени важные материальные и не документальные доказательства их преступной деятельности могут быть забыты, утеряны, уничтожены или исчезнут естественным путем. Например, отравляющие вещества будут выведены из организма; клинические проявления их применения смажутся или вообще исчезнут; уйдут из жизни сами потерпевшие, в отношении которых отравляющие вещества применялись и т.д.;
– подчищаются оперативные учеты, электронные базы данных и архивы, в процессе чего незаконно уничтожаются отдельные документы, тематически подобранные материалы и целые дела;
– оттягивается время, чтобы получить возможность вполне официально и якобы на законных основаниях уничтожить материальные доказательства своей незаконной деятельности, т.е. используя нормативно-правовые акты о секретном и несекретном делопроизводстве уничтожить опасные для них компьютерные файлы, секретные и несекретные документы, а также оперативно-розыскные и контрразведывательные дела, материалы досудебного следствия;
– оттягивают время, чтобы до «разбора полетов» успеть сфабриковать «оправдательные» документы и материалы, в т.ч. на основе явной лжи и дезинформации, а также с использованием нормативно-правовых актов, которые не имеют никакого отношения к рассматриваемым проблемам либо регулируют внешне вроде бы похожие (но не те же самые) правоотношения. Созданные фальшивки используются в качестве официальных ответов на запросы надзорных инстанций и других проверяющих органов. Фальшивками же подменяются оригинальные документы в служебных делах, после чего оригиналы уничтожаются;
– пытаются напрямую либо через третьих лиц установить со мной контакт, причем, исключительно на неофициальной основе, чтобы уговорами либо угрозами заставить меня отказаться от всех претензий, обвинений и требований, отозвать свои заявления (Что-то поздновато зашевелились, господа присяжные заседатели! Поезд-то очень уж давно ушел с вокзала. Да и отправлял его в рейс совсем не я.);
– при всем при этом, официальных контактов со мной представители СБУ категорически избегают, а разговоров под протокол просто боятся до дрожи в коленях;
– еще активнее распространяют обо мне лживые сведения, доходя в своих измышлениях до полнейшего абсурда (в последнее время, например, известные деятели из ГУ «К» и Главного следственного управления СБУ пытаются привязать меня даже к убийству журналиста! «Видно, в понедельник их мама родила…»);
– убедившись в бесперспективности предыдущих усилий, пытаются нанести мне удар ниже пояса: они пытаются воздействовать на меня через моих детей, активизируют процесс преследований кое-кого из моих родственников преклонного возраста, то есть абсолютно беззащитных и ни в чем не замешанных людей. При этом доходит до акций психического давления и физического насилия, незаконного задержания и лишения свободы. Все это сопровождается абсурдными обвинениями в якобы совершении нами каких-то преступлений. (Да когда же, в конце концов, закончится эта эпоха беспросветной дурости, массовая истерия, «профессиональный» идиотизм, повальное мракобесие и криминальные методы работы?! Видимо, очень уж неспокойно живется сегодняшним «оборотням»! Вот они и не дают спокойно жить другим.);
– предпринимают меры по лишению меня и моих близких жилищной, материально-финансовой и правовой независимости и защищенности с целью морально-психологического уничтожения и, возможно, последующей физической ликвидации;
– оттягивая время и не восстанавливая основные права, очень надеются на «эволюционный естественный отбор» по Дарвину, т.е. ждут, когда все потерпевшие от их преступлений вымрут как мамонты, извиняюсь, исчезнут с лица земли без явных признаков их непосредственной причастности к этому;
– часть участников моей травли очень активно ищет защиту у своих влиятельных «заказчиков» на стороне, пытается включиться, а те, кого оттуда ранее уже «попросили», вернуться в большую политику, спрятаться за депутатской неприкосновенностью, занять самые высшие государственные посты в Украине, подготовив при этом запасной вариант в виде бегства в дальнее и не очень зарубежье. Другими словами – они всеми правдами и неправдами пытаются ускользнуть от адекватной ответственности перед законом и людьми за свои преступления, обеспечив себя статусом «неприкосновенных» и тайным убежищем с приличным счетом в банке за кордонами Украины;
– всеми имеющимися силами и возможностями не допускают рассмотрение и решение по существу моих заявлений, блокируют восстановление моих прав и привлечение виновных к ответственности в надежде на то, что за этот период им удастся обеспечить себя индульгенцией, дослужиться до пенсионного возраста, получить кучу наград и звезд на погоны (незаслуженных), обеспечить себя за счет государства квартирой, дачей, пенсионным содержанием и т.п., успеть до разбора полетов уйти на пенсию, хотя и с нечистой совестью да грязными руками, но зато с кристально чистой аттестацией. А там хоть трава не гори;
– начинают крупномасштабную травлю заявителей и других неугодных им людей и т.д.
Отсюда следует вполне обоснованный вывод: чтобы одним махом ликвидировать все основания для возможного привлечения их к уголовной ответственности, проходимцы, так и не отказавшись от несбыточной мечты о моем физическом уничтожении, продолжают вынашивать преступные намерения о подготовке новых покушений.
19. По состоянию на сегодняшний день ряд должностных лиц СБУ не намерены признавать своих ошибок и участие в конкретных преступлениях, покрывают преступников в своих рядах, с абсолютным неуважением относятся к правосудию и высшим институтам власти, к человеческой жизни, конституционным правам, свободам и законным интересам человека и гражданина. Это, в первую очередь, относится к тем, кто годами использовал СБУ как надежное прикрытие для решения своих полукриминальных и чисто уголовных вопросов. Именно поэтому они убирали из Службы безопасности и будут дальше убирать под различными предлогами честных профессионалов, т.к. последние мешали и продолжают персонально им мешать совершать преступления.
Внутри самой спецслужбы организуется охота «на ведьм» — поиск мнимых врагов среди неподкупных профи, что позволяет отвести внимание от реальных предателей в широком смысле слова среди коррумпированных должностных лиц СБУ и их продажных соучастников среди личного состава.
Как же, признаться в своей глупости, трусости и жадности, с одной стороны, стыдно, с другой — страшно, ну и, конечно же, — идеологически вредно. Для этого надо быть, как минимум, честным и порядочным человеком и, как максимум — достаточно смелым лицом, способным на поступок, гражданином, который не боится отвечать за свои действия.
20. Управление внутренней безопасности СБУ вместо того, чтобы встать на защиту профессионально-корпоративных интересов сотрудников спецслужбы, в самом лучшем понимании этих слов, подвергающихся травле внутри Службы, вместо того, чтобы обеспечить безопасность тех оперработников, которым угрожает либо может угрожать опасность в связи с выполнением служебных обязанностей, само принимает активное участие в охоте «на ведьм», превратилось в послушное орудие проходимцев, которые целенаправленно проводят работу по уничтожению здорового кадрового потенциала.
Любимым занятием представителей ВБ стала борьба с ветряными мельницами – поиск мифических врагов внутри службы, а точнее – среди честных профессионалов, при этом настоящие предатели действуют у них под самым носом. Мало того, реально существующие и процветающие в стенах СБУ «оборотни» еще и ориентируют их на борьбу с опасностью, которая угрожает, но не государственным интересам, а им самим со стороны сотрудников, честно исполняющих свой долг.
Ни дать, ни взять — «боевой отряд партии проходимцев», «передовая дружина армии руководящих дилетантов и аматоров», «спецназ полукриминального клана “черных полковников и коричневых генералов“!»
«В обстановке поголовной шпиономании легко уживаются карьеристы, горлопаны и доносчики. Наконец, настоящие враги народа (уже без кавычек) размножаются в этой питательной среде подобно микробам…» (Валентин Пикуль).
В таких условиях хамелеоны и приспособленцы расцветают и процветают как на дрожжах, а дармоеды в военной форме плодятся как грызуны и другие вредители. Природа всегда находится в постоянном движении и освободившиеся от честных профессионалов места объективно и охотно занимаются бездарностями и разного рода «попутчиками».
Таким образом, можно констатировать, что управление, отвечающее за внутреннюю безопасность Службы безопасности Украины, по объективным и субъективным причинам не способно контролировать складывающуюся ситуацию, не владеет уже сложившейся оперативной обстановкой, не в состоянии выявлять, раскрывать и пресекать преступления на своем участке работы, не может ликвидировать причины и условия совершения коллегами, в первую очередь, руководящими уголовных преступлений, участившегося появления «оборотней» в своих собственных рядах.
То есть, ВБ никак не может влиять на складывающуюся криминогенную ситуацию в спецслужбе. А отдельные успехи в данной области являются в большей степени результатом недоработок ее составляющих элементов, ошибок самих правонарушителей, в результате которых они и попадают в поле зрения правоохранительных органов.
21. Принятие такого кадрового решения, как восстановление меня на работе в СБУ, логично могло привести к значительным последствиям, которые не только невыгодны нечистоплотным должностным лицам СБУ, но и очень опасны:
– очищение моего имени от грязи, которой меня обливали долгие годы проходимцы от СБУ, поставило бы все на свои места: медиократы, проходимцы, приспособленцы и преступники, которые сделали себе карьеру, в т.ч. на моих костях и за счет моего имени, оказались бы разоблачены;
– могло вскрыться такое количество дисциплинарных проступков, административных правонарушений и уголовных преступлений, что привело бы к многочисленным увольнениям и привлечении виновных к уголовной ответственности;
– высшие институты власти и управления Украины могли вообще поставить на рассмотрение вопрос о целесообразности дальнейшего существования СБУ в ее сегодняшнем виде и состоянии, т.е. спецслужба могла быть расформирована, кардинально реорганизована либо вообще ликвидирована как криминально-опасный сегмент правоохранительной системы государства.
22. Из текста моего заявления четко вырисовываются краеугольные принципы работы бюрократического аппарата СБУ (и не только), определяющие ее крайне негативные конечные результаты и отрицательные последствия:
– логика подменяется абсурдом, словоблудием и тафталогией;
– реальные факты заменяются дезинформацией и ничем не прикрытой ложью;
– чиновники всеми фибрами своей утлой душонки и убогими мышцами вместо решения имеющихся проблем стремятся «рыскать в пространных полях бредоумствований» (А.Н.Радищев);
– документы подменяются фальшивками;
– законность трансформируется в правовой нигилизм, вседозволенность и безнаказанность, в тотальное беззаконие;
– осуществляется едва прикрытое «фиговым листочком» всеобъемлющее манипулирование общественным мнением и сознанием;
– имеющиеся проблемы не решаются, заявления отфутболиваются от одного бюрократа к другому, из одного органа в другой, в итоге – решение вопросов и проблем перелагается на плечи самого заявителя;
– жизнь наиболее настырных и последовательных заявителей бюрократический аппарат превращает в самый настоящий ад.
Повсеместное насаждение жесткого единовластия, своевластия и даже всевластия отдельных руководителей при негативно-бюрократической централизации и нерассуждающей покорности исполнителей привело к нивелированию Службы безопасности как государственного правоохранительного органа спецназначения. Спецслужба переродилась в обыкновенную централизованную военно-бюрократическую машину. Машину, всегда готовую и способную при необходимости, т.е. «по заказу», раздавить любого неугодного руководящим проходимцам и мракобесам из спецслужбы и за ее пределами человека, растоптать его права и свободы.
При этом сама спецслужба существует на базе исключительно двух законов: «закона хаоса» и «закона неустойчивого равновесия». На их же основе построена и вся «внешняя» деятельность СБУ.
В конечном счете имеем то, что имеем: прохвосты и преступники в погонах, имеющие морально извращенное и явно криминальное мышление, становятся чуть ли не национальными героями, а честные профессионалы выдаются за бандитов, воров и шпионов, их основные конституционные права повсеместно попираются, а сами они становятся изгоями общества.
23. Отвлекая оперативные силы и средства спецслужбы на т.н. «негодные объекты», на выполнение политических и криминальных «заказов», уничтожая здоровый кадровый потенциал и т.п. СБУ в ее сегодняшнем виде дискредитирует себя в глазах общества и государства, работает практически вхолостую, т.е. с очень низким коэффициентом полезной отдачи вместо качественной защиты государственной безопасности Украины.
Оперативно-розыскная деятельность и следственная работа поступательно и целеустремленно перерождаются в самый настоящий инквизиционный процесс, причем направленный исключительно против неугодных лиц. Другими словами, чем дальше, тем больше он принимает характерную «заказную» направленность. (Для тех деятелей из СБУ, кто не знает, что такое инквизиция, поясняем: inquisitio переводится с латинского как розыск, расследование. Реально же – это было преследование инакомыслящих по религиозным мотивам.)
Все получается как в старинной «Дубинушке»:
«На Руси святой – жандармерии рой, Рой шпионов летает, как тучи;
Залетает в дома, отрывает от сна, Сон ее охраняя дремучий.»
В Службе безопасности Украины, как и в государстве в целом, разрушена единая целостная и эффективная система противодействия внутренним и внешним угрозам. Отсутствует и качественный механизм взаимодействия между отечественными спецслужбами, правоохранительными органами, другими силовыми структурами и государственными учреждениями.
В настоящее время мы имеем, по-существу, только мираж, который лишь имитирует систему внутренней и внешней, общественной и государственной безопасности. А эффективность силовых структур зачастую проявляется лишь в результате выполнения каких-либо «социально-политических заказов», приуроченных к определенным событиям, и поддерживаются они, как правило, мощным «шумовым» сопровождением и громкими телешоу. То есть, все, что мы видим, есть не что иное, как банальная «показуха», рассчитанная на простого обывателя.
Таким образом, Служба безопасности Украины в ее сегодняшнем виде и состоянии не отвечает своему статусу современного правоохранительного органа специального назначения. Нужна действительно реальная, значительная, качественная и скорая реформа Службы и всей правоохранительной системы Украины.
Ни прошлыми, ни нынешними руководителями СБУ не предпринималось и не предпринимается абсолютно ничего, чтобы ликвидировать в работе Службы все негативные тенденции, локализовать их отрицательные последствия, пресечь противоправную деятельность своих подчиненных.
Это приводит к тому, что сегодняшняя спецслужба поступательно продвигается в сторону, противоположную здравому смыслу. От декларируемого прогресса к прогрессирующему регрессу.
24. Деградация Службы безопасности является прямым результатом процессов, происходящих в стране. В ней в полной мере зеркально отображается политическая, экономическая и социальная лихорадка, которая вот уже второе десятилетие сотрясает Украину.
Негативная кадровая политика в комплексе с другими объективными и субъективными причинами привела к тому, что в настоящее время отдельные сотрудники и руководящие лица, целые коллективы и подразделения, да и вся спецслужба вцелом фактически потеряли правильные ориентиры в своей деятельности. И, как результат, заблудились в трех соснах, названия которых – политика, экономика и организованный криминал (шпионаж).
СБУ из государственного правоохранительного органа специального назначения, который призван стоять на страже государственной безопасности Украины, поступательно перерождается в клуб по интересам для политических, финансово-экономических и криминально-теневых структур со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями.
«Владельцы заводов, газет, пароходов», кардиналы теневого сектора и бароны преступного мира, а также некоторые влиятельные державные мужи и целые группы других известных и неизвестных лиц пытаются перетворить спецслужбу в театр марионеток, т.е. стремятся создать такие условия, когда можно было бы управлять в ручном режиме не только отдельными руководителями и оперработниками, но и целыми подразделениями.
Наибольшее количество «блатных» всех мастей, цветов и оттенков внедряется в Департамент по защите экономики государства и в Главное Управление «К» СБУ, в аналогичные региональные подразделения. К числу неоперативных структур Службы, где также с большой охотой оседает весьма значительное количество «блатных парашютистов», относятся АХУ и ФИНУ СБУ, ну и, безусловно, УРЛС.
25. Условия для расцвета и процветания многих негативных процессов в Службе безопасности часто создаются на основе и существуют за счет так называемого «Института коллективной безответственности» — различных коллегиальных органов. Это — Коллегия СБУ, коллегии при начальниках региональных управлений, аттестационные коллегии, жилищно-коммунальные комиссии, комиссии по расследованию дисциплинарных проступков и т.д. Данное явление можно назвать еще «Институтом профессионально-корпоративного пофигизма», где все его составляющие вроде бы за что-то отвечают, но никто не несет за это «что-то» никакой ответственности.
Это означает, что все они (коллегии и комиссии) без исключения по закону (а точнее, в связи с его отсутствием) не несут никакой ответственности за принятие своих «клановых» решений, которые часто бывают нерациональными, ошибочными, бессмысленными, порой просто идиотскими, а иногда носят явно «заказной» характер и бывают даже незаконными.
На основе этих решений совершаются дисциплинарные проступки, административные правонарушения и даже уголовные преступления. Реализация подобных решений на практике приводит к повальным нарушениям конституционных прав, свобод и законных интересов человека и гражданина. Наносится ущерб общественным и государственным интересам. При этом, никто и никогда не несет абсолютно никакой ответственности. Ну, разве что, наказанию иногда подвергаются самые крайние «стрелочники» из числа самых мелких исполнителей «величественных» коллегиальных решений.
26. Одним из основных принципов служебной деятельности и жизненным кредо большинства проворовавшихся чиновников, коррумпированных правоохранителей и иже с ними есть: «Ми стільки істин вам за мить націдим, що подив назавжди заціпить рот» (Василь Симоненко). Именно поэтому, в процессе служебного разбирательства, досудебного следствия и судебного процесса нечистоплотные представители СБУ, прямо или косвенно принимавшие участие в моей многолетней травле и, соответственно, совершавшие дисциплинарные проступки, административные правонарушения и уголовные преступления, но ускользнувшие в прошлом от ответственности, будут приводить в свое оправдание среди прочего следующие (конечно же, ложные!) «аргументы»:
* «Ми знаєм все! Для нас усе відоме! Що буде завтра? Запитайте нас» (Василь Симоненко). Все, что делает Служба безопасности Украины и ее сотрудники (читайте: несколько бездарностей-всезнаек, проходимцев-ренегатов и псевдопрофессионалов-дегенератов) исключительно правильно, абсолютно верно и обсуждению не подлежит. (Я обсуждать и не обираюсь, просто приведу, опять же /о них же/, слова Василия Симоненко: «Порода наша мудра від природи, ми знаєм все, бо осягнули все. І глипає на нас зворушено і гордо щасливий предок – щирий шимпанзе».)
* Лизоблюды из числа штатных юристов и преданных помощников в оправдание преступлений своих продажных или просто бездарных патронов в области нарушения основополагающих прав человека будут ссылаться на заключительную фразу части первой статьи 64 Конституции Украины и части второй статьи 5 Закона Украины «Об СБУ», где такое явление предусмотрено (Бред сумасшедшего! Это уж точно! Если потребовать их расшифровать свои утверждения, они не смогут этого сделать. Невозможно подвести под законную базу несколько десятков преступлений, совершавшихся в течении как минимум 15 лет. Во-первых, в указанных нормативно-правовых актах речь идет о законном ограничении некоторых прав и свобод. Во-вторых – о временном ограничении. В-третьих – подчеркивается строго ограниченный круг прав и свобод, которые могут быть ущемлены исключительно в законном порядке и на короткий срок. В моем же случае ничего этого нет. Все как раз наоборот.
И потом, даже для временного ограничения некоторых основных прав человека нужны действительно важные причины и серьезные законодательно очерченные основания, но никак не надуманные и ложные предположения, не целевая дезинформация и специально распространяемые грязные слухи, не целенаправленно подготовленные для многоразового и многолетнего использования фальшивки!).
* Необходимость выполнения требований действующего законодательства и внутренних нормативно-правовых актов (На самом же деле, нормы права используются в антигуманных и незаконных целях: маскировка своей некомпетентности, сокрытие уже совершенных преступлений, придание внешне законной формы вновь совершаемым и готовящимся противоправным деяниям криминального характера).
* Исполнение служебных обязанностей по обеспечению государственной безопасности и по борьбе с организованной преступностью (Рассматривайте как совершение ими самими дисциплинарных проступков, административных правонарушений и уголовных преступлений, ведь я-то не шпион и не бандит!
Какую такую угрозу государственной /да и общественной/ безопасности представлял Коробков А.Г.? Добропорядочный человек и законопослушный гражданин, профессионал, наконец, всю свою сознательную жизнь, лучшие свои годы отдавший как раз защите этой самой государственной безопасности, обеспечению ее дееспособности и эффективности!).
* Выполнение письменных приказов и устных указаний своего руководства (Ошибочных, заведомо преступных либо «заказных», в т.ч. политических и криминальных, замаскированных под законные. Надо хоть иногда открывать уголовный и читать уголовно-процессуальный кодексы!).
* Необходимость проверки якобы оперативно значимой сигнальной информации контрразведывательного и криминального характера (Читай – заранее подготовленных фальшивок, а они, как известно, удивительно живучи).
* Заведение оперативно-розыскных и контрразведывательных дел на основании полученных якобы достоверных данных, в т.ч. документальных (А на самом деле – сфабрикованных самими «ксенофобами-шпиономанами» материалов) о совершенных и готовящихся преступлениях (которые я никогда не совершал и совершать не собираюсь).
* Необходимость проведения официальных предусмотренных законом оперативных проверок с целью якобы восстановления меня на службе в СБУ (Брехня чистейшей воды. Сколько еще лет будут проводиться эти проверки? Наверное, по достижению мною преклонного возраста?!).
* Необходимость выполнения требований конспирации и секретного делопроизводства (На самом же деле конспирация и секретность используется, чтобы скрыть свою глупость, бездарность, непрофессионализм и работу «по заказу», а также участие в административных правонарушениях и уголовных преступлениях).
* Политическая целесообразность или служебная необходимость (О какой такой целесообразности или необходимости можно говорить, когда речь идет о многолетнем, тотальном, системном, циничном, злостном и безнаказанном попирании конституционных прав, свобод и законных интересов человека и гражданина!).
* Незнание или плохое знание Конституции Украины, украинского законодательства и внутренней нормативно-правовой базы (А это уже позор и проблема самой СБУ и ее руководства. Кроме того, незнание закона не избавляет от ответственности!).
* Плохая профессиональная подготовка, недостаточность специальных знаний и отсутствие оперативного опыта (Данный факт также не может служить основанием для нарушения прав человека, скорее базой для соответствующих выводов и решений, вплоть до увольнений. Как там у профессионала-баснописца Крылова: «Беда, коль пироги начнет печи сапожник, А сапоги тачать пирожник, И дело не пойдет на лад».).
* Технические ошибки, профессиональные недоработки и служебные упущения (Значит, пора идти работать к станку или повышать квалификацию в поле. Можно ошибиться один раз, можно сглупить вторично, но нельзя же дурость превращать в «хроническую» традицию или в правило жизни традиционного «хроника».).
* Сложность и запутанность рассматривавшихся вопросов и разрабатывавшихся проблем (Типичная отмазка тупых медиократов для полных идиотов. Учиться надо самим и не принимать на работу болванов! «Чтоб музыкантом быть, так надобно уменье…» /И.А.Крылов/.).
* Отсутствие достаточных ресурсов и нехватка времени для разрешения всех проблем, изложенных в моих заявлениях (Для того, чтобы уничтожать на корню права и свободы хватало и времени и ресурсов. Что тут и говорить: плохому танцору всегда кривые ноги мешают!).
* Отсутствие необходимых условий, наличие различных объективных и субъективных факторов, которые якобы не позволяют восстановить мои конституционные права, свободы и законные интересы, растоптанные продажными сотрудниками спецслужбы (Излюбленная песенка «державных» прохвостов и тупых карьеристов. Совет от дедушки Крылова: «Пой лучше хорошо щегленком, Чем дурно соловьем».).
* При предъявлении официальных обвинений найдутся умники, которые начнут прикидываться идиотами, заявлять, что ничего не знали и списывать на непреднамеренную халатность (Ну, прямо американское «мыло» под названием «Тупой и еще тупее». Пора проверяться, а возможно и лечиться в «Павловке»).
* Найдутся и такие, которые будут убеждать следствие, что все происшедшее – это «дела давно минувших дней, преданья старины глубокой», что они не стоят и выеденного яйца, поэтому их надо забыть и не ворошить прошлое («Невежи судят точно так: В чем толку не поймут, то все у них пустяк» /И.А.Крылов/. Конечно, когда светит перспектива «в клеточку», и не такое запоешь.).
* Появятся заявления о том, что все, что происходило в последние годы, это – мол, горькое и случайное стечение обстоятельств, к которым Служба безопасности не имеет никакого отношения. (Так примитивно клеить дурня можно было бы школьникам и домохозяйкам. Эта дешевая ложь четко и аргументировано опровергается каждой строчкой моего заявления. Во всех декларируемых «случайностях» и «стечениях» даже не вооруженным глазом видны нагло торчащие в разные стороны «уши» спецслужб. Правда, не только СБУ.)
* Существует вероятность появления на свет заявлений о том, что, все, что не делалось, делалось исключительно для моего же блага (Ну, прямо не грешники-правонарушители, а добрые самаритяне! Сама святость. Мы хотели, мол, как лучше, а получилось как всегда. Во всем, видите ли, виновата старая привычка одевать штаны через голову. Громадное спасибо «Черной вдове», пардон, Службе безопасности за ее безграничную, бескорыстную, теплую и нежную материнскую любовь и заботу! Облагодетельствовала, родная, превратив мою жизнь и жизнь моей семьи в самый настоящий ад! Врагам не пожелал бы таких «благодетелей» и «ангелов-хранителей».).
* Уверен, что некоторые нечистые на руку «деятели» из СБУ и сейчас пытаются списать свою глупость и должностные преступления на «несовершенный технологический процесс» и «неизбежные издержки производства». На войне, мол, как на войне, без потерь не обходится. (Все это мы уже неоднократно проходили в двадцатом веке. И принцип жизнедеятельности государственного аппарата – «цель оправдывает средства» – нам хорошо известен. И его последствия тоже. Но, у меня нет абсолютно никакого желания быть объектом отстрела у нескольких подонков в офицерских и генеральских мундирах, а также у проворовавшихся банкиров. И уж тем более мне совсем не хочется быть затычкой в проштрафившихся задницах их штатных лизоблюдов. Прошу прощения за не совсем деликатные слова, но на языке у меня крутятся более крепкие и сочные выражения, которые намного точнее характеризуют и самих «оборотней» из спецслужбы и их «героическую» деятельность.).
* Обязательно появятся заявочки, что они, де, пытались таким наипримитивнейшим и свойственным для нечистоплотной бюрократии способом защитить честь мундира. (Да о какой чести тут вообще можно говорить! Она не просматривается у них даже в зачаточном состоянии! Такое количество лет втаптывать своего коллегу все глубже и глубже в грязь, цинично травить его и безнаказанно преследовать, а потом еще философствовать о какой-то там мифической чести?! На такое способны только совершенно бесчестные люди. Посредственности, бездарности и просто непробиваемые дурни всегда при плохой игре тщетно пытаются сохранить хорошую мину. Но, происходит-то это за счет третьих лиц, в ущерб людей, абсолютно непричастных к их «криволапости»!)
* Одним из аргументов будет утверждение о том, что они не могли никак меня разыскать, поэтому, мол, и не было возможности решить наболевшие проблемы. (Как же, когда кто-либо хочет решить проблему, он ищет возможности это сделать. Когда же не хочет — ищет причины, чтобы ничего не делать, и аргументы, оправдывающие его. А вот все без исключения необоснованные отказы из СБУ и НБУ, оформленные в виде официальных писем, находили меня (аж) через 2-3 дня после того, как их отправляли в мой адрес почтой.).
* В качестве же основного аргумента будут использоваться обвинения – одни участники моей травли будут обвинять во всех грехах других соучастников, станут жаловаться, что их вводили в заблуждение, начнут сваливать всю вину в содеянном друг на друга, на иные правоохранительные органы и силовые структуры, посыпятся новые обвинения и в мой адрес (А где же были их собственные мозги все это время, наверное в криогенной камере в состоянии глубокого анабиоза? О каком профессионализме можно вести речь, если несколько пройдох с ярко выраженными криминальными наклонностями умудряются долгие годы водить за нос целую спецслужбу! Все это – не повод для повальных и циничных нарушений законов. «Чем кумушек считать трудиться, Не лучше ль на себя, кума, оборотиться?» /И.А.Крылов/. ).
* Одним из таких обвинений может стать следующее. Наиболее проштрафившиеся станут убеждать следствие, что я для них представлял серьезную угрозу. Что с моей стороны якобы исходила опасность для их жизни и здоровья (?). Поэтому мол, они и были вынуждены использовать материально-финансовые ресурсы, агентурно-оперативные силы и оперативно-технические средства спецслужбы в своих личных целях. (Дивлюсь на спецслужби та й думку гадаю: «Чомусь я не гангстер, чомусь не стріляю?…»
Молодцы, ничего не скажешь. Нашли причины своих бед и самого подходящего козла отпущения. Я виноват уж тем, что хочется им «кушать»! «Но лучше б нам сперва всем вместе перечесть Свои грехи: на ком их боле есть, — Того бы в жертву и принесть, — И было бы богам то более угодно» /без дедушки Крылова ну никак не обойтись/. Я бы им еще поверил, если бы они заявили, что Коробков опасен для их карьеры и свободы. Хотя, на самом деле, не Коробков для них опасен в этом плане, а закон и неотвратимость наказания!).
* Оправдывая свои необоснованные отказы и бездействие в решении созданных их же ну очень «чистыми» руками проблем продажные «законники» из СБУ опять же будут ссылаться на часть 3 статьи 7 Закона Украины «Об СБУ», утверждать, что поступать по другому они, мол, не могли, т.к. это нанесло бы ущерб национальной безопасности Украины (Очень интересная мысль. На самом деле все это – брехня от начала и до конца. Все скрываемые проходимцами тайны – это секреты Полишинеля, более или менее подробно описанные выше. Хотя им есть, конечно же, что скрывать. Это – глупость, трусость и жадность, участие в противоправных деяниях, а также моральная, правовая, оперативная и следственная деградация, полная и окончательная профессиональная импотенция! Пока что ущерб наносится исключительно мне и моим близким. Конца и края этому не видно даже за горизонтом.
Кроме того, как раз именно в результате целенаправленного выведения меня из оперативно-розыскного процесса и был нанесен ощутимый удар по безопасности государства. Потому, что остались не решенными многие служебные задачи и профессиональные проблемы.).
* Спасая свои шкуры от неотвратного уголовного наказания, «великие» контрразведчики и «героические» борцы с организованной преступностью из СБУ попытаются объяснить мою травлю, особенно в последние годы, необходимостью получить у меня сведения о нераскрытых резонансных преступлениях (читайте – силовыми методами заставить меня «заговорить» /вопрос – о чем?/), которыми я, по их версии, якобы располагаю. (Очень странно все это, господа хорошие! А о чем вы думали тогда, когда я еще служил в органах безопасности? И чем вы думаете сейчас /наверное тем, что располагается ниже пояса/? Ведь у всех, кому становятся известны ваши «версии», появляется устойчивое впечатление, что А.Г.Коробков и есть тот самый преступник, который и совершил озвучиваемые вами криминальные деяния.
И потом. То, что может быть известно мне, это – одно. А то, что известно моей бывшей агентуре, это – уже совершенно другое. Как там говорят в Одессе: «Это две большие разницы.» Таким способом пытаясь уйти от ответственности за свои незаконные деяния можно договориться и до обвинений в отравлении Президента Украины либо до подготовки теракта против украинского Премьера! Страх за свою побитую молью шкуру совсем затмил глаза!
Что-то мне совсем не верится, что они действительно намеревались раскрывать какие-либо преступления, да еще и с моей помощью. Ведь за все прошедшие годы меня ни разу никто не допрашивал по /известным только проходимцам/ фактам чьих-то преступных деяний, официально по ним не опрашивали! Никто, никогда и никуда ни разу меня не вызывал для этого повесткой, не приглашал на беседу официальным письмом!
Наоборот, меня очень долго и очень далеко «посылали», тщательно маскируя свою злость и грубость «благочестивым» чиновничьим словоблудием и «интеллигентной» бюрократической тавтологией. Документально зафиксированной.).
* Приходя в состояние бешенства от своего бессилия, моей информированности и моих попыток вывести их на чистую воду, эти «профессиональные» нарушители законов, как раз и призванные стоять на их же страже, будут настаивать, что разработка (а точнее – травля и преследования) А.Г.Коробкова была вынужденной и вполне законной. Они, мол, пытались выявить /в данном случае мифическую/ утечку закрытой информации из спецслужбы и установить ее конкретных источников в других силовых структурах. По их «версии», ведь это именно они снабжали меня «закрытыми» сведениями. (Все это – брехня от начала и до конца! Реально же это – страх перед уголовно-процессуальным возмездием, попытки скрыть свою профессиональную импотенцию и замаскировать попытки мести «объекту» своей заинтересованности!
Тем более, что в Службе давным-давно известно, что я категорически отказался от каких бы то ни было /особенно навязчивых/ неофициальных контактов с бывшими и действующими сотрудниками спецслужб, да и от неофициального обсуждения с ними каких-либо профессиональных вопросов. До того времени, пока СБУ не восстановит моего честного имени, не расплатится по всем счетам, не возвратит все долги.
К сведению «полуобразованных Пинкертонов» из спецслужбы: моим главным источником информации является тот самый старенький «Пентиум», который пока еще прочно сидит на моих натруженных плечах и достаточно качественно выполняет свою миссию. А все необходимое он получает от внешних сенсоров, добросовестно изучающих окружающий нас мир и скрупулезно фиксирующих происходящие вокруг события, явления и прочее. Позволю себе перефразировать известного иллюзиониста Акопяна и все окажется очень даже просто: «Творческий поиск, активность серого вещества и никакого шпионажа».

О правах человека и других важных аспектах, которые необходимо учитывать не только в процессе расследования изложенных выше преступлений, но и при подготовке частного определения суда в отношении Службы безопасности и Национального банка Украины.
Проанализировав все образцы бюрократического искусства, поступившие в мой адрес за последние годы из СБУ и Нацбанка Украины, место которым в еще не созданном национальном музее украинской бюрократии, крючкотворства отечественного чиновничества и коррупции в государственных органах Украины под названием «Не проходите мимо», результаты работы по моим заявлениям в Верховном Суде и Генеральной прокуратуре Украины, обобщив свои знания и опыт, а также элементы сложившейся вокруг меня насквозь криминализированной обстановки, должен констатировать следующее:
1. Украине еще очень далеко до почетного звания правового и демократического государства, т.к. здесь не в состоянии защитить права одного, конкретного, отдельно взятого человека. Даже того, который долгие годы рисковал своим здоровьем, свободой и жизнью, защищая безопасность этого самого государства. Что уж говорить о сотнях тысячах и даже миллионах украинских граждан, пострадавших от произвола и беспредела зарвавшихся чиновников, бюрократов и прочих проходимцев от власти.
В нынешних условиях, что сложились в Украине, добропорядочному человеку и законопослушному гражданину законными путями отстоять и защитить имеющиеся, а также восстановить уничтоженные конституционные права, свободы и законные интересы практически невозможно!
2. а) В Украине отсутствует реально действующий механизм защиты основополагающих прав человека. Закон же Украины “Об обращениях граждан” N393/96-ВР от 02.10.1996 г. действует не в интересах пострадавших, а в интересах тех самых лиц, которые без зазрения совести и абсолютно безнаказанно как раз и топчут конституционные права, свободы и законные интересы украинских граждан.
База для этого заложена в самом Законе. Так, в части четвертой статьи 7 закреплено положение, запрещающее «направлять жалобы граждан для рассмотрения тем органам или должностным лицам, действия либо решения которых обжалуются». Однако они туда именно и направляются на основании части третьей той же статьи, которой пользуются рассматривающие заявления чиновники, где говорится: «Если вопросы, поставленные в полученном органом государственной власти…обращении, не входят в их полномочия … оно в срок не более пяти дней пересылается ими по принадлежности соответствующему органу или должностному лицу, о чем сообщается гражданину, подавшему обращение». Именно таким образом практически все заявления, обращения и жалобы украинских граждан, иностранцев и лиц без гражданства попадают на стол как раз тех лиц, на кого эти жалобы подаются, действия которых обжалуются. Будут ли некомпетентные и коррумпированные чиновники, уличенные в незаконных деяниях, восстанавливать ими же попранную справедливость? Однозначно нет!
Многие Законы сами противоречат не только друг другу, но и нормам Конституции Украины.
Подзаконные нормативные акты, инструкции и иные документы, издаваемые министерствами, ведомствами и другими государственными учреждениями очень часто либо противоречат действующему законодательству, либо нивелируют нормы закона, либо блокируют их действие.
Вошло в повседневную практику принятие таких нормативно-правовых актов, в т.ч. подзаконных, цель которых не выполнение требований Конституции Украины и действующего украинского законодательства, а совсем даже наоборот – в них закладываются псевдоправовые положения, позволяющие разнообразным, разноцветным и разнокалиберным деятелям от власти, бизнеса и криминала безболезненно обходить требования и нормы Закона и Права.
Все это не способствует реализации и защите на практике основополагающих прав человека и гражданина.
Не зря же реальным состоянием дел с соблюдением в Украине прав человека обеспокоено все мировое сообщество. Неоднократно с призывами и требованиями в корне исправить сложившуюся негативную ситуацию к украинскому руководству обращались различные международные организации, политические деятели и представители европейских и мировых общественных движений, известные правозащитники.
В частности, совсем недавно – 14 апреля 2010 г. к Президенту Украины и украинскому правительству с очередным призывом обратилась Amnesty International («Международная амнистия»). Суть призыва – обеспечить качественный контроль за соблюдением в Украине основополагающих прав человека путем приведения национального законодательства в соответствие с международными стандартами.
«О законы! премудрость ваша часто бывает только в вашем слоге!» (А.Н.Радищев)
Не менее обеспокоен данным вопросом и Европейский Союз. На повестке дня – состояние дел в сфере соблюдения в Украине прав человека и внедрение в стране «Европейской конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод» от 04.11.1950 г. Украина, вступив в Совет Европы, подписала указанную Конвенцию еще 9 ноября 1995 г. и ратифицировала ее 17 июля 1997 г. Тем самым, она взяла на себя конкретные обязательства – признала обязательным для себя юрисдикцию Европейского суда по правам человека и обязалась ввести механизм гармонизации своей правовой системы с нормами и стандартами Совета Европы. Но, все это по состоянию на сегодняшний день фактически остается исключительно на бумаге. Именно на данный факт во второй половине ноября 2010 г. и обратил внимание украинских власть предержащих представитель Генерального секретариата Совета Европы в Украине Аке Петерсон. По его мнению, «Украина до сих пор сталкивается с трудностями имплементации Конвенции на национальном уровне». Он также подчеркнул, что «особенно остро в стране стоит вопрос соблюдения имущественных прав и права на справедливый суд».
б) Нельзя не сказать пару слов и о свободе слова. В последнее время представители власти, политики, правозащитники и журналисты очень громко и довольно часто разглагольствуют о свободе слова и правах человека. Правда, когда нарушения этой самой свободы и основополагающих прав касаются лично их. А вот когда дело доходит до очень серьезных вопросов и проблем, не затрагивающих их напрямую, но достаточно небезопасных, то большинство наших сограждан, другие потерпевшие физические и юридические лица остаются один на один с имеющимися вызовами и опасностями. Особенно, если источниками такой реальной опасности являются нечистоплотные представители государственной системы и другие власть имущие. У всех сразу же включается инстинкт самосохранения, пардон, самоцензура. И тут спасение утопающих без всякой риторики и сарказма остается в руках исключительно самих утопающих.
Так, в свое время ни один правозащитник, ни один представитель средств массовой информации, ни один печатный орган ЗМИ не откликнулся на мои просьбы о посильной помощи в опубликовании «Открытого письма» Президенту Украины от 30.08.2010 г. и «Электронного обращения» к высшим руководителям государства от 01.11.2010 г. на своих страницах! Как не было официальной реакции и из аппарата самого главы государства! К большому сожалению, народные депутаты Украины тоже ничем мне не помогли. Они ограничились лишь депутатскими письмами, на которые и я и они получили стандартные брехливые ответы из СБУ и ГПУ.
Только единицы отреагировали и то это были электронные издания, разместившие мои послания либо в своих порталах либо скопировавшие их в глобальную сеть. Однако, это очень не понравилось моим «доброжелателям» и они с завидной упертостью стали их уничтожать. Реализуя на практике понимание свободы слова с позиций насквозь прогнившего, коррумпированного государственного аппарата. И здесь тоже торчат уши агентов-хакеров из силовых структур.
Остается только отметить (без комментариев) выводы негосударственной организации «Репортеры без границ», сделанные в ноябре 2010 г. В рейтинге свободы слова журналисты резко «опустили» Украину аж до 131 места. Она потеряла 42 позиции и оказалась рядом с Ираком.
3. В нашем государстве целенаправленно, при всех режимах уничтожали и продолжают уничтожать лучших своих представителей, расчищая путь наверх разнокалиберным и разнообразной цветовой гаммы медиократам и бездарностям, аматорам и дилетантам, приспособленцам и конъюнктурщикам, просто «попутчикам» и прочим проходимцам, часть из которых и сегодня правит балом на ряде ключевых постов в СБУ.
Большинство негативных процессов и явлений, имеющих место в сегодняшней Службе безопасности Украины, были привнесены «многозвездным» руководством спецслужбы начала девяностых годов.
Революционные процессы 1990-1991 гг. и 2004-2005 гг. вытолкнули на поверхность целую плеяду невежественных, безнравственных, лишенных всякой морали, а порой и с явно криминальными наклонностями руководителей СБУ (аналогические процессы проходят и в других правоохранительных органах и силовых структурах). Их реальную деятельность можно охарактеризовать как фактический саботаж в сфере реализации задач по обеспечению государственной безопасности. Их не интересуют цели и задачи, стоящие перед Службой, их не занимают интересы отдельных людей, им плевать на интересы государства Украина и украинского общества, им плевать на интересы своих сограждан. Сегодня они – эти «цивілізовані мавпи в мундирах» (В.Симоненко) – вместе со своими верными “соратниками” из числа наиболее преданных подчиненных заняты решением своих личных бизнес-вопросов, выполнением политических и криминальных “заказов” со стороны, в общем, занимаются чем угодно, но только не обеспечением безопасности украинской державы. Их жизненное кредо, это: «Нам живеться ласо й любо, А на совість ми плюєм – Що потрапило на зуби, Те жуєм, Жуєм, Жуєм!» (Василь Симоненко).
При всем при этом, на руководящие посты, другие ключевые и “хлебные” должности назначаются исключительно нужные люди: родственники, кумовья, друзья, компаньоны по бизнесу и просто преданные шестерки. Эти недалекие, некомпетентные и несведущие в деятельности спецслужб люди, а также достаточно умные, хитрые, изворотливые, вероломные и хладнокровные преступники очень часто, к сожалению, становятся руководителями отечественной специальной службы. Данный процесс с чистой совестью можно назвать кадровой вакханалией и он продолжается по настоящее время.
История повторяется. Все это уже проходили наши деды и прадеды, начиная с 1917 г., полной мерою досталось нашим родителям, а последствия до сих пор приходится расхлебывать нам. Хотелось бы подчеркнуть, что еще тогда (в 1924 г.) одним из не многих, если не единственным, кто первым понял ущербность происходящих постреволюционных процессов, был ни кто иной как сам вождь мирового пролетариата В.И.Ленин. Уже умирая, в момент последнего просветления сознания на него снизошло правильное понимание и трезвая оценка происходящего – революция вышла из под контроля, пошла не тем путем и начала пожирать своих собственных детей! Найдутся ли в сегодняшней Украине его последователи и сторонники в вопросах трезвой оценки происходящих событий?
4. Сегодняшние реалии показывают, что наше государство – это страна кривых зеркал с двойными, а то и тройными стандартами, правовым нигилизмом, чиновничьим произволом, как правило, перерастающим в ничем не ограниченный чиновничий беспредел.
У нас, чтобы стать “национальным героем”, надо совершить предательство (как в прямом, так и в переносном смысле), причем абсолютно безнаказанно. А чтобы стать изгоем общества, надо всего на всего быть порядочным человеком, высококвалифицированным специалистом, честно исполняющим свой служебный и общественный долг. И травля тебе обеспечена. И не дай, Бог, вы попытаетесь вывести на чистую воду такого героя-предателя или казачка-разбойничка, особенно из числа доморощенных «небожителей». Процесс травли и преследований, направленный на ваше уничтожение, значительно ускорится и примет необратимый характер!
Чтобы за один-два года получить по 2-3 генеральские звезды (в т.ч. и звезду генерала армии), надо быть последним прохвостом, явно выраженным подлецом или хорошо замаскированным подонком. А чтобы стать объектом отстрела, достаточно перейти дорогу хотя бы одному коррумпированному чиновнику. Киллера тебе обеспечат.
Чтобы получить незаслуженные, в т.ч. и генеральские звезды на погоны, бывает достаточно иметь крепкую «крышу» или богатеньких «спонсоров» как в самой спецслужбе, так и на стороне. «Спонсоры», при необходимости и большом желании, купят вам также медали, ордена и даже звание Героя Украины вместе с причитающейся к нему золотой звездой и положенными привилегиями.
Якщо бажаєш ти стати комбатом, Гроші поможуть посаду придбати.
Якщо ж ти мрієш про зірку на грудь, Ні, не героєм, поганцем лиш будь.
А чтобы лишить человека званий, должности, квартиры, да и самой жизни, ему необходимо лишь результативно работать, раскрывать преступления, ловить бандитов и шпионов. Лучшего повода для этого и не найдешь…
Чтобы основательно испортить жизнь человеку, достаточно одного росчерка пера высокопоставленного, да и не очень проходимца. А чтобы восстановить справедливость, требуются годы, а то и десятилетия, причем положительный результат не гарантирован. Борьба за свои права для простого человека превращается в украинскую трилогию «Хождение по мукам»…
Во времена Советского Союза, чтобы стать объектом преследований со стороны органов безопасности, надо было выступить против существующего режима и всей системы, против «руководящей и направляющей», против действующего правительства и т.д. В современной же Украине акценты значительно сместились (вниз): объектом травли, преследований и даже отстрела может стать любой, кто даже случайно перешел дорогу мелкому чиновнику, средней руки бизнесмену или простому «дворовому» мафиози. Продажные представители спецслужб и правоохранительных органов рьяно кинутся выполнять дорогостоящие «заказы» по вашему устранению с пути «новых строителей нашего светлого и счастливого будущего».
Общественные приоритеты извращены до безобразия. Совесть и порядочность сегодня не в моде, за это не платят. Иметь эти качества – глупо и недальновидно. Честно работать и любить свою Отчизну – признак дурного тона. Правильно и престижно – декларировать и только декларировать эту самую любовь, манипулировать общественным сознанием, эксплуатируя мечты народа на «светлое будущее»; идти вверх по головам, спинам и костям своих коллег и друзей, уничтожая все на своем пути; воровать в крупных масштабах с использованием своего должностного положения, причем наиболее филигранным считается грабеж своего народа и государства с использованием действующего законодательства, с задействованием возможностей госаппарата, правоохранительных органов, других силовых структур и судебной системы. Впереди планеты всей «Клептоманы» всех мастей! Страна «закономерно» превратилась в сплошной «гоп-стоп», в огромный «элита-центр» и в политический балаган с уголовным уклоном, где правят балом и паразитируют на своем собственном народе, раздевая его до последней нитки, одни гопники от политики, экономики и организованного криминала. А сама новейшая история Украины представляет собой не что иное, как сплошное уголовное дело, так и не доведенное до логического завершения. И т.д. и т.п. Сплошное зазеркалье и «макиавеллизм»!
5. В соответствии с частью 4 статьи 5 Закона Украины «Об СБУ» от 25.03.1992г. «Служба безопасности Украины по требованию граждан Украины в месячный срок обязана дать им письменные пояснения по поводу ограничения их прав или свобод». В соответствии с требованиями Конституции Украины, указанного закона, Закона Украины «Об обращениях граждан» и других многочисленных законодательных норм, приведенных в моем заявлении, СБУ еще несколько лет назад должна была:
– дать официальные пояснения по проблеме многолетнего, масштабного, злонамеренного, циничного и безнаказанного нарушения моих конституционных прав, свобод и законных интересов,
– восстановить растоптанные ее же сотрудниками мои конституционные права, свободы и законные интересы,
– возместить нанесенный мне моральный и материальный ущерб,
– предпринять меры к ликвидации причин и условий, способствующих совершению изложенных в данном документе преступлений,
– а также привлечь к адекватной ответственности всех лиц, причастных к моей многолетней травле.
А в ответ тишина, только лживые фразы витают. Ох, когда же когда лед брехни в СБУ все ж растает?
Увы, требования правовых норм действующего законодательства выполнены не были. Не последовало также и ни одной позитивной реакции на мои просьбы и законные требования, изложенные в моих заявлениях, которые направлялись в последние годы в СБУ, в НБУ, а также в адрес Президента Украины. В то же время, ответ все же имел место и был он более чем реальным и всегда однотипным – после каждого моего заявления активизировался процесс моей травли, ее масштабы и наглость в выборе средств и методов незаконного воздействия.
Что же мы имеем в реальности? Исключительно необоснованные отказы и пустопорожние отписки с обязательным приложением в виде очередного витка преследований, а также порядочной дозы лжи и дезинформации, старательно распыляемой нечистоплотными должностными лицами из спецслужбы в благодатной среде подозрительно доверчивых правоохранителей, недалеких чиновников, а также среди бизнесменов и простых украинских граждан.
6. Наиболее незащищенными от незаконной деятельности проходимцев из числа должностных лиц СБУ и начальников-мракобесов, которые время от времени правят в Службе безопасности, являются непосредственно сами сотрудники спецслужбы, особенно те, кто не боится им противостоять.
Во внутренней же жизни учреждения, да и за его стенами, отдельные зарвавшиеся чиновники из СБУ незаконно присвоили себе абсолютное право решать судьбы других людей, прежде всего своих коллег. По их мнению, только они и никто другой, могут решать, кто прав, а кто виноват, кого судить, кого карать, а кого миловать. Причем, делают это, конечно же, без учета реалий, принципов общечеловеческой морали и требований законности. Они забыли, а скорее всего и не знали основополагающие принципы права и человеческого общежития, заключенные в следующих латинских изречениях: «Par in parem non habet imperium» («Равный над равным не имеет власти») и «Par in parem non habet jurisdiktionem» («Равный над равным не имеет юрисдикции»).
Это ж до какой степени моральной деградации надо было дойти, чтобы даже высокий уровень профессионализма и неподкупность стали использовать как причины, как мотивацию для организации травли не только со стороны «оборотней» и медиократов-карьеристов, но и в качестве оснований для различного рода обвинений со стороны и других представителей СБУ.
До какого уровня должна была опуститься спецслужба, до какого уровня должны были упасть ее «правоспособность» и «дееспособность», чтобы честность, порядочность и высокий профессионализм конкретных специалистов стали причиной для заведения на них оперативно-розыскных дел, попыток возбуждения уголовных дел и т.д. Со всем комплексом негативных для них последствий.
В самой спецслужбе отсутствуют реально действующие механизмы и структуры, которые могли бы защищать права военнослужащих. Офицерское же собрание превратилось в пустую формальность, в аморфный орган, который уж если что-то и делает, то никак не в интересах личного состава, и уж ни в коем случае не в ущерб продажным военным чиновникам.
Нет такого внесудебного органа и за пределами СБУ.
7. Нарушения прав человека как во “внутренней” жизни, так и во “внешней” деятельности СБУ приобрели чрезвычайно крупные масштабы и имеют системный характер.
Ряд должностных лиц СБУ и их последователи из числа подчиненных регулярно и совершенно безнаказанно попирают Конституцию и Законы Украины.
Этому способствуют следующие факторы:
– абсолютная закрытость спецслужбы;
– отсутствие реальных механизмов контроля за деятельностью СБУ;
– в корне неправильная, а порой и абсолютно противоречащая здравому смыслу кадровая политика; она неэффективна и даже ущербна, ущербна как для самой Службы, так и для института государственной безопасности вообще;
– отсутствие реальной оценки и фиксации результатов труда оперработника, что приводит к отвлечению оперативных сил и средств на негодные, т.е. ложные объекты, а также к другим необоснованным оперативным затратам и неоправданным потерям материально-финансовых ресурсов;
– недостойно малое денежное содержание личного состава спецслужбы и правоохранительных органов. Этим государство само способствует процветанию в них коррупции, толкает многих правоохранителей на писки дополнительных заработков для материального обеспечения своих семей, не всегда законных;
– катастрофическое падение профессионализма. В некоторых подразделениях характерными чертами стали: дилетантство и поверхностность, упрощенчество, примитивизм и топорность, а также ярко выраженные аматорство и непрофессионализм. Настоящий, а не показной профессионализм подменяется обывательщиной, шароварщиной и шапкозакидательством. А основным методом работы становится провокация, как во внутренних взаимоотношениях, так и в оперативно-розыскной работе (сказывается неизлечимая привычка и негативный опыт «охранки» — 5 Управления КГБ УССР);
– катастрофическое падение уровня специальных и правовых знаний и умений объективно приводит к тому, что при проверке сигналов, в работе по оперативно-розыскным и следственным делам, в борьбе с неугодными сотрудниками преобладает узколобая однобокость, инквизиционный примитивизм, правовой нигилизм и исключительно обвинительный уклон, что приводит к повальным нарушениям конституционных прав, свобод и законных интересов человека и гражданина;
– крайне низкая (а порой и полное отсутствие) общая, профессиональная и правовая культура. Накладываясь на другие негативные факторы, это способствует существованию спецслужбы по «закону хаоса» и «закону неустойчивого равновесия»;
– наличие в некоторых подразделениях в центре и на местах этакой современной формы «узаконенной махновщины», в т.ч. и в кадровой работе, в деятельности хозяйственных и финансовых подразделений. Их представители живут и «трудятся на благо общества и государства» по принципу: «Что хочу, то и ворочу! И закон мне не помеха!»
– отсутствие реальных и эффективных, в первую очередь внесудебных механизмов восстановления растоптанных коррумпированными должностными лицами СБУ конституционных прав, свобод и законных интересов украинских граждан, в первую очередь самих же сотрудников Службы;
– постоянный рост и без того поразительной по размахам и глубине безответственности за свои действия, который можно назвать этаким своеобразным «профессиональным пофигизмом»;
– беззаконие, вседозволенность, безнаказанность и круговая порука, насаждаемая в Службе безопасности Украины группой высокопоставленных коррумпированных проходимцев;
– Для кретинов законы не писаны, Лишь бы должность повыше была. На груди звезд гирлянды навешаны, А внутри пустота лишь одна.
– «Мнимость декларируемых общественных ценностей рождает людей без идеалов и стремлений» (Ал.Горелов). Ханжество, «проповедуемое» всей своей жизнедеятельностью многими высшими государственными и политическими деятелями и их «идеологическими лизоблюдами», однозначно порождает все те же вседозволенность и безнаказанность. Особенно это касается чиновничьего аппарата и всей бюрократической прослойки Украины (и цивильной, и военной, и правоохранительной). И чем дальше, тем сильнее бюрократия деградирует, больше коррумпируется и глубже сращиваться с организованной преступностью.
8. Для реализации непомерных карьеристских амбиций, обеспечения личных бизнес-интересов, а также для маскировки собственной противоправной деятельности высокопоставленные проходимцы из спецслужбы активно используют свое служебное положение, оперативные силы и средства СБУ. Эти «герои» живут и трудятся «во благо» народа и державы исключительно «по понятиям», «скромно» пряча свое истинное лицо за маской благочестивости, порядочности и законопослушания. Со всеми вытекающими из их «животворящей» деятельности грандиозными негативными последствиями для этого самого общества, для всего государства и отдельно взятого человека.
Чем меньше знаний, опыта, таланта и профессионализма, чем ниже культура мышления или вообще ее отсутствие, чем больше дефицит здравого смысла, моральных ценностей и серого вещества у таких людей, тем больше гонора, спеси и маниакального желания унизить, а то и вообще уничтожить нижестоящего сотрудника, не говоря уже о том, что они вытворяют по отношению к строптивым подчиненным.
При этом калечатся судьбы ни в чем невинных людей, разрушаются их семьи, одни теряют службу и работу, другим разваливают бизнес и т.д. и т.п. Вплоть до бесконечности в условиях безмерной вседозволенности и безнаказанности.
Все высокопоставленные медиократы, нечистоплотные карьеристы и просто маленькие серенькие посредственности великой армии чиновников с непомерными амбициями и преступными запросами живут по «принципам курятника». Их четыре:
Первый принцип. Расталкивая локтями окружающих забраться как можно выше.
Принцип второй. Забравшись на верхнюю жердочку, обязательно нагадить на головы сидящим на нижних уровнях.
Принцип третий. Внимательно следить за тем, чтобы никто не спихнул тебя с насиженного места или не забрался еще выше.
Принцип четвертый. Следить за тем, чтобы те имяреки, коим все же удалось овладеть верхними этажами, не нагадили уже на тебя самого.
Сотрудники СБУ, имеющие хоть какие-нибудь способности и склонности к оперативной или следственной работе, прилагают свои силы и умения в борьбе с иностранным шпионажем и организованным криминалом. Те же, кто ими не располагает, постоянно ищут себе «тепленькие» и «хлебные» должности, стремятся переквалифицироваться в бюрократов-чиновников, довольно часто становясь начальниками первых. Со всеми вытекающими отсюда отрицательными последствиями.
Существующие в настоящее время исключительно негативные заформализованные подходы в кадровой работе приводят к тому, что чем выше у «наидостойниших кандидатов» уровень отработанных навыков конъюнктурщины и приспособленчества, низкопоклонства, предобострастия и лизоблюдства, краснобайства и пустословия, тем больше шансов получить ими руководящее кресло. При этом такие качества, например, как профессионализм, честность и порядочность во внимание не принимаются вообще. Наоборот, указанные черты характера становятся тяжкой ношей для профессионалов, их имеющих, а «царящие» мракобесы, руководящие проходимцы и начальствующие «оборотни» рассматривают такие качества как крайне нежелательные и даже очень опасные (в первую очередь для них самих).
Убогость мышления дипломированных неучей и злой умысел образованных проходимцев из спецслужбы наносит громадный ущерб «объектам» их оперативной заинтересованности и криминальных интересов в результате их «плодотворной» оперативно-розыскной и следственной деятельности. Прямо и косвенно большой урон наносится обществу и государству, а также институту государственной безопасности непосредственно.
С учетом личного опыта и изложенного в заявлении можно вывести устойчивую аксиому, характеризующую бытие нашего общества и государства. Итак: три генеральных составляющих плачевного состояния Украины, это:
– поражающая своими масштабами коррумпированность государственного аппарата;
– не поддающиеся оценке, поразительные по глубине некомпетентность и непрофессионализм многомиллионной армии чиновников;
– врожденное либо «благоприобретенное» жлобство, а также безразмерная жадность чинуш по-рождению, по-должности и по душевному состоянию.
9. Против неугодных сотрудников и объектов политических и криминальных “заказав” по всем направлениям организовывается самая настоящая травля с задействованием потенциала иных правоохранительных органов и силовых структур, других государственных институций и негосударственных образований. При этом, “объекты” их незаконных посягательств подвергаются всевозможным унижениям, морально-психологическим издевательствам, по сфальсифицированным обвинениям их пытаются незаконно привлечь к уголовной ответственности за преступления, которых они не совершали. Если последнее не удается, то их просто пытаются ликвидировать.
Удивительно, с какой поразительной легкостью и горячим желанием некоторые «прыщи», пардон, «рыцари плаща и кинжала» берутся за выполнение всевозможных «заказов». И моя трагическая история далеко не единственная в списке их «заслуг». Просто я один из немногих, кто показал зубы…
Проводятся мероприятия по лишению их (объектов незаконных устремлений) средств существования, жилья, прописки (регистрации), блокируется возможность получения так необходимых законных денежных средств, которые имеются на счетах в банках, т.е. делается все, чтобы лишить их самых базовых юридических прав, переведя в категорию бездомных нищих, а потом, при необходимости, и уничтожить физически.
Сегодня это является повсеместно распространенной методой противоправной деятельности “государственных” проходимцев всех уровней.
10. Совершив одно правонарушение, в том числе и против меня лично, должностные лица СБУ и их пособники вынуждены совершать следующие, чтобы замаскировать свой непрофессионализм и некомпетентность, а также скрыть следы предыдущих служебных проступков и уголовных преступлений. В результате их количество растет в геометрической прогрессии.
Тактика, которую используют проходимцы, проста как и древнейшая женская профессия. Одна ложь оправдывается другой и так по возрастающей, пока тактика не переходит в глобальную стратегию. А тут уже большая дезинформация покрывает всю предыдущую ложь вместе взятую. Остановиться они уже не могут, да и не хотят, поэтому односерийный сценарий мелкого жулика бесповоротно перерастает в бесконечную криминальную мыльную оперу матерого прохвоста. Да. Ваши песни хороши, Ничего не скажешь. После крепкой анаши И споешь и спляшешь!
Абсолютно уверен в том, что если бы проходимцам из СБУ удалось таки меня убить (пусть и не мечтают!) и их взяли бы с поличным, то они бы и в этом случае нашли чем отбрехаться. Обязательно подвели бы под свои преступные деяния правовую базу, сославшись на какие-нибудь нормативные акты, которые якобы давали им такое право и даже обязывали это сделать.
Да, тупость, трусость и жадность передаются не только по-наследству. Они заразны как грипп. А это уже опасно для окружающих, особенно для тех, у кого имеется для этого предрасположенность. В некоторых обособленных группках представителей СБУ это, к сожалению, имеет характер застарелой болезни, которая в любую минуту может вырваться на волю и перерасти в повальную эпидемию, если и не в пандемию. Все они – потенциальные клиенты одиночных камер, по которым очень скучают в учреждениях пенитенциарной системы Украины.
11. Нечистоплотные должностные лица СБУ, которые, к величайшему сожалению, все еще попадаются в спецслужбе, покрывали ранее, покрывают сегодня и будут покрывать в будущем проходимцев и преступников в своих рядах, с которыми они тесно повязаны круговой порукой, а также коррупционными связями и криминально-клановыми интересами, если не принять срочных мер по очищению от них спецслужбы.
Продажные чиновники из спецслужбы до поры до времени существуют в безопасности, чувствуют себя вольготно и творят свои грязные делишки, живя по принципу: «Не пойманный, не вор». Большинство же из них – трусы. Поэтому, когда кто-то из них «прокалывается», начинают валить все свои грехи на соучастников, искать «козлов отпущения» среди окружения, в том числе и среди тех лиц, которые абсолютно не причастны к их неблаговидным поступкам и преступным деяниям. В этом плане очень показательна моя грустная и трагическая история.
В то же время разнокалиберные мерзавцы и мерзавчики из СБУ как заправские «соловьи-законники» и «демократы-разбойники», страшно фальшивя, распевают-насвистывают лживо-брехливые серенады о законности и справедливости, о народе и его правах, реально же на практике превращая закон и право в юридическую фикцию. Цель до убогости проста: оправдать свою моральную деградацию, правовую и оперативную импотенцию, сохранить руководящие кресла и имеющуюся власть, тщательно замаскировать свою противоправную деятельность.
Трагедия сегодняшней украинской спецслужбы превращается в фарс и телешоу. С какой стороны на данное вошедшее уже в устойчивую привычку телеявление не глянь, сплошной «банкет во время чумы». Да и смотреть на все это позорище, пардон показушный оптимизм и пустое фарисейство доморощенных «аматоров-имиджмейкеров» от спецслужбы без иронии и даже сарказма просто невозможно. Это наносит ущерб самой спецслужбе, лишая ее возможности качественно выполнять стоящие перед ней задачи, что, в свою очередь, наносит непоправимый ущерб и непосредственно национальной безопасности Украины.
12. Во многих руководящих эшелонах Службы процветает лицемерие, демагогия и ханжество, ложь и дезинформация, кумовство и кампанейщина, грубый популизм и наглый пиар, примитивизм и упрощенчество, шароварщина и шапкозакидательство, обеспечивающие дешевую популярность и признание, а также очковтирательство и пустозвонство, используемые как средства, призванные замаскировать профессиональную убогость и «близорукость», некомпетентность и недееспособность.
Ведь у определенной категории рядовых сотрудников и руководящих персон общий и профессиональный кругозор настолько широк, что дальше своего собственного носа, компьютерных игр и любимого руководящего кресла они ничего не видят. «Вот они никогда не собьются с пути, потому что дороги не знают!»
Руководящим медиократам, бездарностям, проходимцам и случайным «попутчикам» из СБУ постоянно надо показывать, пуская пыль в глаза, свою липовую многозначительность и доказывать сою «нужность» и «незаменимость». В противном случае окружающие быстро поймут их абсолютную никчемность. Вообщем, куда не глянь, везде непроглядная демагогия, сплошная служебная проституция и повальное проституирование на державных харчах.
Псевдонеобходимая форма и нерациональный формализм стабильно-устойчиво преобладают над сутью и содержанием явлений и процессов, над всей деятельностью СБУ, а пустозвонство и краснобайство стало чуть ли не признаком «хорошего тона» и профессиональной «подкованности» руководящего и оперативного состава. И чем дальше, тем хуже. Маразм все крепче входит в жизнедеятельность спецслужбы и сегодня он там уже не в новинку. Одни пустышки, сплошные личные местоимения и лживые рассуждения о великих достижениях, демократизме, законности и правах человека.
И пред глазами нашими стоит одна картинка, и та лишь спецслужбовая фальшивка.
Часть руководителей, ничего кроме командного голоса за душой не имеющая, уже с момента назначения на должность тяжело, безнадежно и неизлечимо больна звездной болезнью, перерастающей в хроническую форму явно выраженного либо умело скрываемого хамливого чванства или чванливого хамства. «Звездность» и спесивость блокируют критическое отношение ко всему абсолютно, в первую очередь, к себе родному, к своему окружению, к происходящим вокруг событиям и явлениям, не способствует качественному выполнению служебных задач. Все как раз наоборот. Они и мыслят-то о себе исключительно в «голливудских масштабах»:
Как сказал киношный герой, далеко не плейбой, настоящий ковбой:
«Я такой, ну такой крутой! Аж самому страшно. Ой!»
Особенно это касается самовлюбленных болванов, которых судьба нежданно-негаданно выносит на какой-нибудь из уровней служебного «олимпа». У таких аж «светящихся» от рвущегося наружу негативного тщеславия «специалистов» напрочь отсутствует трезвый подход к самим себе: к своим собственным недостаткам и сомнительным «достоинствам», к своим реальным служебным достижениям, а точнее – к их отсутствию, к своим фактическим знаниям, умениям, опыту и уровню профессионализма. Сплошные «Небожители», «Священные коровы», «Светила», «Борцы» и «Герои». Не иначе, как цирк «Шапито»…
К великому сожалению отечественные спецслужбы все еще больны на предмет наличия в своих рядах высокопоставленных и не очень дипломированных неучей и откровенных болванов. Получив самые общие знания об основах оперативно-розыскной деятельности, проспав пять лет за партой в Академии СБУ и просидев в близлежащем баре во время самоподготовки с бокалом пива в руке и подружкой под мышкой, либо на курсах «скороспелости», пардон, повышения квалификации академии, а также нахватавшись поверхностных сведений и минимального опыта о контрразведывательной работе после прихода в органы безопасности прямо «с улицы», эти запредельно самоуверенные, но очень недалекие «всезнайки» с пафосом называют себя профессионалами. Какое горькое и глубокое заблуждение. Все мы умеем писать, но далеко не все становимся писателями.
Большинство пораженных спесивостью и небесной хворью ничего даже относительно профессионально и качественно, кроме правки (точнее, марки) документов своих подчиненных, не умеют делать. Разве что, делать умное лицо и, надувая щеки, красиво говорить ни о чем, «кроить» и «перекраивать» бумаги своих подчиненных коллег, а также раздавать направо и налево «ценные» указания. И все. Ну, и еще вовремя прогибаться…
«Диктатори, королі, імператори, Мліючи в димі хвальби, Роззявляли пащі, мов кратери, І гукали: — Ми — символ доби» (Василь Симоненко). Звездная болезнь, не умирающая в веках, зачастую переходит в практически неизлечимые хронические формы. Такие, как мания величия либо мания вседозволенности и безнаказанности. А при таком течении болезни у «звездных» персонажей из спецслужбы есть только два пути: один ведет прямо в «Павловку», а другой – в «Лукьяновку». Третьего не дано.
13. Стало привычным и даже обыденным неисполнение или ненадлежащее выполнение должностными лицами СБУ своих служебных обязанностей вследствие низкого, очень низкого или катастрофически низкого профессионального уровня, недобросовестного к ним отношения и целого ряда других объективных и субъективных причин.
Служебная халатность ряда чиновников от СБУ и их подчиненных наносит значительный ущерб физическим и юридическим лицам, а также общественным и государственным интересам.
Работа по серьезным делам либо вяло тянется, либо банально блокируется. Одни сотрудники не могут работать по причине своей низкой квалификации, другие бояться перетрудиться, а третьим работать просто не дают.
Главные силы и средства задействуются в основном для сбора мелко-уголовной пыльцы, в то время как настоящие криминальные клубни (и агенты иностранных спецслужб) остаются на свободе, вольготно процветая в компосте крупного промышленно-финансового капитала, властных структур и правоохранительных органов. И это вполне объективно – скольжение по поверхности приносит исключительно поверхностный результат. А «производственная» халтура поставлена на поток.
И если бы не оперативная информация криминального характера, время от времени поступающая от дружественных спецслужб других государств и реализуемая на территории Украины, то некоторым подразделениям СБУ вообще нечем было бы отчитываться перед руководством государства. По тем же самым причинам не о чем и не на чем было бы готовить показушные телесюжеты для показательно-мыльных телешоу о «героической борьбе» с организованной преступностью.
Чуть ли не нормой стали официальные заявления в средствах массовой информации о том, что спецслужба ничего не знает о тех или иных важных для общества, государства и отдельных граждан явлениях, проблемах и совершаемых преступлениях. СБУ, как завороженная, повторяет одну и ту же фразу: «Служба безопасности не располагает сведениями по данной проблематике». Мне бы было стыдно в таком случае.
Во-первых, то, что силовые структуры не располагают информацией о тех или иных важных событиях, негативных явлениях и даже преступлениях, еще не означает, что они не существуют в природе или не совершаются.
Во-вторых, такие заявления свидетельствуют о «высоком» уровне результативности специального органа и о «высоте» профессионализма его аппарата.
В-третьих, это – показатель успешности отдельных лиц и целых криминальных сообществ, совершаемых противоправные деяния. Причем, долговременно, системно, на профессиональной основе и без всякого страха перед правоохранительными органами, а также перед возможным уголовно-процессуальным возмездием.
В-четвертых, это позор для такой организации, как Служба безопасности. Спецслужба должна смотреть за горизонт и работать на упреждение, а не рассчитывать лишь на публикации в прессе и не ждать, пока сторонний дядя принесет в клювике нужные данные.
Как тут не вспомнить любимого и почитаемого Козьму Пруткова: «Смотри вдаль – увидишь даль; смотри в небо – увидишь небо; взглянув в маленькое зеркальце, увидишь только себя».
Если рассматривать сегодняшнюю деятельность целого ряда оперативных и неоперативных подразделений СБУ сквозь призму шедевров мировой литературы, то самое наилучшее и самое точное сравнение будет с «успешно-результативной» работой всемирно известной заготовительной конторы Остапа Бендера «Рога и Копыта».
14. Руководители подразделений СБУ, отвечающих за решение социальных вопросов военнослужащих, злоупотребляют своим служебным положением, не соблюдают в работе требования законности, презумпцию добросовестности, принципы справедливости и разумности, халатно и безалаберно исполняют свои обязанности. Служебные полномочия повсеместно используются ими не в интересах большинства сотрудников Службы, а в своих личных корыстных интересах. Их никогда не мучают угрызения совести (да и как может мучить то, что отсутствует в природе!), а понятия чести и порядочности им не известны вообще.
Это их имел в виду Прутков, который Козьма, когда говорил: «Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий»…
Отсюда — основополагающим стимулом и наиглавнейшим принципом деятельности «смотрящих» и «держателей общака» из АХУ и ФИНУ СБУ является исключительно личная выгода. При этом, соответственно, совершаются многочисленные административные правонарушения, часто перерастающие в должностные преступления. Их «стерильно чистые» руки, движимые «наиблагороднейшими» помыслами, многие лета пануют в закромах спецслужбы, перепутав их со своими личными огородами и закромами, кошельками и карманами…
За годы независимости Украины характерным признаком работы подразделений СБУ, призванных обеспечивать оперативно-розыскную работу необходимыми средствами (т.е. АХУ и ФИНУ) стало масштабное паразитирование на оперативном работнике. Оперсостав за свои и так не очень большие доходы приобретает даже канцелярские принадлежности, писчую бумагу и порошок для принтеров. За свой собственный счет оплачивает все служебные переговоры с мобильных телефонов. Часто приходится оплачивать из своего кармана и конкретные оперативные расходы. И так далее и тому подобное. То есть, рядового опера вынуждают жить по старому советскому «служебно-трудовому кодексу»: «На работе ты не гость, принеси хотя бы гвоздь».
Хозяйственные же (а также финансовые и им подобные) подразделения давно переродились в этакую «малую Индию» в недрах СБУ со своим многочисленным и ненасытным «стадом священных коров». Настолько священных, что даже Управление внутренней безопасности не имеет права наводить там порядок. Причина – «пожизненная индульгенция» от высшего руководства спецслужбы, а также патронаж и прямая защита со стороны обладающей реальными рычагами влияния на СБУ за ее пределами «крыши». Такое «нежное» к ним отношение позволяет хозяйственникам и иже с ними на практике и исключительно в своих собственных корыстных интересах применять другой совковский «трудовой» принцип, называемый в определенных кругах «Законом Ома»: «Закон Ома – все домой и ничего из дома».
Ремарка от автора: Комплект стандартно куцых желаний чинуши-бюрократа:
Урвать побольше, пожрать плотнее и подвести собрата.
Со своей стороны ущербная кадровая работа УРЛС СБУ, бездеятельность Управления внутренней безопасности и попустительство со стороны высшего руководства СБУ способствовали появлению на свет этакого мини руководящего сообщества в спецслужбе, для членов которого закон и права человека ничего не означают и не существуют вообще. Интересно, сколько еще времени госбюджет сможет содержать этих «многозвездных» дармоедов и пофигистов за свой счет?
По их твердому убеждению: «Законность есть народное стесненье, Гнуснейшее меж всеми преступленье!» (А.К.Толстой)
Эти доморощенные «небожители» успешно и в полной мере используют свое должностное положение и данные им властные полномочия для извращенной реализации на практике права древних римлян «употреблять и злоупотреблять» (ius utendi et abutendi). При этом, большинству сотрудников остается пользоваться только одним реальным правом – исключительно «голым правом» (nudum ius), т.е. фактически им достается пустая формальность, реально-фактическое отсутствие всякого права или «дырка от бублика».
Правовая незащищенность оперативного состава в комплексе с социальной зависимостью предоставляет возможность нечистоплотным руководителям и начальникам-мракобесам низводить своих подчиненных фактически до уровня персональных бессловесных рабов-исполнителей. (* Примечание: К слову сказать, в армиях США и ФРГ, например, рядовые солдаты в правовом и социальном плане защищены на порядок выше, нежели у нас старшие офицеры спецслужбы.)
Поразительно, но именно данной возможностью без всякого зазрения совести и чрезвычайно активно пользуются /особенно/ именно начальствующие финансисты и «царствующие» хозяйственники, оказывая нужное влияние на оперативный и руководящий состав спецслужбы, решая через оперативные подразделения свои чисто «шкурные» и даже криминальные вопросы и проблемы.
15. Самой настоящей «ахиллесовой пятой» Службы безопасности Украины является ее кадровая политика. Именно в ней кроются глубинные причины всех негативных явлений и процессов.
Именно поэтому в сегодняшних условиях одной из самых болезненных проблем в СБУ является дефицит высококвалифицированных профессионалов. Подбор, подготовка и расстановка кадров оставляет желать лучшего. Отсутствует реальное патриотическое, да и корпоративно-профессиональное воспитание. Нет экономической основы, а значит и заинтересованности в улучшении качества контрразведывательной деятельности, в повышении результативности оперативно-розыскной и следственной работы, в повышении профессионального уровня.
«Тяжкий, почетный, опасный и высокорезультативный труд» кадровиков и их соратников в оперативных подразделениях СБУ привел к неминуемому и прогнозируемому уничтожению профессионального костяка спецслужбы.
Отсюда и непрофессионализм – наиострейшая проблема сегодняшней Службы безопасности и отличительная черта многих оперативных работников и представителей руководящего персонала спецслужбы.
Катастрофическое падение профессионализма привело к тому, что характерной чертой в деятельности как отдельных сотрудников, так и некоторых подразделений стали поразительное головотяпство и неподдающаяся точной оценке нерадивость, чисто аматорский и даже обывательский подход к решению служебных задач – правовых, оперативных и следственных. Часто, к большому сожалению, этот процесс крайне негативно усиливается разрушительной бездарной деятельностью и преступной бездеятельностью все еще встречающихся в силовых структурах спесивых начальствующих болванов. Отсюда – низкая результативность, непростительные просчеты и проколы в работе, многочисленные ошибки, приводящие к нарушению основополагающих прав человека, требований действующего законодательства и норм Конституции Украины, к публичным скандалам, судебным процессам и телешоу, как «заменителям» высоких достижений.
Падение профессионализма достигло той критической точки напряжения, за которой может наступить фактический коллапс спецслужбы.

Уже долгие годы и чисто интуитивно и профессионально я чувствовал, что «случайно» попал на игровое поле крупных криминальных дельцов, тесно связанных с правоохранительной системой, в т.ч. и с СБУ.
Анализ всей имеющейся информации и конкретных фактов позволяет выдвинуть вполне обоснованное предположение — в недрах спецслужб, правоохранительных органов и других силовых структур (далее – «С/С») до сих пор успешно и безнаказанно действует хорошо законспирированная, широко разветвленная, крепко сплоченная, связанная круговой порукой и криминальным умыслом очень опасная организованная преступная группировка (ОПГ). Возможно, она далеко и не одна, ну а криминальные рецидивы отдельных персонажей принимать во внимание здесь мы не будем.
Оппоненты, конечно же, поспешат заявить, что в «С/С» (в т.ч. и в СБУ) нет и не может быть никаких преступных формирований. Хорошо, пусть будет так. Но, в каком же ракурсе тогда надо рассматривать мою грустную и трагическую историю? Если принять утверждения оппонентов за аксиому, то вполне логично и закономерно назревает совершенной иной вывод – в «конторах» работают сплошные дипломированные неучи и олигофрены с различной степенью поражения психики (идиоты, имбецилы и прочие дебилы). Понятно, что такое предположение было бы слишком уж смелым. Оно в корне неверно, разве что за некоторыми исключениями, постепенно переходящими в категорию устойчивой закономерности.
Одни любители легкой жизни пускаются во все тяжкие, отправляясь в «автономное криминальное плавание по степям Украины». То есть, совершают преступления преимущественно за пределами своих «С/С», но с использованием их «оружия, вооружения и боевой техники».
Другие специализируются на хищениях и присвоении внутренних ресурсов спецслужб, на взятках, «курируя» сверхприбыльные участки распределения жилья и дачных участков, «хлебных» должностей, званий и наград. И так далее и тому подобное.
К третьей группе можно отнести «сообщество вольных стрелков» из числа разрозненных по многим подразделениям «С/С» прохвостов, которые совершают должностные преступления (преимущественно под «заказ») за «левый» заработок и разнообразные подачки: денежные премии и взятки, квартиры и дачные участки, различные льготы и поощрения, внеочередные звания, вышестоящие должности и незаслуженные награды, а также за нежную любовь и высокое покровительство своего продажного руководства.
Четвертая группа самая опасная и наиболее законспирированная. Состоит она из руководящих проходимцев с «официально незапятнанной» репутацией и их сообщников. Как правило, это – «делегаты» политических образований, финансово-промышленных кругов, «теневого» сектора экономики и организованного преступного мира. Имеет практически неограниченные возможности для организации и проведения преступной деятельности под прикрытием и с использованием всего комплекса оперативных возможностей и материальных ресурсов силовых ведомств. Берет под свое крыло периодически выявляемых преступных особей из первых трех групп, которые на зависимой основе становятся наиболее преданными пособниками и активными исполнителями криминальных намерений и конкретных уголовных акций.
Об этом свидетельствует моя трагическая история, а также с завидной регулярностью вскрываемые факты преступной деятельности представителей «С/С» ( в т.ч. и Службы безопасности) периода украинской независимости.
И причастна она (они) не только к преступлениям, совершенным против меня лично. Вполне вероятно, что ее (их) члены имеют прямое отношение и к некоторым другим до сих пор нераскрытым резонансным преступлениям.
За всеми негативными политическими и финансово-экономическими процессами, а также за крупными криминальными, до си пор не раскрытыми преступлениями стоит так называемая «надстройка», состоящая из представителей новой/старой «элиты» украинского общества. Это – верхушка отечественной, фактически мафиозной структуры (структур) Украины, функционирующая (-щие) по принципам масонских (криминальных) лож.
Используя реальную власть, значительные материально-финансовые средства и мафиозные ресурсы, доступ к кадровым назначениям, политическое влияние и тому подобное, как театром марионеток руководят всеми происходящими процессами, манипулируют высшими государственными чиновниками и целыми державными институтами (в т.ч. спецслужбами, правоохранительными органами, судебной системой и т.д.), оказывают нужное влияние на высшие державные эшелоны и местные органы законодательной и исполнительной власти с целью реализации своих узко-клановых, далеко не благородных намерений и интересов. Вообщем, делают все, что им заблагорассудится, не гнушаясь банальным криминалом, в том числе и убийствами.
Об этом свидетельствуют имеющиеся конкретные характерные признаки:
— Практически ко всем без исключения резонансным преступлениям в той или иной степени, в той либо иной форме причастны представители силовых структур.
— Чувствуется достаточно высокий профессионализм организаторов и исполнителей резонансных преступлений и их специальная подготовка.
— Преступная деятельность профессионально организована, хорошо спланирована, достаточно обеспечена финансовыми ресурсами и материальными средствами, имеет прекрасное информационное сопровождение и, возможно, обеспечивается единым руководством, которое осуществляется из одного и того же центра.
— Фиксируется постоянная утечка информации, осуществляемая на систематической, периодической и разовой основе. Конечно же, небезвозмездная. «Слив» секретных сведений производится для: политических «патронов», властной «крыши», финансовой «кормушки», собственных «бизнес-партнеров» и криминальных «заказчиков». И так далее, и тому подобное.
— С целью обеспечения преступных акций качественной информационной поддержкой на объектов политических, коммерческих и криминальных «заказов» в силовых структурах на базе сфабрикованных материалов заводятся оперативно-розыскные дела, их «проводят» по контрразведывательным (разведывательным) делам, против них возбуждаются уголовные дела. А уже на этой основе получаются псевдозаконные санкции на проведение всего комплекса агентурно-оперативных и оперативно-технических мероприятий, что позволяет контролировать каждый шаг будущих жертв и обеспечивать исполнителей конкретных преступлений нужными сведениями.
— Преступники имеют основательное прикрытие среди влиятельных политиков, народных избранников, высших государственных чиновников, представителей крупного промышленно-финансового капитала, руководителей силовых структур и судейского корпуса, а также среди кардиналов теневого сектора и баронов организованного криминала.
— В ОПГ из «С/С» входили ранее и входят сегодня как действующие, так и бывшие высокопоставленные должностные лица, а также более мелкие сошки из оперативных и неоперативных подразделений. Данный факт позволяет использовать в преступных целях весь потенциал специальных органов. Причем, не привлекая к себе особого внимания.
— Организованная преступная группа, действующая в «С/С», имеет значительные агентурно-оперативные возможности, коррупционные связи и преступные контакты в других правоохранительных органах и силовых структурах, а также в криминальной сфере. Это позволяет ей достаточно качественно, результативно, эффективно и длительный срок совершать свои противоправные деяния, в т.ч. и чужими руками. Последнее призвано также служить обеспечению высокого уровня конспирации и гарантирует личную безопасность членов ОПГ.
— В случае поступления в «С/С» оперативно-значимой информации, которая может нанести реальный, потенциальный и воображаемый ущерб членам ОПГ, их «заказчикам» и «крыше», сразу же активизируется работа по установлению всех носителей и поставщиков опасных сведений – конкретных агентов, доверенных лиц и их руководителей из числа оперативного состава. Затем организуется работа по блокированию их оперативной деятельности: компрометация, вывод за рамки оперативно-розыскного процесса, увольнение и даже физическое устранение, а также ликвидация всех негативных и других нежелательных последствий.
— Все нежелательные свидетели выводятся из поля зрения следствия: одних увольняют из правоохранительных органов или переводят на другую работу (относится к участникам оперативно-розыскного или следственного процесса); других наиболее проинформированных о криминальных событиях участников преступлений, в том числе из силовых структур, и случайных свидетелей ликвидируют физически; третьих – отправляют в места заключения, в т.ч. и по ложным обвинениям; четвертые погибают при фактически невыясненных до настоящего времени обстоятельствах либо умирают по якобы естественным причинам; пятым «помогают» скрыться (т.е. вынуждают это сделать) как на территории Украины, так и за ее рубежами.
— Достаточно распространенным способом совершения убийства является отравление, а в качестве отравляющих веществ часто применяются тяжелые металлы. В большом ходу и «медикаментозное» отравление. Когда в качестве отравляющих средств используются фармакологические препараты, применяемые для лечения тех или иных заболеваний, за очень короткий срок распадающиеся в живых тканях и быстро выводимые из организма, что практически исключает их обнаружение при посмертных экспертизах. Чаще всего ставиться диагноз о смерти от тяжелого сердечного приступа, острой сердечной недостаточности или инсульта с кровоизлиянием в мозг.
— Большинство резонансных преступлений до сих пор не раскрыто, как не раскрыта и большая часть преступлений, совершенных против меня.
— По состоянию на сегодняшний день ни по одному из резонансных преступлений процессуально не установлены ни «заказчики», ни организаторы, ни реальные исполнители (за редким исключением).
— Организуется очень сильное противодействие тщательному и объективному расследованию преступлений. Причем, на самом высшем государственном уровне.
— Реальная оперативная, официальная и процессуально задокументированная информация о преступлениях и причастных к ним лиц тщательно замалчивается, скрывается не только от общественности, но и от правоохранительной системы, а материалы, содержащие доказательную базу, уничтожаются.
— Когда отсутствует возможность уничтожения материалов, необходимых для своевременного и качественного расследования преступной деятельности, или это опасно, их по формальным признакам либо по абсолютно надуманным причинам засекречивают с присвоением соответствующего грифа секретности. Тем самым искусственно ограничивается доступ к ним. Все это маскируется требованиями норм действующего законодательства.
— Блокируется работа по заявлениям граждан, не допускается оперативная и прокурорская проверка изложенных в них фактов противоправной деятельности, вскрытие и процессуальное документирование которых могло бы даже косвенно вывести на членов ОПГ, их «крышу» и «заказчиков».
— Силы и средства оперативных подразделений ориентируются на разработку изначально ложных объектов, в т.ч. и на оперативную разработку самих потерпевших, а внимание следственного аппарата отвлекается на расследование тупиковых версий.
— Процесс следствия по важным уголовным делам по абсолютно надуманным предлогам и искусственно созданным причинам целенаправленно затягивается на невообразимо длительное время.
— Следствие проводится исключительно по тем единичным эпизодам преступлений, которые скрыть уже невозможно. При этом упорно не замечаются и игнорируются все другие преступные факты, вскрытие которых может вывести на «генеральных заказчиков» и непосредственных организаторов.
— В Главном следственном управлении СБУ, также как в Генпрокуратуре, МВД и иже с ними, тихо «умирают» тысячи готовых к передаче в суд уголовных дел. Еще больше материалов по уже законченным досудебным проверкам пылятся в сейфах следователей, ожидая своей «очереди» для переквалификации в криминальные дела. И перспективы для себя они не видят даже «за горизонтом». А ведь часть из этих дел и материалов вполне может претендовать на статус особо громких и чрезвычайно резонансных, расследование которых имеет огромнейшее значение для Украины. По сравнению с ними все известные предыдущие т.н. резонансные дела покажутся просто детским лепетом и юношескими забавами!
— Деятельность эффективно работающих отдельных сотрудников и целых трудовых коллективов спецслужб, а также других силовых ведомств и правоохранительных органов банально блокируется всеми возможными способами, оперативные и следственные подразделения разрушаются изнутри и просто ликвидируются по приказам свыше.
— При необходимости организуется масштабное манипулирование общественным сознанием, в том числе путем «заказных» периодических публикаций и разовых телесюжетов, изданием «тематических и автобиографических» книг, показом «документального многосерийного мыла» (телепередач).
— В обязательном порядке проводятся акции, направленные на манипулирование сознанием высших руководителей государства, властных структур, правоохранительных органов и судебной системы. Оно осуществляется, как правило, за счет организации лживых докладов и отчетов, «официальных» фальшивок и специально подготовленной целевой дезинформации, в т.ч. связанных с незаслуженными обвинениями в якобы совершенных преступлениях конкретных «объектов отстрела», рассылаемых в определенные державные институты и конкретным руководящим лицам, а также распространяемых через средства массовой информации.
— Различные «августейшие» особы и другие высокопоставленные «заказчики» так называемых резонансных убийств и других громких преступлений, в том числе и те, кто «верно служит царю и отечеству» в силовых структурах, в случае обострения сложившейся ситуации не могут (по крайней мере, всегда) сослаться на «выполнение приказа». Они ведь сами занимают руководящие посты и отдают приказы! Поэтому, они вынуждены искать и использовать иные возможности уклониться от персональной ответственности и избежать уголовно-процессуального преследования. К ним относятся:
* обеспечение правдоподобной «отрицаемости» какой либо причастности к преступлениям, всяческое отмежевание от них;
* обеспечение фальшивой «неинформированности» о преступлениях своих подчиненных, об их незаконной деятельности и бездеятельности;
* использование других способов, форм и методов, достаточно подробно описанных в данном разделе заявления выше и в других его частях.
— Вообщем, везде чувствуется одна и та же руководящая рука, одно и то же организаторское начало, один и тот же преступный умысел. Имеются и многие другие общие проявления и признаки.
Организованная преступная группа (группы) находится в состоянии «постоянной боевой готовности». «Оборотни» в любое время готовы работать на себя и всегда к услугам своих «звездных» патронов и «коронованных» боссов, «партийных бонз», финансово-промышленного «лобби», а также других богатеньких «заказчиков». Она (ОПГ) охватывает своими щупальцами практически все силовые структуры и другие госучреждения, а ее деятельность практически не зависит от смены власти, от партийной принадлежности и идеологических уподобаний высшего руководства страны. Просто меняется активность в ту или иную сторону, т.е. ОПГ функционирует в синусоидальном режиме.
Участникам преступной группы, другими словами – «оборотням» из СБУ очень повезло в 2004 г. Из-за недоработок ОСГ и благодаря их собственным усилиям им удалось ускользнуть из поля зрения следствия и суда. Тем самым ОПГ из Службы безопасности получила карт-бланш на продолжение преступной деятельности, в т.ч. связанной с моей травлей и преследованиями, с организацией моего морально-психологического и физического уничтожения.
Остается только предполагать, сколько же всего людей «работает» на эту ОПГ, сколько у «оборотней» «идеологических» соратников и «добросовестно заблуждающихся» помощников-медиократов.
Вся эта интригующая криминальная история безусловно представляет огромный интерес. Интерес оперативный, следственный и уголовно-процессуальный. Возможно и исторический. Но, для вскрытия организованных преступных формирований, действующих в недрах «С/С», требуются: реальное желание это сделать, грандиозные усилия участников оперативного процесса, профессиональная и качественная работа следственного аппарата. (*)
На данном историческом этапе развития Украины и ее государственных институтов власти и управления изложенные выше устойчивые признаки функционирования организованных преступных групп можно рассматривать как общие, стандартные, унифицированные признаки наличия в тех или иных спецслужбах, правоохранительных органах и других силовых структурах ОПГ. Безусловно, с некоторыми изъятиями, добавлениями и определенными корректировками, исходя из специфики деятельности конкретного силового ведомства.

«Людина, її життя і здоров’я, честь і гідність, недоторканність і безпека визнаються в Україні найвищою соціальною цінністю.
Права і свободи людини та їх гарантії визначають зміст і спрямованість діяльності держави. Держава відповідає перед людиною за свою діяльність. Утвердження і забезпечення прав і свобод людини є головним обов’язком держави».
Ці шляхетні слова і наміри проповідує Конституція України (стаття 3). А що ж ми маємо насправді? Наше сумне буття показує зовсім протилежне. І яскравий тому приклад моя багаторічна й трагічна «шпигунсько-кримінальна» історія.
Ваш покірний слуга, багато років працюючи в української контррозвідці, присвятив все своє життя боротьбі зі злом в різних його проявах. Боровся достатньо активно і ефективно, ризикуючи своїм життям, здоров’ям та свободою. На благо народу, заради міру і щастя, в ім’я своєї країни. А зло же нічого не забуло і нічого мені не пробачило. Сховавшись за мундирами ніби високоморальних спецслужбовців, нібито законослухняних правоохоронців та інших немовби добропорядних високопосадовців воно тим часом регулярно, цілеспрямовано і нещадно почало й досі продовжує наносити мені удар за ударом. Мета – прибрати мене із правоохоронних органів, нанести як можна більшу шкоду, знищити морально, психологічно та фізично.
Ще у 2004 р. до різних термінів ув’язнення були засуджені кілька «перевертнів» з-поміж тепер вже колишніх, а на той момент ще чинних високопосадовців-генералів із СБУ. Одним з них був мій прямий начальник – керівник Департаменту контррозвідки СБУ генерал-лейтенант С.Макаренко. Зазначені «особистості, особи та особини» були головними ініціаторами мого багаторічного цькування у період служби в СБУ й протизаконного звільнення із спецслужби, а також провідними організаторами моїх переслідувань вже після звільнення. Автор же данного звернення за рішенням цього ж суду був визнаний потерпілим!
Ці знаменні події в історії незалежної України та її органів державної безпеки ніколи не оприлюднювалися й не мусувалися в засобах масової інформації. Їх миттю утаємничили і дотепер ретельно приховують не тільки від громадськості, а навіть і безпосередньо від особового складу самої СБУ.
Після закінчення судового процесу всі матеріали карної справи безслідно зникли. Як зникли і всі результативні постанови та рішення суду. Справу не облікували і не здали до архіву суду. Дані на засуджених не занесені в оперативні обліки ВСУ, ГПУ, МВС і СБУ. Відсутні вони і в Державному департаменті України з питань виконання покарань.
Як результат і досі жоден державний орган не виконав жодного судового рішення, а мої під корінь знищенні конституційні права, свободи та законні інтереси так і не були поновлені! Дотепер не відшкодовано також нанесені мені моральна шкода та матеріальні збитки!
Нажаль, за однобічним рішенням членів оперативно-слідчої групи, з метою забезпечення моєї особистої безпеки, я безпосередньо не приймав участь ані в досудовому слідстві, ані у судовому процесі. Це призвело до деяких недоопрацювань та помилок слідства. Крім того, шляхетні мотиви одних були використані зі злочинною метою тими «брудними» співробітниками СБУ та їх співзмовниками назовні, що не потрапили до поля зору слідства та суду. Після закінчення судового процесу і виходу із постсудового ступору вони почали мститися, розв’язавши черговий етап цинічного і багаторічного цькування. Під маховик переслідувань потрапив не тільки я, але й більшість членів ОСГ, переважно з-поміж представників МВС. Крім того, «перевертні» зробили все, щоб я не мав можливості ознайомитися з матеріалами карної справи, щоб до моїх рук не потрапив жоден судовий документ, а також щоб я не зміг ні за якими обставинами вступити у прямий контакт з членами оперативно-слідчої групи.
Завдяки злочинної діяльності спецслужбовців, правоохоронців та державних банкірів, а також їх спільників я був позбавлений всіх можливих прав людини та громадянина. А саме:
– Права на життя, здоров’я, свободу, працю, житло, соціальне забезпечення і судовий захист.
– Права на недоторканність особи, житла, телефонних розмов, листування тощо.
– Права на честь, гідність та незаплямовану репутацію.
– Права на інформацію, в тому числі документальну.
– Права на верховенство Права і Закону!
– Права на рівність всіх перед Законом!!
– Права на відновлення Справедливості!!!
– Права на володіння будь-якими Конституційними Правами, Свободами і Законними Інтересами взагалі!!!!
Саме про це, про багато іншого та дуже цікавого і йде мова в даному зверненні та в моєї заяві на Ваше ім’я від «14» вересня 2010 р. (на 270 арк.), що надіслана Вам електронною поштою (E-mail: Lytvyn.Volodymyr@rada.gov.ua).

В заяві дуже докладно викладається багато фактів протиправної діяльності представників силових структур, в першу чергу СБУ, державних банкірів та їх співзмовників, що була спрямована проти мене.
А саме:
– Багаторічне, цинічне, аморальне й протизаконне розповсюдження щодо мене недостовірної інформації, в т.ч. руйнуюче-кримінального характеру, що принижує, ганьбить та під корінь знищує мою честь, гідність і професійну репутацію. Розповсюдження дезінформації здійснюється як усно, так і в письмової формі у вигляді так званих «офіційних» фальшивок, що надсилаються до вищих інститутів влади та управління, до різних державних установ та правоохоронних органів.
– Нахабне, цинічне і багаторічне втручання в моє особисте та сімейне життя за допомогою активного використання наявних у спецслужб багатьох оперативних можливостей.
– Незаконні і повторювані пониження в посаді, неодноразові виводи за штат та зменшення зарплатні, що закінчилося, кінець кінцем, протиправним звільненням із Служби безпеки України.
– Незаконні порушення житлового законодавства, в наслідок чого моя родина фактично була позбавлена права на поліпшення житлових умов та отримання нової квартири від держави.
– Незаконні порушення фінансового права та пенсійного законодавства: постійна недоплата зарплатні в період служби, нарахування незаслужено низької пенсії за допомогою позбавлення всіх належних фінансових відсотків і доплат до неї, її несвоєчасні виплати та перерахування, неперерахування пенсії з моменту звільнення та неперерахування вихідної допомоги, ненарахування до пенсії відсотків за втрату (нібито) працеспроможності, неодноразові порушення строків нарахування та виплат пенсійного забезпечення, а також протизаконне зниження розміру пенсії в 2006 р.
– Зловмисні порушення трудового права: багаторічне затримання моєї особової справи офіцера в УРЛС СБУ, відмова в своєчасному оформленні трудової книжки, ненадання посвідчення офіцера запасу та мобілізаційного посвідчення, постійна й злісна протидія моєму працевлаштуванню.
– Неодноразові та нічим необґрунтовані звинувачення в здійсненні злочинів, до яких я не мав жодного відношення. В 2008-2009 рр. дійшло навіть і до страхітних та нічим не обґрунтованих обвинувачень в причетності до вбивства відомого журналіста Георгія Гонгадзе! (* Виноска: Зовсім з глузду з’їхали людиськи!) До того ж, висування фальшованих звинувачень забезпечували як раз саме «перевертні» із СБУ, що самі ці злочини безпосередньо і скоїли (** Виноска: Дивлюсь на спецслужби та й думку гадаю: «Чомусь я не гангстер, чомусь не стріляю?…»). Мета, яку вони переслідували, — видавити мене із спецслужби, заховати за грати, влаштувати у психлікарню або ліквідувати фізично.
– Численні факти протизаконного заведення проти мене, моїх родичів та знайомих оперативно-розшукових й контррозвідувальних справ, а також неодноразові спроби порушення карних справ.
– Численні та протизаконні проведення стосовно мене, моїх родичів та знайомих всього комплексу оперативно-технічних заходів (ОТЗ).
– На основі сфальсифікованих матеріалів багаторазове і протизаконне отримання нібито офіційних санкцій (псевдозаконних), що були потрібні для проведення численних ОТЗ. Це дозволяє спецслужбам постійно порушувати мої конституційні права, що гарантують недоторканність житла, таємницю листування, телефонних розмов, телеграфної та іншої кореспонденції.
– Неодноразові підроблення початкових матеріалів та на їхній основі фальсифікація висновків і рішень атестаційних комісій й комісій, що здійснювали службові розслідування.
– Фальшування моєї квартирної справи, особової справи офіцера СБУ та пенсійної справи офіцера запасу.
– Неодноразове і протизаконне введення в мій організм наркотичних засобів або їх аналогів.
– Багаторазове планування, організація та здійснення найрізноманітніших провокацій, а також замахів на моє життя, здоров’я та свободу. Причому, відпрацьовувалися усякі можливі варіанти вбивства і один з-поміж них передбачав отруєння.
– Злочинні дії проти членів оперативно-слідчої групи (в першу чергу проти представників МВС), що розслідувала в 2004 р. карну справу щодо високопосадовців СБУ, за якою я був визнаний судом потерпілим. Це – протизаконне затримання, обмеження та позбавлення свободи, нанесення тілесних ушкоджень, спроби вбивства і ціла низка інших кримінальних та посадових злочинів.
– Розкрадання високопосадовцями Нацбанку України та їхніми співучасниками грошових коштів, що знаходилися на збереженні у центробанку і були призначені для відшкодування моральної та матеріальної шкоди громадянам, які були визнані за рішенням суду потерпілими за карними та іншими справами.
– Системне і цілком безкарне невиконання посадовими особами СБУ та НБУ рішень судових органів всіх рівнів, зокрема постанов і вироків Верховного Суду України, а також ухвал Європейського Суду з прав людини. Позбавлення мене конституційного права на захист своїх основоположних прав у суді.
– Знищення процесуальних і оперативних документів, оперативно-розшукових, контррозвідувальних та кримінальних справ, а також інших документальних доказів злочинної діяльності.
– Регулярні підробки службової документації, неодноразові службові підлоги, багаторічне створення інших кримінально-сприятливих умов з метою забезпечення і безпосереднього здійснення вищезазначених та інших злочинних діянь.
– Протизаконне перешкоджання виїзду за кордон. Здійснювалося шляхом замаскованих відмов в наданні закордонних паспортів, необґрунтованого зволікання процесу оформлення виїзних документів, фактичної відмови в отриманні грошових коштів в НБУ, що знаходяться там на зберіганні і були потрібні для фінансового забезпечення поїздок. Саме це і призвело до передчасної смерті моєї матері.
– Абсолютно необґрунтоване та дійсно протизаконне використання матеріально-фінансових ресурсів, агентурно-оперативних можливостей і оперативно-технічних засобів СБУ та інших силових структур задля забезпечення мого багаторічного кримінально-забарвленого цькування та злочинних переслідувань.
– Багаторічні масштабні, цинічні, системні та абсолютно безкарні порушення багатьох моїх інших конституційних прав, свобод і законних інтересів.
– Створення з метою здійснення вищезазначених протиправних діянь організованого злочинного угрупування, що може бути причетне також і до скоєння окремих т.зв. резонансних злочинів.
Всього ж мною інкримінується представникам СБУ, НБУ та їх співзмовникам із других структур ні багато ні мало, а майже сотня кримінальних епізодів, тобто 40 видів повторюваних протизаконних діянь, що передбачені конкретними статтями Кримінального кодексу України. Всі вони – це є задовгий ланцюжок тісно взаємопов’язаних між собою багаторічних дисциплінарних провин, адміністративних правопорушень та карних злочинів.

В заяві на Ваше ім’я, крім вищезазначеного, крізь призму Кримінального кодексу розглядається широкий спектр таких питань та проблем, які вже дуже і дуже давно вийшли за межи особистих негод, лихих пригод та злигоднів одного лише потерпілого. Вони зачіпають забагато негативних сторін життєдіяльності суспільства та країни, розкривають протиправну діяльність співробітників її спецслужб та правоохоронних органів, а також відкриту й замасковану бездіяльність контролюючих структур і органів прокурорського нагляду.
Всі вони систематизовані і надаються у вигляді окремих тематичних блоків, де докладно відображені, зокрема, наступні важливі моменти:
– Окреслено коло реальних та можливих юридичних і фізичних осіб, що причетні до окреслених протиправних діянь. Означені об’єкти, де працюють учасники та свідки злочинних подій, а також знаходяться матеріальні докази злочинів. Викриваються форми та методи злочинної діяльності спецслужбовців, правоохоронців і державних банкірів, а також способи її маскування.
– Відсутність належного реагування з боку відповідальних органів, відомств і структур на заяви громадян України, в яких міститься інформація про конкретні злочинні діяння, що здійснюються, в першу чергу, саме представниками СБУ. В т.ч. щодо їх можливої причетності до деяких т.зв. резонансних кримінальних злочинів. Організація в відповідь на звернення цькування та переслідування заявників.
– Фактично синтезовані непоодинокі й стійкі ознаки діяльності організованої злочинності, що переважно притаманні тій її гілці, яка функціонує в держапараті: в органах влади та управління, в спецслужбах, правоохоронних органах та інших силових структурах.
– Аналіз внутрішнього стану СБУ, інших спецслужб та правоохоронних органів, в т.ч. і криміногенної ситуації, що склалася безпосередньо в самої СБУ. Дієздатність, правоспроможнісь та професійна «боєготовність» Служби безпеки України, тобто, її сьогоднішня спроможність виконувати свої спеціальні державні обов’язки та завдання.
– Наявність умов для легкого проникнення в СБУ та інші силові структури агентури іноземних розвідок і «делегатів» організованого криміналу.
– Недосконалість законодавчого та матеріально-фінансового забезпечення діяльності спецслужби, вкрай низький рівень правової і соціальної захищеності особового складу СБУ. Шкідлива кадрова політика, як первопричина багатьох кризових явищ і негативних процесів у спецслужбі.
– Відпрацьовані окремі напрямки майбутнього позитивного розвитку Служби безпеки України.
– Інша корисна для Верховної Ради України та слідства інформація.

Мої попередні заяви і звернення до Верховної Ради (*** Виноска: Дивиться заяви та звернення до ВРУ від 31.08.2009р., 07.12.2009р., 29.12.2009р., 18.01.2010р., 12.02.2010р., 05.03.2010р., 05.05.2010р., 14.05.2010р., 07.06.2010р. (2 депутатам), лист народному депутату від 23.06.2010р., електронний лист депутату від18.08.2010р. (надіслано через Апарат Президента України). завжди залишалися без належної уваги й майже всі до останньої (після копіювання окремих з-поміж них ДУОУ) пересилалися до Служби безпеки України (**** Виноска: 3. На адресу СБУ надійшло більш ніж 45 різноманітних документів.). Однак, як і слід було чекати, від спецслужби я так і не дочекався на позитивне реагування та очікуваний результат. Корумповані чиновники і кримінально-орієнтовані спецслужбовці, що безпосередньо та опосередковано причетні до скоєння вищезазначених службових правопорушень й карних злочинів, ніколи не збиралися і ніколи не будуть щось робити задля поновлення зруйнованої справедливості, тому що це означає боротися проти самих себе. Більш того, деяким з них «світить» в’язниця! Вони цього не допустять аж ні за якими обставинами і ні за яким наказом. Гадаю, що це ще можливо лише за вироком суду, але, як показує практика, і цей факт ще не є безумовною та необоротною гарантією. Навпаки, після кожної моєї нової заяви значно активізувався процес мого нахабно-цинічного цькування та «агентурно-кримінальних» переслідувань.
Безпосередньо позначилися і вищі керівники спецслужби та їх численні заступники мало ні 5-х (п’ятьох) «скликань» — вони не зробили абсолютно нічого, щоб поновити справедливість, щоб відновити мої зруйновані права, щоб покарати в цьому винних.
Мої заяви до Генеральній прокуратури України також «не залишаються» без належної уваги. Їх або повертають мені назад, або залишають зовсім без відповіді, або надсилають «за належністю» до СБУ, або «відфутболюють» до прокуратури м.Києва.
Таким чином, наприклад, в Генпрокуратурі України (***** Виноска: Генпрокуратура України отримала не менш ніж 11 документів.) та на ім’я Гаранта Конституції України (****** Виноска: На ім’я Президента України надіслано 14 заяв і звернень, а також «Відкритий лист».) поводилися і з моєю заявою до Верховного Суду України від 01.12.2009 р. (вона трохи коротше але майже аналогічна тій, що надійшла на Вашу адресу, і має ще додаток документальних матеріалів на 282 аркушах), яка була надіслана із ВСУ за належністю до ГПУ. Вона, як і подальші заяви, була також необґрунтовано переадресована в київську міську прокуратуру.
На мою думку, такі цілеспрямовані і повторювані дії ГПУ, в першу чергу зазначені безглузді «переадресовування» заяв до свідомо неповноправних та неуповноваженних юридичних осіб, не є правомірними. Дуже сумніваюся, що саме така процесуально-правова політика сприятиме боротьбі зі злочинністю та корупцією, в першу чергу, в державному апараті, а також допоможе захисту та відновленню зруйнованих конституційних прав, свобод і законних інтересів українських громадян, насамперед з-поміж потерпілих. В таких умовах добропорядній та законослухняній людині вкрай важко, а іноді і зовсім неможливо законними шляхами захистити наявні й поновити знищені конституційні права в Україні. У програшу всі: закон і право, мораль й справедливість, держава та суспільство, але, в першу чергу, безумовно – потерпілі.
Підкреслюю, що при всьому своєму бажанні співробітники міської прокуратури за законом не можуть проводити будь які процесуальні дії проти вищих посадових осіб та інших держслужбовців із вищих державних органів, закладів та установ. Адже до зазначених структур безпосередньо відносяться: Центральне управління Служби безпеки, Національний банк, Міністерство внутрішніх справ, Служба зовнішньої розвідки та Державне управління охорони України. Це дуже далеко виходить за межи службових повноважень та законної юрисдикції міських прокурорів. Переважна ж більшість окреслених в моїх заявах кримінальних дій (більш ніж 99,9 %) здійснювалася саме такими особами та представниками означених установ. А розслідування подібних злочинних фактів – це є безпосередня прерогатива і прямий обов’язок саме Генеральної прокуратури України.
Без розгляду залишилися заява на ім’я Президента України від «27» березня 2010 р. та звернення від «29» березня 2010 р., що були передані для розгляду згідно з компетенцією до Генеральної прокуратури України 17 травня 2010 р. (АП № 43-01/78). Вже 27 травня 2010 р. ГПУ повернула мені всі документи з резолюцією (ГПУ № 04/4/1-19913-07): «Повертаємо заяву без розгляду». Свій вчинок Генеральна прокуратура поясняє наскрізь лживою заявою: «…Викладені Вами доводи містять оціночні категорії щодо діяльності державних та правоохоронних органів без наведення конкретних фактів правопорушень» (!?).
Що за маячня! Та я напрацював сотні мозолів на пальцях та долонях неодноразово, ретельно, пильно і докладно, в стислій формі та в розгорнутому вигляді викладаючи про конкретні випадки протиправних дій, про конкретні злочини, за окремими подіями та щодо всіх правопорушень загалом, про конкретних осіб, що їх здійснювали, про конкретні об’єкти, де знаходяться знову ж конкретні докази зазначених протиправних дій та злочинних подій і про багато інше. Треба тільки працювати!
На основі аналізу всіх прокурорських листів, як кваліфікований юрист та досвідчений контррозвідник, можу цілком обґрунтовано робити наступні висновки:
– Ані в прокуратурі міста Києва, ані в Генпрокуратурі України не спромоглися навіть ознайомитися зі змістом моїх заяв до Верховного Суду України від 01.12.2009 р. на 245 аркушах та з додатком до неї документальних матеріалів на 282 аркушах, а також до Президента України від 27.03.2010 р. на 262 аркушах.
– Не була надана правова оцінка окреслених багатьох фактів протиправної діяльності і так званим відповідям, а насправді необґрунтованим відмовам із СБУ та інших державних органів. Це доводиться робити мені самому. Але, в Генпрокуратурі мої правові оцінки категорично на бажають приймати до уваги. Так саме, як і зазначені злочини!
– Жодного разу не робився навіть порівняльний аналіз фактів протиправної діяльності, що окреслені в моїх заявах, з відповідями із СБУ. Жодного разу не робився порівняльний аналіз саме відповідей із спецслужби за різний час. И таке інше.
– Свої помилкові висновки (це ще м’яко сказано) обидва відомства будують лише на недостовірних відомостях та цілковитої дезінформації, що міститься у відповідях, а насправді в «офіційних» фальшивках із СБУ, що надійшли до них, а також до Мінсоцполітики і Пенсійного фонду України.
– Більш того, Служба безпеки замість наглядового органу самостійно вирішує, є чи немає правопорушень з її боку. Вона заздалегідь «програмує» прокуратуру на конкретний і тільки їй вигідний кінцевий результат (тобто, на відсутність будь-якого небезпечного для неї результату) та фактично наказує нічого не робити. Наприклад, вона однозначно заявляє (СБУ № 21/3/2-1259 від 26.05.2010 р.): «…Порушень з боку Служби безпеки України…, які б потребували прокурорського реагування, не вбачається»!!! Ні багато, ні мало. Нахабства і цинізму спецслужбовцям не займати!
– Ані наглядові органи, ані інші контролюючі структури жодного разу не витребували із СБУ та не розглядали жодного оригінального документа, що стосуються окреслених в моїх заявах правопорушень. До них безпосередньо відносяться матеріали моєї сфальшованої особової справи офіцера СБУ, моєї сфальшованої квартирної справи, моєї сфальшованої пенсійної справи. До них же безпосередньо відносяться також матеріали внутрішніх службових та оперативних розслідувань, документація оперативно-розшукових справ, контррозвідувальних справ і кримінальних справ!
А Генпрокуратура, крім того, чомусь скромно забула провести ревізію у своїх власних «засіках», що потопляють від важливої з точки зору закону доказової інформації, яка накопичена у службових матеріалах та в слідчих документах!
– Прокуратура м.Києва не в змозі за законом (саме тому вона і не виявила фактів проведення проти мене оперативно-розшукових заходів і таке інше), а Генпрокуратура не бажає за тим же самим законом виконувати свої професійні обов’язки, проводити ретельну комплексну прокурорську перевірку злочинних фактів та пильно розслідувати злочини, що були скоєні проти мене, які більш ніж докладно описані у моїх заявах.
– «Філософствуючи» прокурорські робітники та спецслужбовці розповідають, «як воно має бути». Але ми і самі з вусами, знаємо, як мусить бути насправді.
– Ані Генеральна прокуратура, ані прокуратура м.Києва не реалізували на практиці жодної моєї пропозиції: при участі відповідальних правоохоронних структур не зробили жодного конкретного оперативного заходу, не здійснили жодної передбаченої законом процесуальної дії, тобто, не провели жодного допита чи опитування причетних до окреслених правопорушень осіб, не зробили жодної виїмки, експертизи, експертної оцінки і таке інше, що дуже докладно пропонувалося у моїх базових заявах.
Незрозуміло, як у таких «сприятливих» процесуально-правових умовах можливо взагалі робити якийсь висновки, тим паче такі категоричні та остаточні?! Це абсурдно!
– В ГПУ, СБУ і в прокуратурі м.Києва зовсім забалакалися, згадав про військовий квіток. Вони намагаються звалити всю провину в тому, що я і досі не працевлаштувався, на мене самого. Заявляють, що я мусив з зазначеним військовим посвідченням (квитком) з’явитися до нового міста роботи і вже там мені, нібито, кадри вже оформили би трудову книжку. Брехня від початку і до кінця! Зазначений документ ніколи не надавався військовим пенсіонерам СБУ у званнях офіцера чи генерала. Цей документ призначений виключно для військовослужбовців строкової служби нижчої військової ланки, для осіб рядового, сержантського і старшинського складу, що проходять військову службу за контрактом, або звільнених/демобілізованих зі строкової чи контрактової військової служби!
– Не працевлаштовувався я як раз з тих самих причин, що мені було відмовлено в своєчасному оформленні трудової книжки, в наданні посвідчення офіцера запасу та мобілізаційного посвідчення. Паралельно СБУ усно та в письмовому вигляді, тобто цілком офіційно розповсюджувала щодо мене недостовірну інформацію, в т.ч. руйнуюче-кримінального характеру, що принижує, ганьбить та під корінь знищує мою честь, гідність і професійну репутацію.
– Так можливо дочекатися і до звинувачень в тому, що я, нібито, сам себе звинувачував в численних правопорушеннях та навіть у злочинах, що я сам себе накачував наркотиками, що я сам на себе організовував та здійснював замахи, за надуманими обставинами відкривав і проваджував оперативно-розшукові та інші справи, протизаконно порушував кримінальні справи тощо. Театр абсурду! Де актори – це правоохоронці у мундирах від СБУ і ГПУ.
– Крім того, я не можу захищати свої зруйновані права у суді саме тому, що:
* СБУ, ГПУ, МВС, ВСУ організували навколо мене справжню інформаційну блокаду — вони не надають мені необхідних для цього матеріалів та документів (******* Виноска: До речі, я також і досі не отримав офіційно оформлену та придбану зброю.);
* карну справу, за якою я був визнаний потерпілим, якщо досі і не знищили, то так ретельно заховали, що її ніхто не може знайти;
* МВС з незрозумілих причин ховає від мене членів оперативно-слідчої групи, що приймали участь в розслідуванні зазначеної в моїх заявах кримінальної справи, та могли би допомогти в вирішенні наявних проблем (да і собі також);
* ГПУ протизаконно відмовляє у розслідуванні злочинних дій, що викладені в моїх заявах;
* І таке інше, в наявності же – замкнуте коло нерозв’язаних питань і проблем, а також ціла низка суцільних запитань до Генеральної прокуратури України…

Чому Генеральна прокуратура України бачить лише те, що вигідно тільки їй, і так старанно заплющує свої наглядові очі на кричущі факти беззаконня, на тотальні порушення конституційних прав, свобод та законних інтересів людини і громадянина? Чому вона не реагує на численні злочини, з якою метою вона заохочує «перевертнів» та їх лизоблюдів із спецслужб і надалі руйнувати мої основоположні права, знищувати їх мікроскопічні залишки, чому вона сама приймає участь в цьому край нешляхетному процесі?
Чи не тому Генеральна прокуратура України не надає мені вихідних судових документів за карною справою 2004 р., що вона сама безпосередньо причетна до її безслідного зникнення?
Чи не тому Генпрокуратура вперто блокує проведення повноцінної, комплексної, досудової прокурорської перевірки злочинних фактів, які докладно окреслені в моїх численних заявах та зверненнях, що вона сама має пряме відношення до протиправного проведення в останні роки щодо мене оперативно-розшукових заходів, включаючи і оперативно-технічних?
Чи не тому ГПУ категорично та протизаконно відмовляється від порушення карної справи за фактами багатьох кримінальних злочинів, скоєних проти мене, що вона сама має безпосередню причетність до протизаконних спроб на базі чергових сфабрикованих Службою безпеки України абсолютно безпідставних звинувачень порушити чергову карну справу саме проти мене?
Чи не тому вища наглядова інстанція категорично відмовляється від захисту та відновлення моїх зруйнованих конституційних прав та законних інтересів, що в цьому дуже і дуже не зацікавлені не тільки «перевертні» із СБУ, але також й їх особисті та корупційні зв’язки в самій Генеральній прокуратурі?
Чи не тому Генпрокуратура відмовляється взагалі щось робити за моїми заявами та виконувати свої професійні обов’язки, що вона жахається «випадково» отримати небажаних для когось результатів та наслідків? Наприклад, пов’язаних із окремими так званими резонансними злочинами? Або боїться натрапити на деякі небезпечні несподіванки, що стосуються глибинних причин гучних політичних скандалів?
А може ГПУ боїться, що надбанням спільноти стануть забагато жахливих фактів щодо суто життєдіяльності саме віщої наглядової інстанції?
То чого ж насправді так сильно боїться Генеральна прокуратура України? Що завдало жаху прокурорам чи хто так сильно насправді настрашив очільників ГПУ, що вони категорично не бажають помічати злочини та боротися з їх творцями?
Хто конкретно з-поміж можновладців «замовляв» Генпрокуратурі (а також СБУ, СВР, МВС та УГО) Коробкова О.Г.? Які-такі конкретно структури і відомства надавали ГПУ «офіційні» фальшивки, що лягали до основи брехливих звинувачень, забезпечували липові обґрунтування та безпосередньо сприяли протизаконному здійсненню стосовно Коробкова О.Г. всього комплексу оперативно-розшукових заходів?
Багато відповідей на ці та інші запитання можливо знайти в моїх базових заявах. Ще більше цікавих відповідей і жахливих таємниць спецслужб відкриються у процесі прокурорських перевірок, попереднього слідства й судового процесу. Звісно ж, якщо Генпрокуратура забажає прокинуться від багаторічної сплячки та почне врешті-решт працювати.
Адже ж, повторюся, перелічені вище «особистості, особи і особини» в стінах СБУ, а точніше — дуже небезпечні злочинці, були головними ініціаторами та організаторами мого багаторічного цькування і масштабних спецслужбово-кримінальних переслідувань. Чи, можливо, це саме я ретельно утаємничив та безслідно сховав зазначену карну справу, здійснював на себе замахи, організовував цькування та агентурно-кримінальні гноблення, тощо? Виходячи з логіки діяльності Генпрокуратури на такі саме звинувачення з боку віщої наглядової інстанції я як раз і чекаю!
Тож як довго, скільки ще років моя родина мусить й буде страждати з вини кількох покидьків-спецслужбовців і недоумків-правоохоронців, сліпців-прокурорів й ледарів-слідчих, а також інших високопосадовців-злочинців та банкірів-злодіїв?

Підкреслюю: всі матеріали, що в свій час надходили до ГПУ, становлять собою не що інше, як майже готову і велику карну справу. Необхідно було лише офіційно продублювати низку отриманих мною доказів, тобто процесуально їх задокументувати, провести серію допитів свідків та підозрюваних, а також здійснити виїмку важливих для слідства документів і все – можливо було б передавати справу до суду!
Проте ні, мій розрахунок, причому абсолютно законний, не справдився. А в діях Генпрокуратури немає ані правової доцільності, ані слідчої необхідності, ані законності, нарешті, ані навіть простої логіки. Якщо правоохоронні органі, що покликані боротися зі злом, спотворюють закон і право, ігнорують свої професійні обов’язки, ухиляються від виконання своїх службових задач, вони тим самим безпосередньо заохочують саме це зло, розв’язуючи йому руки для поширення свого кримінального впливу на суспільство та країну, розчищають злу поле для активізації протиправної діяльності.
Замість того, щоб боротися зі злочинністю та викривати справжніх злочинців, вони влаштовують полювання на постраждалих від цих злочинів, спрямовують свої сплачені за рахунок держбюджету зусилля на «героїчну» боротьбу з потерпілими. Так чим, в такому випадку, вони відрізняються від загально відомих злочинців? Майже нічім. За виключенням одного – вони набагато небезпечніші за простих злочинців, тому, що в їхніх руках знаходиться реальна та удавана влада над людьми!
На превеликий жаль, вищі інститути державної влади в наш час не в змозі подолати той бедлам безправ`я, свавілля та безкарності, що процвітає в СБУ, в інших правоохоронних органах та силових структурах, ту вакханалію багаторічного цькування та переслідувань, яка була розгорнута проти мене і моєї родини та не закінчилась і досі. Про нездатність влади стати на захист окремої людини, її життя, прав та свобод як раз показово і свідчить моя сумна та трагічна історія.
Таким чином, на основі інформації, що викладена в документі, можливо зробити наступний в и с н о в о к: законність нахабно, цинічно, і безжалісно розтоптана кованими чоботами; спецслужби, правоохоронні структури та органи прокурорського нагляду і досі знаходяться в стані затяжного «постреволюційного» ступору; а правосуддю остаточно та безповоротно указано на його зовсім уже не почесне в нашій державі місце… Саме тому, сьогодні в якості потерпілих пора вже розглядати вісь український народ, багатостраждальну Україну, її інститути державної та громадської безпеки, всю її правоохоронну та судову системи в цілому!
Водночас звертаю Вашу увагу на те, що якщо і далі переадресовувати мої заяви до СБУ, а також обмежуватися лише офіційним листуванням з СБУ та НБУ, ГПУ та іншими структурами, в т.ч. силовими, це ніколи не призведе до позитивного результату і вирішення наявних проблем. Це є не що інше, як марне витрачання дорогоцінного часу, забагато паперу та трудно поновлюваних нервів. Спеціалісти із фальшувань на всі запити відповідатимуть пустопорожніми відписками до краю наповненими бюрократичним словоблуддям та чиновницькою тавтологією, спецслужбовою дезінформацією та цинічною банківською брехнею. Прикриваючись конспірацією, секретністю та державними інтересами, підкреслю – удаваними, зазначені відомства і Вам і мені будуть й надалі направляти однотипні, безглузді, безперечно необґрунтовані та обов’язково замасковані відмови. В таких складних «правових» умовах потрібне дещо більш ефективніше та значно радикальніше за пустопорожнє базікання і марне листування.
Велике значення мало б розслідування та викриття численних посадових правопорушень й кримінальних злочинів вищих посадових осіб та інших держслужбовців із вищих державних органів, закладів та установ, що окреслені в моїх заявах, Тимчасовою слідчою комісією Верховної Ради України, а також Національним антикорупційним комітетом при Президентові України, спільно з Радою національної безпеки та оборони України.
Дійсно же викрити злочинців з-поміж «їх вищостей і благородіїв» із СБУ та інших силових установ, а також «їх високостей» із НБУ, належно задокументувати їх протиправну діяльність й поновити справедливість можливо лише у процесі проведення масштабних комплексних процесуальних дій в межах офіційно порушеної Генпрокуратурою карної справи. При повній підтримці суспільства, вищих органів влади та управління, а також Гаранта Конституції України. І ніяк інакше – третього не надано.
Прошу вибачення за великий об’єм моєї базової заяви від 14.09.2010 р., але: мої попередні звернення до різних Інстанцій були значно коротше, майже без конкретних прізвищ, ліричних відступів та деякої патетики, проте вони не знайшли позитивного відгуку, а я так і не дочекався на практичну допомогу в питаннях відновлення моїх зруйнованих конституційних прав і свобод. Можливо, вже прийшов час писати багатотомний детективний роман на шпигунсько-кримінальну тематику із автобіографічним уклоном…
Наголошую на тому, що я не кровожерлива людина і не збираюся будь-кому мстити. Помста – це правосуддя первісних людей. Моя мета більш приземлена – захистити свою честь, гідність та професійну репутацію, відстояти своє чесне ім`я, відновити конституційні права, свободи та законні інтереси, що були так цинічно і безкарно розтоптані корумпованими високопосадовцями із СБУ, НБУ та інших державних установ.
Наприкінці першої (інформаційної) частини даного звернення обов’язково мушу підкреслити: те, що сталося зі мною в будь яку мить може повторитися і з будь кимось іншим в ще більших масштабах та в ще більш небезпечних формах. Саме тому, невідкладне дослідження, скрупульозне вивчення й своєчасне викриття з боку спільних зусиль депутатського корпусу Верховної Ради України, з боку Президента України, РНБОУ і НАКУ, а також успішне розслідування фахівцями ГПУ достатньо докладно викладених у моїх заявах злочинів має дуже й дуже велике значення. І не тільки для мене особисто. Це безперечно має велике значення для окремих громадян, для всього українського суспільства, для всієї нашої країни в цілому. Це безумовно важливо для наших дітей і онуків, для всіх майбутніх поколінь!

Враховуючи вищезазначене, в черговий раз прошу Вас особисто як Голову Верховної Ради України, як народного депутата України, просто як людину нарешті безпосередньо втрутитися в зазначену дуже небезпечну ситуацію, а також:

1. Враховуючи безумовну важливість для суспільства та країни окреслених специфічних питань і кримінальних проблем, прошу Вас, не звертаючи уваги на великій об’єм, знайти все же вільний час, роздрукувати та особисто ознайомитися з моєю заявою на Ваше ім’я від «14» вересня 2010 р., яка надійшла на Вашу адресу електронною поштою.

2. В зв’язку з тим, що мої наявні багаторічні проблеми станом на сьогодні не вирішені, всі попередні прохання, що окреслені в минулих заявах і зверненнях, залишаються в силі та досі чекають на остаточне вирішення по суті.

2. Розглянути у комплексі дане «Звернення» та мою «Заяву» від 14.09.2010р. (базовий документ), на об’єднаному засіданні представників Комітету ВРУ з питань прав людини, національних меншин і міжнаціональних відносин, Комітету ВРУ з питань законодавчого забезпечення правоохоронної діяльності, Комітету ВРУ з питань боротьби з організованою злочинністю та корупцією, Комітеті ВРУ з питань національної безпеки та оборони, а також Комітету ВРУ з питань фінансів та банківської діяльності.
Мета – зробити єдино вірні висновки щодо обстановки, яка склалася в СБУ, МВС, СВР, ДУОУ, ГПУ та в інших силових структурах, щодо стану справ в НБУ та в означених державних відомствах з дотриманням наявних та поновленням зруйнованих ними конституційних прав людини і громадянина, щодо поліпшення сьогоденної ситуації, напрямків реформування правоохоронних органів, спецслужб тощо, напрямів удосконалення їх професійної діяльності, а також щодо заходів по ліквідації всіх кризових явищ, негативних проблем та їх небезпечних наслідків.
Долучити до розгляду і аналізу моїх заяв, відпрацювання вірних висновків та практичних заходів представників інших комітетів, підкомітетів і комісій Верховної Ради України відповідно до їх законодавчо визначених повноважень та в межах їхньої компетенції.

3. З метою більш досконалого вивчення зазначених проблем в комплексі, скорішого створення умов по ліквідації кризисних явищ та їх негативних наслідків було б за доцільне утворити Тимчасову слідчу комісію Верховної Ради України. Доручити їй розслідування всієї низки посадових правопорушень та кримінальних злочинів, які були скоєні високопосадовцями та іншими відповідальними особами окреслених в моїх заявах вищих державних установ, спецслужб і правоохоронних органів.
До складу зазначеної слідчої комісії ввести членів всіх зацікавлених і правомочних комітетів, підкомітетів та інших комісій українського парламенту. Надати їм право на досконале вивчення, дослідження та вирішення конкретних питань і кримінальних проблем в межах їх конституційних повноважень та професійної компетенції.

4. Отримати, по можливості невідкладно, від Генпрокуратури, ВСУ, СБУ, МВС, інших спецслужб та правоохоронних органів України наступні матеріали, документи і відомості:
– Матеріали всіх оперативно-розшукових і контррозвідувальних справ, що протизаконно порушувались проти Коробкова О.Г. та його близьких (2000-2010 рр).
– Данні щодо дійсного місцезнаходження матеріалів карної справі 2004 р. на високопосадовців Служби безпеки України, за якою я був визнаний потерпілим.
– Відомості про реквізити цієї справи: номер, назва (якщо така була), дати порушення та закриття, номер й дата обвинувачувального вироку суду, установчі дані засуджених, членів колегії суддів, слідчих, прокурорів та членів оперативно-слідчої групи від ГПУ, МВС та СБУ.
– Оригінали або копії всіх рішень Верховного Суду за даною справою, в т.ч. вирок суду, рішення щодо цивільного позову, окремі ухвали суду, документи, що підтверджують факт відшкодування СБУ та обвинуваченими (засудженими) матеріальної та моральної шкоди, повідомлення СБУ й обвинувачених (засуджених) про перерахунок відшкодування, а також дані про реквізити розрахункових документів тощо.
Всі зазначені документи, матеріали, відомості та фізичні особи потрібні задля здійснення правильної оцінки моїх заяв, надання особистих пояснень, відпрацювання конкретних заходів щодо виправлення ситуації, що склалася в спецслужбах, в правоохоронних органах та в державних банках, а також для скорішого поновлення зруйнованих прав всіх потерпілих та заявника.
Отримані документи, матеріали та відомості (або їх копії) прошу без зволікань надати особисто Коробкову О.Г або надіслати їх на його домашню адресу.

5. Як важливих свідків протиправної діяльності та носіїв важливої викривальної інформації, розшукати і долучити до роботи відповідних парламентських комісій всіх членів оперативно-слідчої групи, що розслідувала зазначену вище карну справу.
Мета – надання усних або письмових пояснень, роз’яснень та уточнень по окресленим в моїх заявах питанням і проблемам, що мусить допомогти з’ясувати скриті деталі, важливі подробиці та реальні причини кримінальних подій, що сталися, викрити саме злочини, їх ініціаторів («замовників»), організаторів й виконавців, тобто, сприятиме встановленню дійсної істини.

6. Отримати від Міністерства юстиції України, Національного банка України, Верховного суду України, Генеральної прокуратури України тощо документальні відомості щодо фактичного виконання НБУ рішень національних судів, а також Європейського суду з прав людини. Зокрема, у сфері своєчасного та фактичного відшкодування моральної і матеріальної шкоди.
Запросити аналогічні матеріали в Страсбурзькому суді з прав людини задля проведення порівняльного аналізу всіх отриманих документів і реального, а не декларованого складу справ в цієї сфері, тобто в питаннях дотримання, захисту та відновлення зруйнованих прав українських громадян в першу чергу вищими державними органами України, що мають до рішення зазначених проблем пряме і опосередковане відношення.

7. На об’єднаному засіданні зацікавлених комітетів ВРУ розглянути питання щодо масштабних розкрадань грошових коштів високопосадовцями Нацбанка України, що знаходяться в НБУ на зберіганні за рішеннями національних судів та Європейського суду з справ людини і призначені для виплати їх потерпілим за карними та іншими справами як компенсація нанесеної моральної і матеріальної шкоди.
Створити Тимчасову слідчу комісію ВРУ для розслідування правопорушень, скоєних посадовими особами Нацбанку України, і злочинної бездіяльності Генпрокуратури України, яка проявляється у відсутності належного реагування на факти всіх зазначених в мої заявах та в зверненнях інших потерпілих кримінальних діянь.
Мета – як найскоріше поновлення конституційних прав, свобод та матеріально-фінансових інтересів потерпілих, в т.ч. шляхом безпосереднього втручання Верховної Ради України в зазначену негативну ситуацію, що склалася, ліквідування причин та умов, що сприяють фінансовим злочинам в НБУ, безперечне притягнення винних до адекватної відповідальності.
Зобов’язати керівництво НБУ негайно повернути всім постраждалим матеріальне-грошове відшкодування з врахуванням всіх штрафних санкцій і відсотків. Водночас доручити Генпрокуратурі проконтролювати цей процес.

8. Користуючись нормами Конституції України та інших законодавчих актів, знайти законні способи та засоби позитивного впливу на Генеральну прокуратуру та призвати її до належного виконання своїх професійних обов’язків. Зокрема, скористатися правом на депутатський запит, можливістю заслухати Генпрокурора та його заступників в сесійному залі за результатами роботи ГПУ взагалі, а також за моїми заявами окремо; заслухати також про її дієздатність і правоспроможнісь, про наявність чи відсутність наміру боротися в межах своїх повноважень зі злочинністю, про бажання чи небажання захищати законність, а також права і свободи своїх співвітчизників тощо.
На мою думку, це лише сприяло би активізації боротьби із корупцією та організованою злочинністю, посиленню законності і зміцнення внутрішньої безпеки в Україні.

9. Своїм наявним авторитетом вищого органу законодавчої влади та наявними парламентськими правами призвати (зобов’язати) Генерального прокурора України виправити, м’яко кажучи, незрозумілу процесуальну ситуацію, що склалося по вині ГПУ, та відкликати із прокуратури м. Києва мою заяву до Верховного Суду від 01.12.2009 р. (з додатком важливих матеріалів), отримати від Коробкова О.Г. доопрацьовані матеріали (в т.ч. у вигляді нової заяви) та нові документи, що є важливою доказовою базою, почати і прийняти під особистий контроль комплексну прокурорську перевірку ГПУ злочинних фактів, зазначених в цій заяві, невідкладне порушення карної справи, а також організацію її ретельного та своєчасного розслідування.

10. Призвати СБУ здійснити заходи щодо припинення переслідування спецслужбою та іншими правоохоронними органами членів оперативно-слідчої групи, яка розслідувала в 2004 р. зазначену у моїх заявах карну справу. Особисто посприяти поновленню їх основоположних прав, що були зруйновані.

11. За Вашою безпосередньою допомогою здійснити заходи щодо притягнення до дисциплінарної, адміністративної та кримінальної відповідальності посадових осіб СБУ та НБУ, а також їх співучасників та співзмовників, які причетні до мого багаторічного цькування і «шпигунсько-кримінальних» переслідувань, а також винні в здійсненні багатьох інших окреслених в моїх заявах протиправних діянь.
Зробить, будь ласка, прецедент та покажіть усьому світові, що в Україні не має бути і вже ніколи не буде ніяких «недоторканних» з-поміж можновладців та інших «небожителів» усіх рівнів, кольорів й відтінків. Докажіть, нарешті, своїм співвітчизникам, своїм виборцям та світової спільноті, що в Україні почалася нова доба – епоха добра, справедливості і законності, що в нашої державі відтепер всі безвиключно рівні перед законом.
На конкретних прикладах покажіть, врешті-решт, всьому світу, що сучасна Україна – це не failed state («неспроможна країна»), а оплот пильної демократії, закону і права, що у нас поважають європейські й вселюдські цінності, що в теперішній українській державі відтепер і назавжди панує лише верховенство Права і Закону.

12. За Вашим сприянням та законним впливом призвати керівництво СБУ негайно поновити всі мої конституційні права, свободи та законні інтереси, що були цинічно, безкарно та під корінь зруйновані саме вищими посадовими особами спецслужби, їх «неохайними» підлеглими та корумпованими співучасниками із інших державних установ і недержавних структур.
Мета – за Вашою особистою допомогою добитися нарешті законної справедливості!

13. Після закінчення роботи за моїми заявами, по можливості, надати мені (або надіслати на домашню адресу) також наступні матеріали, документі та відомості:
– про результати перевірки Парламентом моїх заяв, Ваші висновки за результатами перевірок, а також щодо конкретних заходів, що плануються ВРУ чи уже вжиті;
– про будь яку іншу корисну інформацію щодо СБУ, НБУ тощо, що може допомогти активізувати Генеральну прокуратуру України, настроїти її на позитивну хвилю належного виконання своїх обов’язків, сприяти невідкладному порушенню кримінальної справи та її старанному розслідуванню під особистим контролем Генпрокурора, а також допоможе скорішому відновленню моїх конституційних прав, свобод та законних інтересів.

14. Доручити Комітету Верховної Ради України з питань прав людини, національних меншин і міжнаціональних відносин, іншим зацікавленим та уповноваженим комітетам ВРУ взяти під особистий контроль роботу ГПУ по викладеним проблемам та по даній кримінальній справі (що має бути порушена).

15. Як вищий орган представницької влади України, якої підзвітна Служба безпеки України, призвати (чи навіть зобов’язати) СБУ негайно силами Головного слідчого управління спецслужби самостійно порушити карну справу за фактами численних злочинних діянь, що дуже докладно викладені у зверненнях та заявах Коробкова О.Г. Особливо в останній на Ваше ім’я від «14» вересня 2010 р.

16. Ініціювати проведення невідкладної, кардинальної та ефективної реформи всіх безвиключно спецслужб, інших силових структур та правоохоронних органів, а також судової системи. Нарешті реалізувати цей шляхетний намір в реальному житті.
Процес реформування має передбачати обов’язкове оновлення кадрових рядів зазначених державних інститутів шляхом очищення від шкідливого баласту: непрофесіоналів, напівспеціалістів, «самозванців» та просто випадкових людей, корупціонерів, хабарників, просуванців политикума, фінансово-промислового капіталу й навіть організованого криміналу, а також інших «особистостей, осіб і особин», що скомпрометували себе непристойною з точки зору моралі поведінкою та позначилися поганими з позицій закону вчинками.
В той же час, слід повернути до служби принаймні частину раніше звільнених, але справжніх професіоналів і ентузіастів своєї справи з-поміж кадрових розвідників/контррозвідників та розшуковців старшого покоління, що не заплямували себе зв’язками з криміналом та іншими антисоціальними елементами, що не втратили своїх професійних навиків й поки ще бажаючих застосувати свій особистий досвід та великі знання на практиці. Незалежно від їх віку та стану здоров’я. Для чого створити всі необхідні умови, зацікавити їх морально та матеріально.

XI. О бездействии военной/специальной власти.
Верность. Верность своей Родине и народу, верность закону и справедливости. Воинский и гражданский долг. Верность присяге и преданность своему делу. Все эти понятия тесно взаимосвязаны и переплетаются друг с другом. Все они непосредственно связаны и с верностью своему долгу. В том числе и служебному.
«Верность, то есть стойкость и правдивость в словах и принятых на себя обязательствах». Так верность определял древнеримский философ Цицерон. Если же человек не придерживается взятых на себя обязательств перед страной и народом, не выполняя своих прямых служебных обязанностей, то это во всех государствах определяется как правонарушение: дисциплинарное, административное и даже уголовное. И оно становится еще опаснее, если совершается военными лицами и сотрудниками правоохранительных органов.
Бездействие военной власти, в нашем случае – это руководители СБУ всех уровней и рангов, представляет собой невыполнение начальником действий, которые он по обязанностям военной (специальной) службы должен был совершить, но не делал этого. И это — умышленное преступление!
Конституция Украины, Закон Украины «О Службе безопасности Украины», воинские уставы и нормы других действующих законов требуют, чтобы все руководители СБУ использовали в полной мере предоставленную им власть в интересах обеспечения государственной безопасности Украины, повышения дееспособности спецслужбы и ее отдельных подразделений, строгого соблюдения законности, дисциплины и порядка, безусловного соблюдения и уважения конституционных прав, свобод и законных интересов человека и гражданина, общества и государства.
Спецслужбы государства, т.е. разведка и контрразведка, должны существовать в так называемом постоянно действующем боевом режиме. Но, не в режиме ожидания (в режиме боевого дежурства), как это происходит в армейских структурах, а в постоянном беспрерывном действии, т.е. фактически – в состоянии войны. Именно постоянное функционирование, беспрерывное действие разведывательных и контрразведывательных органов, их непрекращающаяся оперативная работа – есть необходимое условие выживания и мирного существования любого государства.
Другими словами, спецслужбы – это фактически своеобразный живой организм, требующий беспрерывного непрекращающегося движения, постоянной внутренней и внешней динамики. Застой для спецслужб смертельно опасен.
Многие же руководители Службы безопасности Украины долгие годы вместо борьбы с нарушителями законов, в т.ч. и в самой спецслужбе, фактически имитировали такую деятельность, параллельно этому инициировали сами и благословляли своих соратников на организацию травли честных и работоспособных профессионалов, на выполнение служебных, политических и криминальных «заказов».
Вместо совершенствования кадровой работы на всех ее этапах, т.е. при подборе кандидатов на работу в органах безопасности, при расстановке оперативного и руководящего состава
– приоритет отдавался не подающим надежды и перспективным кандидатам на работу,
– приоритет отдавался не честным, порядочным, опытным и проверенным в деле настоящим профессионалам,
– приоритет отдавался исключительно «нужным» людям, их отпрыскам и другим доверенным лицам.
Поэтому процесс изучения, подбора, обучения, спецподготовки и расстановки кадров не отвечал в прошлом, как не отвечает он и сегодня современным требованиям. Чтобы скрыть прорехи и недостатки в данном вопросе, его заформализовали до безобразия, довели до поразительного идиотизма. Такую кадровую работу кроме как кадровой вакханалией и не назовешь.
С целью замаскировать свой непрофессионализм, спрятать поглубже свои неблаговидные поступки и скрыть следы своих правонарушений обличенные властными полномочиями высокопоставленные чиновники спецслужбы забюрократизировали ее деятельность до полного абсурда, до такой степени маразма, что непосвященным в ее дворцовые тайны невозможно разобраться.
Вместо совершенствования оперативной и следственной работы силы и средства спецслужбы отвлекаются на «негодные» (изначально ложные) объекты, в том числе на организацию травли и преследований потерпевших. А оценку специфического труда контрразведчиков кроме, как опять же исключительным маразматизмом и не назовешь. Оценивается не качество предпринимаемых СБУ мер по обеспечению внутренней и внешней безопасности государства и результативность работы конкретных сотрудников и подразделений, а бог весть знаешь что. Главным критерием здесь является количество полученных «галочек». Количественный подход, привнесенный в спецслужбу из производственных отраслей экономики недалекими, но высокопоставленными горе-руководителями является крайне ущербным и даже опасным для общества и государства. При таком подходе остается только надувать щеки, делать умное лицо, говорить красивые слова и пускать пыль в глаза руководителям государства и обществу. При этом, активно плодить дутые дела, параллельно выполняя «заказы» и повально нарушая конституционные права и свободы ни в чем не винных соотечественников и иностранцев. Все это вместе взятое приводит к моральной и профессиональной деградации спецслужбы, призванной стоять на страже интересов Украины, а также к масштабным нарушениям конституционных прав, свобод и законных интересов человека и гражданина.
Еще одной опасностью для Украины, исходящей из спецслужб (СБУ, СВР, ГУР МО, ГУОУ и др.), является сугубо бюрократическая тенденция сглаживания острых углов. Это когда высшему руководству государства докладывается не истинная информация о складывающейся оперативной обстановке, а лишь то, что это самое руководство и хочет услышать. Либо же противоположная ей тенденция, свойственная для профессиональных любителей «втирать очки», когда из мухи раздувают самого настоящего слона. А для этого совсем не обязательно напрягаться и плодотворно работать, можно взять «нужные» сведения и «с потолка».
Одна из главных негативных причин описываемых явлений является, опять же, кадровая. В ее основу правящие элиты положили личную унию и именно над военной структурой. От высших руководителей спецслужб не требуется абсолютная компетентность и высочайший профессионализм. Нужен лишь своеобразный симбиоз «деловых» качеств, как то: личная преданность политическому руководству, полное доверие к кандидату со стороны самого политического руководства, полная уверенность политруководства в том, что с боку кандидата в будущем не последуют какие-либо самостоятельные инициативы, непредвиденные решения и несанкционированные действия.
По той же самой схеме и на той же самой основе строиться и управленческая вертикаль внутри самой спецслужбы. И способствует этому ее чисто военный характер. Приказная система и необходимость выполнения указаний выше стоящих начальников позволяет приближенным к высшему руководству страны кланам решать свои задачи, в том числе далекие от законных, руками спецслужб и за счет госбюджета. Поэтому, и руководители спецслужб и политэлита не заинтересованы в прогрессивных реформах спецслужб и всеми силами противодействуют этому. В частности, они категорически против перевода спецслужб из военного в цивильный статус. Хотя, военный статут спецслужб – это характерный признак стран третьего мира и тоталитарных режимов. И это – исторический факт!
Сложившиеся в украинских спецслужбах, в других силовых структурах и правоохранительных органах «патриархальные» устои типичного средневекового «домостроя» с армейской начинкой, базирующиеся на ущербной кадровой политике, на безукоснительном подчинении и бездумном выполнении приказов, в т.ч. глупых и явно незаконных, на «заказном» и «показушном» характере деятельности, а также на поражающей своими масштабами безбрежной бездеятельности, выгодны исключительно все разрастающейся армии бездарностей и медиократов, различной окраски прохвостам и «оборотням» в погонах, «парашютистам-делегатам» от политикума, финансово-промышленного капитала и криминального мира.
Именно поэтому все проводившиеся до сих пор реформы в службе безопасности Украины имели чисто «показушный» характер, разрушали спецслужбу изнутри, наносили ущерб всему институту государственной безопасности. Все это вместе с точно такой же «успешно-показушной» оперативно-розыскной деятельностью можно охарактеризовать как возню малолетней дитяти в чужой песочнице…
Благодаря такой поразительной «активности» руководителей СБУ «нескольких созывов» подряд спецслужба окончательно переродилась в военно-бюрократическую машину, по форме, и в «инквизиционно-заказной» карательный аппарат, по сути.
Сегодняшняя СБУ (а также СВР, другие спецслужбы и правоохранительные органы) призвана и способна стоять на страже исключительно клановых интересов, т.е. узких групп людей от власти, политикума, чистого и не очень бизнеса. Интересы отдельного человека, общества и государства в сферу интересов профессиональной деятельности нынешних спецслужб не попадают. Законного места им там не нашлось.
Нельзя забывать и следующее: слабые спецслужбы представляют опасность для самого государства, безопасность которого они и должны обеспечивать.
«Однажды ошибясь при выборе дороги, Они упрямо шли, глядя на свой компас. И был их труд велик, шаги их были строги, Но уводил их прочь от цели каждый час!» (В.Я.Брюсов)

Можно утверждать однозначно, что на протяжении 1994-2010 гг. (период, характеризуемый моей активной травлей уже после увольнения из СБУ) Президентам Украины и руководителям Службы безопасности Украины было известно о негативных тенденциях и явлениях, происходящих во вверенном им ведомстве. Было им известно и о расцветающей в Службе коррупции, о «крышевании» многими высокопоставленными и не очень должностными лицами СБУ «чистого» и не очень бизнеса, о благосклонном отношении к некоторым криминальным структурам, о фактах совершения отдельными сотрудниками СБУ должностных, воинских и общеуголовных преступлений, о существенном падении дисциплины и катастрофическом падении профессионализма, о значительном уменьшении результативности и о непозволительном падении общей дееспособности спецслужбы. И так далее и тому подобное. Сплошные минусы.
Об этом им было известно из сообщений средств массовой информации, из заявлений потерпевших граждан Украины, из оперативной информации, регулярно поступающей в различные подразделения СБУ, эти негативные явления отслеживало и Управление внутренней безопасности СБУ.
О преступлениях представителей Службы безопасности Украины, совершенных против меня, руководству СБУ было известно ранее и сейчас, в т. ч. из материалов служебного расследования, проводившегося весной-летом 2004 г., из материалов уголовного дела и судебного процесса 2004 г., из моих многочисленных заявлений, поступавших в СБУ, в т.ч. и через Секретариат (Аппарат) Президента Украины. Попадали в спецслужбу и мои заявления на имя Председателя Верховной Рады Украины, Председателя Верховного Суда Украины и Генерального прокурора Украины.
В период с 2005 г. по 2010 г. СБУ получила более 50 различных обращений, заявлений, писем и даже депутатские запросы, касающихся моих многочисленных проблем (подавляющее большинство из них вошло в приложение к заявлению в Верховный Суд Украины от 01.12.2009 г.). В перечисленных ниже далеко не полных документах достаточно и конкретных имен и подробно описанных фактов многолетних, масштабных и абсолютно безнаказанных нарушений моих конституционных прав, свобод и законных интересов. А это – ни много ни мало, а десятки дисциплинарных проступков, административных правонарушений и должностных (уголовных) преступлений, совершенных, в первую очередь, представителями именно Службы безопасности Украины.
1. Письмо руководителю аппарата Председателя СБУ от 27.12.2005 г., на 1 листе.
2. Заявление Председателю СБУ от 27.12.2005 г., на 18 листах. Приложение на 16 листах.
3. Заявление начальнику УВБ СБУ от 27.12.2005 г., на 18 листах. Приложение на 9 листах.
4. Заявление Председателю СБУ от 18.11.2005 г., на 7 листах. Приложение на 2 листах.
5. Заявление начальнику УВБ СБУ от 18.11.2005 г., на 18 листах. Приложение на 9 листах.
6. Заявление в 9 Департамент СБУ от 27.05.2005 г., на 1 листе.
7. Заявление Председателю СБУ от 12.07.2005 г., на 1 листе.
8. Заявление Председателю СБУ от 20.10.2005 г., на 1 листе.
9. Заявление Председателю СБУ от 14.07.2005 г., на 1 листе.
10. Заявление Президенту Украины от 17.02.2006 г., на 2 листах.
11. Письмо из СПУ № 22/052097-26 от 05.04.2006 г., на 1 листе.
12. Заявление Президенту Украины от 29.03.2006 г., на 3 листах.
13. Заявление Председателю СБУ от 07.12.2006 г., на 1 листе.
14. Заявление Председателю СБУ от 19.05.2005 г. (СБУ Рег.№ К-2757 от 23.05.2005г.) на 1 листе.
15. Заявление Председателю СБУ от 14.07.2005 г., на 1 листе.
16. Письмо руководителю аппарата Председателя СБУ от 18.01.2006 г., на 1 листе.
17. Заявление Председателю СБУ 18.01.2006 г., на 4 листах.
18. Заявление начальнику УВБ СБУ от 18.01.2006 г., на 4 листах.
19. Заявление Президенту Украины от 22.01.2007 г., на 16 листах.
20. Заявление Президенту Украины от 30.04.2007 г., на 22 листах.
21. Заявление Президенту Украины от 16.07.2007 г., на 4 листах.
22. Письмо из СПУ № 22/064601-26 от 23.07.2007 г., на 1 листе.
23. Обращение к Президенту Украины от 18.11.2008 г., на 4 листах.
24. Ответ из СПУ № 22/122305-26 от 25.11.2008 г., на 1 листе.
25. Обращение к Президенту Украины от 02.02.2009 г., на 7 листах.
26. Ответ из СПУ № 22/010711-26 от 09.02.2009 г., на 1 листе.
27. Обращение к Президенту Украины от 20.03.2009 г., на 1 листе.
28. Ответ из СПУ № 22/027179-26 от 26.03.2009 г., на 1 листе.
29. Заявление Президенту Украины от 12.05.2009 г., на 2 листах.
30. Ответ из СПУ № 22/041961-26 от 18.05.2009 г., на 1 листе.
31. Ответ из ГПУ № 04/4/1-Р от 21.05.2009 г., на 1 листе.
32. Письмо Председателю СБУ от 05.06.2009 г., на 1 листе.
33. Заявление в Верховную Раду Украины от 31.08.2009 г., на 140 листах.
34. Заявление в ГУ СБУ по г.Киеву и Киевской обл. от 18.11.2008 г., на 1 листе.
35. Заявление в ГУ СБУ по г.Киеву и Киевской обл. от 17.01.2009 г., на 1 листе.
36. Депутатский запрос ВРУ в СБУ № 04-12/12-982 от 31.03.2010 г., на 1 листе.
37. Заявление в Верховную Раду Украины от 05.03.2010 г., на 10 листах.
38. Письмо Минсоцполитики в СБУ № 4067/0/14-10/039 от 19.04.2010 г., на 2 листах. Приложение на 15 листах.
39. Письмо Председателю СБУ от 30.04.2010 г., на 2 листах.
40. Заявление Президенту Украины от 27.03.2010 г., на 262 листах.
41. Обращение к Президенту Украины от 29.03.2010 г., на 10 листах.
42. Депутатский запрос ВРУ в СБУ № 04-12/12-982/2/ от 02.06.2010 г., на 1 листе. Приложение на 5 листах.
43. Электронное письмо Председателю СБУ от 01.09.2010 г., на 4 листах. Приложение на 296 листах.
44. Электронное письмо начальнику УВБ СБУ от 01.09.2010 г., на 4 листах. Приложение на 296 листах.
45. «Открытое письмо» Президенту Украины от 30.08.2010 г., на 15 листах.
46. Заявление Председателю СБУ 22.09.2010 г., на 2 листах. Приложение на 9 листах.
47. Заявление Председателю СБУ 05.10.2010 г., на 4 листах. Приложение на 4 листах.
48. Электронное обращение к Общественной Раде при СБУ от 26.10.2010 г., на 2 листах. Приложение на 311 листах.
49. Электронное обращение к высшим руководителям государства от 01.11.2010 г., на 3 листах.
50. Электронное письмо Председателю СБУ от 04.11.2010 г., на 4 листах.
51. Депутатский запрос № 04-20/16-892 (223365) от 03.11.2010 г., на 1 листе.
52. Обращение к Верховной Раде Украины от 14.09.2010 г., на 14 листах.
53. Заявление в Верховную Раду Украины от 14.09.2010 г., на 270 листах.
54. «СБУ: Бездействие военной/специальной власти» (Выписка из заявлений в Верховный Суд Украины от 01.12.2009 г., Президенту Украины от 27.03.2010 г. и Председателю Верховной Рады Украины от 14.09.2010 г. С дополнениями и изменениями.) от 09.12.2010 г., на 9 листах.
55. Другие документы и материалы, в то или иное время поступившие в СБУ.
Если бы руководители и сотрудники такого уважаемого ведомства, как Служба безопасности Украины возжелали и попытались разобраться по существу, потянув хотя бы за одну ниточку, то клубок правонарушений развязался бы практически сам. А если бы взялись за все концы одновременно, то, думаю, уже давным-давно было бы раскрыто большинство очерченных преступлений и конкретные лица понесли бы заслуженное наказание.
Председатели Службы безопасности практически 5 (пяти) «созывов» и их многочисленные заместители палец о палец не ударили, чтобы изменить ситуацию к лучшему, чтобы восстановить справедливость и мои права.
Не было сделано ничего. Или почти ничего. В ответ я получил огромное количество необоснованных отказов и других пустопорожних отписок, до краев наполненных чиновничьим словоблудием, бюрократической тавтологией и просто циничной брехней. А это уже тяжелая патология!
Данный факт лишний раз доказывает, что ни прошлыми, ни нынешними руководителями СБУ не предпринималось и не предпринимается абсолютно ничего, чтобы ликвидировать в работе Службы все негативные тенденции, локализовать их отрицательные последствия, пресечь противоправную деятельность своих подчиненных, а также ликвидировать условия и предпосылки, их порождающие.
Наоборот, активизировался процесс моей травли, а преследования становились много циничней и масштабней!
Среди должностных лиц СБУ, которые не стеснялись и не боялись «засветиться», создавая ведомственные фальшивки и подписывая насквозь лживые ответы на мои заявления, на депутатские запросы, на письма из Администрации Президента Украины, на запросы из Генеральной прокуратуры и прокуратуры г.Киева, были следующие:
– … (в оригинальных документах ниже приводится список из 13 фамилий должностных лиц СБУ, а сноской даются еще и 11 имен представителей ГПУ и Киевской городской прокуратуры);
– другие «замечательные» личности и «выдающиеся» должностные лица Службы безопасности Украины.
Что тут еще можно сказать: «І совість ваша п’яна і нечиста. Мов каламутна весняна вода. Ви проіснуєте без цілі і без змісту І по собі не лишите сліда» (Василь Симоненко).
Имеются все законные основания утверждать, что, по крайней мере, часть совершенных против меня преступлений, была организована и проведена в жизнь, если и не по прямому указанию, то в любом случае с молчаливого согласия высшего руководства СБУ. Все могут «короли» и «звездные паны». И судьбы в СБУ вершат они порой. Но не хотят они с законом жить в любви. За безлад и бесправье стоят они горой.
Все это приводит к тому, что сегодняшняя спецслужба превратилась в идеализируемый в глазах общественности самый настоящий мираж с очень затратным механизмом. Она поступательно эволюционирует в сторону, противоположную здравому смыслу. От декларируемого прогресса к прогрессирующему регрессу. Непрофессионализм одних, преступная халатность других, трусливая бездеятельность третьих и злой умысел четвертых объективно привели к моральной, правовой, оперативной и следственной импотенции, звиняйте за грубе слово, деградации сегодняшней Службы безопасности Украины. Где во главу угла поставлен не Закон и Право, а правовой нигилизм и беспредел, нашедшие свое выражение в изначально незаконных приказах и явно преступных указаниях. «Что угодно императору, имеет силу закона». В этой древнеримской правовой норме отражено сегодняшнее «генеральное» отношение к себе и своей работе у целого ряда доморощенных «небожителей» из СБУ и других силовых структур. А подчиненные сведены (или «опущены») до уровня tenuiores и humiliores (т.е. низших), вроде и свободных, но фактически бесправных.
Будем надеяться, что данная опасная и разрушительная трансформация коснулась лишь части личного состава спецслужбы. Наименьшей ее части…
В результате такого последовательного и укоренившегося отношения «романтиков с большой дороги», извиняюсь, «рыцарей плаща и кинжала» к своим профессиональным обязанностям, к Закону и Правам человека, ничего не предпринималось и не предпринимается для того, чтобы восстановить мои конституционные права, свободы и законные интересы, так цинично и безнаказанно попранные Службой безопасности по вине ее коррумпированных должностных лиц, под корень уничтоженные штатными проходимцами и «оборотнями» из спецслужбы. Наоборот, и далее возрастает активность, агрессивность и масштабы травли и преследований. В отношении меня, моей семьи и моих родственников.

Отсутствие адекватной реакции на негативные процессы, протекающие в самой спецслужбе, а зачастую и их прямое поощрение приводит к тому, что наносится значительный ущерб непосредственно и самому институту государственной безопасности Украины во всех сферах жизнедеятельности государства и общества.
А ведь, Председатель СБУ, его заместители и руководители всех подразделений Службы призваны не только «царить» и «пановать», пардон, руководить вверенными им структурами, они несут персональную ответственность не только за выполнение задач, возложенных на СБУ, за свои действия или бездействие, они в ответе также и за правонарушения своих подчиненных. Ведь они ответственны за чистоту своих рядов и внутреннюю безопасность вверенных им подразделений!
Закон Украины «О Службе безопасности Украины» предоставил право всем сотрудникам СБУ, и руководителям и оперативным работникам, самостоятельно принимать решения в рамках их полномочий. Он дал им также право отказаться от выполнения каких-либо приказов, распоряжений или указаний, которые противоречат действующему законодательству.
Одновременно с этим закон предусмотрел и ответственность – дисциплинарную, административную и уголовную – за незаконные деяния и преступное бездействие.
Таким образом, те, кто был прямо или косвенно причастен к совершению преступлений, и не только в отношении меня, сами выбрали свою долю и должны понести за это адекватное наказание. Тем более, руководители СБУ аж нескольких «созывов» палец о палец не ударили, чтобы восстановить ликвидированную «рыцарями плаща и кинжала» справедливость, восстановить растоптанные их же подчиненными мои конституционные права, свободы и законные интересы.
Древняя мудрость гласит: «Смысл жизни не в том, чего достиг, а в том, от чего смог отказаться.» Они не смогли отказаться от соблазна и сделали свой персональный выбор – выбор между добром и злом, законом и преступлением. Поэтому, сегодня либо завтра им так или иначе придется давать ответ за свой выбор и за свои действия, за то добро и зло, которое они принесли людям. Бумеранг всегда возвращается…
И бумерангом этим являются Закон и Неотвратимость Наказания. Не будем перечислять все нормы действующего украинского законодательства, а процитируем, например, некоторые положения «Дисциплинарного устава Вооруженных сил Украины»:
— Статья 5. «За состояние дисциплины в военном соединении, части (подразделении), заведении и ведомстве отвечает командир…» (часть 1).
«Состояние военной дисциплины в воинской части (подразделении), заведении, ведомстве и организации определяется способностью личного состава выполнять в полном объеме и в срок поставленные задачи…» (часть 2).
«Деятельность командира по поддержанию воинской дисциплины оценивается не количеством наложенных им дисциплинарных взысканий, а исполнением обязанностей с соблюдением требований законов и уставов…» (часть 4).
«Командир, который не обеспечил поддержания воинской дисциплины и не предпринял мер по ее восстановлению, несет установленную законом ответственность» (часть 6).
— Статья 45. «Командиры, которые не возбудили уголовного дела при наличии признаков преступления, несут ответственность в соответствии с законом» (часть 3).
Пусть я повторюсь, но все же под занавес еще раз акцентирую внимание и на статье 13 Закона «Об СБУ», процитировав ее 1 и 2 части. В которых говориться:
«Руководство всей деятельностью Службы безопасности Украины, ее Центральным управлением осуществляет Председатель Службы безопасности Украины.
Он несет персональную ответственность за выполнение задач, возложенных на Службы безопасности Украины».
Если не учитывать общеуголовные преступления (а они подробно описаны в данном заявлении и даны постатейно в конце документа), то «героическая» бездеятельность руководителей СБУ всех уровней и не менее «героическая» деятельность их подчиненных «достойна» квалификации по следующим статьям Уголовного кодекса Украины:
1. Статья 41 (часть 4). Исполнение приказа или распоряжения.
2. Статья 356. Самоуправство.
3. Статья 364 (часть 3). Злоупотребление властью или служебным положением.
4. Статья 365 (часть 3). Превышение власти или служебных полномочий.
5. Статья 366 (часть 2). Служебный подлог.
6. Статья 367 (часть 2). Служебная халатность.
7. Статья 396 (часть 1). Укрывательство преступления.
8. Статья 403 (часть 1). Неисполнение приказа.
9. Статья 426 (часть 2). Бездеятельность военной власти.
* * *
Высшему руководству Украины и ее надзорным инстанциям следовало бы наконец задуматься, а кому же выгодно именно такое положение вещей? Без этого невозможно определить, с чем мы имеем дело, с кем и как надо бороться, на каких направлениях необходимо сосредоточить свои основные усилия, чтобы в корне изменить ситуацию.
Как профессионал-контрразведчик, как высококвалифицированный специалист в области обеспечения государственной безопасности и в сфере деятельности иностранных спецслужб, я лично могу выделить несколько самых важных конкретных факторов. Подчеркну, развал Службы безопасности Украины, других спецслужб и силовых ведомств, всей правоохранительной и судебной системы Украины больше всего был и остается выгоден ниже перечисленным деструктивным силам. А именно:
– Центральному разведывательному управлению и другим разведслужбам разведывательного сообщества США;
– Разведывательному сообществу НАТО;
– Спецслужбам крупнейших западных государств: Великобритании, ФРГ, Франции и другим; (*)
– Новой/старой т.н. украинской «элите», которая осуществляла ранее и продолжает осуществлять в настоящее время незаконный (замаскированный под законный) захват и перераспределение национального богатства Украины;
– Крупнейшим отечественным «теневым» дельцам, «влиятельным» международным мошенникам и аферистам, а также так называемой «беловоротничковой мафии» Украины;
– Отечественному и транснациональному организованному криминальному сообществу.
Все вместе взятые перечисленные деструктивные силы, сообща и по-отдельности, внесли общую лепту и продолжают действовать в том же направлении, чтобы окончательно развалить спецслужбы и правоохранительные органы Украины, сделать их бессильными перед имеющимися и прогнозируемыми внутренними и внешними угрозами.
* * *
«Jedem das Seine». Каждый должен сам платить по счетам за собственную глупость и свои ошибки, иначе он так никогда и не поумнеет. А у его служебного окружения может появиться соблазн встать на путь незаконного обогащения с использованием своего должностного положения, повторить криминальный опыт своего руководства, задействовав для реализации преступных замыслов весь потенциал спецслужбы, ресурсы других силовых структур и правоохранительных органов, а также значительные возможности иных государственных институтов и судебной ветви власти.
Закончим данную часть заявления ремаркой от Козьмы Пруткова: «Магнит показывает на север и на юг; от человека зависит избрать хороший или дурной путь жизни».

Біля п’ятисот років тому великий Леонардо да Вінчи висловив чудову мисль: «Той, хто не бореться зі злом, той заохочує його».
Ваш покірний слуга, багато років працюючи в української контррозвідці, як раз і присвятив все своє життя саме боротьбі з цім самим злом в різних його проявах. Боровся достатньо активно і ефективно, ризикуючи своїм життям, здоров’ям та свободою. На благо народу, за ради міру і щастя, в ім’я своєї країни.
А зло же нічого не забуло і нічого мені не пробачило. Сховавшись за мундирами ніби високоморальних спецслужбовців, нібито законослухняних правоохоронців та інших немовби добропорядних високопосадовців воно тим часом регулярно, цілеспрямовано і нещадно почало й досі продовжує наносити мені удар за ударом. Мета – прибрати мене із правоохоронних органів, нанести як можна більшу шкоду, знищити морально, психологічно та фізично.
Ще у 2004 р. до різних термінів ув’язнення були засуджені кілька «перевертнів» з-поміж тепер вже колишніх, а на той момент ще чинних високопосадовців-генералів із СБУ. Одним з них був мій колишній прямий начальник – керівник Департаменту контррозвідки СБУ генерал-лейтенант С.Макаренко. Зазначені «особистості, особи та особини» були головними ініціаторами мого багаторічного цькування у період служби в СБУ й протизаконного звільнення із спецслужби, а також провідними організаторами моїх переслідувань вже після звільнення. Автор же даного відкритого листа за рішенням цього ж суду був визнаний потерпілим!
Ці знаменні події в історії незалежної України та її органів державної безпеки ніколи не оприлюднювалися й не мусувалися в засобах масової інформації. Їх миттю утаємничили і дотепер ретельно приховують не тільки від громадськості, а навіть і безпосередньо від особового складу самої СБУ.
Після закінчення судового процесу всі матеріали карної справи безслідно зникли. Як зникли і всі результативні постанови та рішення суду. Справу не облікували і не здали до архіву суду. Дані на засуджених не занесені в оперативні обліки ВСУ, ГПУ, МВС і СБУ. Відсутні вони і в Державному департаменті України з питань виконання покарань.
Як результат і досі жоден державний орган не виконав жодного судового рішення, а мої під корінь знищенні конституційні права, свободи та законні інтереси так і не були поновлені! Дотепер не відшкодована також нанесена мені моральна та матеріальна шкода!
На жаль, за однобічним рішенням членів оперативно-слідчої групи, з метою забезпечення моєї особистої безпеки, я безпосередньо не приймав участь ані в досудовому слідстві, ані у судовому процесі. Це призвело до деяких недоопрацювань та помилок слідства. Крім того, шляхетні мотиви одних були використані зі злочинною метою тими «брудними» співробітниками СБУ та їх співзмовниками назовні, що не потрапили до поля зору слідства та суду. Після закінчення судового процесу і виходу із постсудового ступору вони почали мститися, розв’язавши черговий етап цинічного і багаторічного цькування. Під маховик переслідувань потрапив не тільки я, але й більшість членів ОСГ, переважно з-поміж представників МВС. Крім того, «перевертні» зробили все можливе, щоб я не мав можливості ознайомитися з матеріалами карної справи, щоб до моїх рук не потрапив жоден судовий документ, а також щоб я не зміг ні за якими обставинами вступити у прямий контакт з членами оперативно-слідчої групи.
Саме про це, про багато іншого та дуже цікавого і йде мова в моєї заяві на Ваше ім’я від «27» березня 2010 р. та в зверненні від «29» березня 2010 р., що були зареєстровані в Адміністрації Президента України 30.03.2010 р. (АП № 22/026048-26п).

По-перше. В заяві дуже докладно викладається багато фактів протиправної діяльності представників силових структур, в першу чергу СБУ, державних банкірів та їх співзмовників, що була спрямована проти мене.
А саме:
– Багаторічне, цинічне, аморальне й протизаконне розповсюдження щодо мене недостовірної інформації, в т.ч. руйнуюче-кримінального характеру, що принижує, ганьбить та під корінь знищує мою честь, гідність і професійну репутацію. Розповсюдження дезінформації здійснюється як усно, так і в письмової формі у вигляді так званих «офіційних» фальшивок, що надсилаються до вищих інститутів влади та управління, до різних державних установ та правоохоронних органів.
– Нахабне, цинічне і багаторічне втручання в моє особисте та сімейне життя за допомогою активного використання наявних у спецслужб багатьох оперативних можливостей.
– Незаконні і повторювані пониження в посаді, неодноразові виводи за штат та зменшення зарплатні, що закінчилися, кінець кінцем, протиправним звільненням із Служби безпеки України.
– Незаконні порушення житлового законодавства, в наслідок чого моя родина фактично була позбавлена права на поліпшення житлових умов та отримання нової квартири від держави.
– Незаконні порушення фінансового права та пенсійного законодавства: постійна недоплата зарплатні в період служби, нарахування незаслужено низької пенсії за допомогою позбавлення всіх належних фінансових відсотків і доплат до неї, її несвоєчасні виплати та перерахування, неперерахування пенсії з моменту звільнення та неперерахування вихідної допомоги, ненарахування до пенсії відсотків за втрату (нібито) працеспроможності, неодноразові порушення строків нарахування та виплат пенсійного забезпечення, а також протизаконне зниження розміру пенсії в 2006 р.
– Зловмисні порушення трудового права: багаторічне затримання моєї особової справи офіцера в УРЛС СБУ, відмова в своєчасному оформленні трудової книжки, ненадання посвідчення офіцера запасу та мобілізаційного посвідчення, постійна й злісна протидія моєму працевлаштуванню.
– Неодноразові та нічим необґрунтовані звинувачення в здійсненні злочинів, до яких я не мав жодного відношення. Дійшло навіть і до страхітних та нічим не обґрунтованих обвинувачень в причетності до вбивства відомого журналіста Георгія Гонгадзе! До того ж, висування фальшованих звинувачень забезпечували як раз саме «перевертні» із СБУ, що самі ці злочини безпосередньо і скоїли. Мета, яку вони переслідували, — видавити мене із спецслужби, заховати за грати, влаштувати у психлікарню або ліквідувати фізично.
– Численні факти протизаконного заведення проти мене, моїх родичів та знайомих оперативно-розшукових й контррозвідувальних справ, а також неодноразові спроби порушення карних справ.
– Численні та протизаконні проведення стосовно мене, моїх родичів та знайомих всього комплексу оперативно-технічних заходів (ОТЗ).
– На основі сфальсифікованих матеріалів багаторазове і протизаконне отримання нібито офіційних санкцій (псевдозаконних), що були потрібні для проведення численних ОТЗ. Це дозволяє спецслужбам постійно порушувати мої конституційні права, що гарантують недоторканність житла, таємницю листування, телефонних розмов, телеграфної та іншої кореспонденції.
– Неодноразові підроблення початкових матеріалів та на їхній основі фальсифікація висновків і рішень атестаційних комісій й комісій, що здійснювали службові розслідування.
– Фальшування моєї квартирної справи, особової справи офіцера СБУ та пенсійної справи офіцера запасу.
– Неодноразове і протизаконне введення в мій організм наркотичних засобів або їх аналогів.
– Багаторазове планування, організація та здійснення найрізноманітніших провокацій, а також замахів на моє життя, здоров’я та свободу. Причому, відпрацьовувалися усякі можливі варіанти вбивства і один з-поміж них передбачав отруєння.
– Злочинні дії проти членів оперативно-слідчої групи (в першу чергу проти представників МВС), що розслідувала в 2004 р. карну справу щодо високопосадовців СБУ, за якою я був визнаний судом потерпілим. Це – протизаконне затримання, обмеження та позбавлення свободи, нанесення тілесних ушкоджень, спроби вбивства і ціла низка інших кримінальних та посадових злочинів.
– Розкрадання високопосадовцями Нацбанку України та їхніми співучасниками грошових коштів, що знаходилися на збереженні у центробанку і були призначені для відшкодування моральної та матеріальної шкоди громадянам, які були визнані за рішенням суду потерпілими за карними та іншими справами.
– Системне і цілком безкарне невиконання посадовими особами СБУ та НБУ рішень судових органів всіх рівнів, зокрема постанов і вироків Верховного Суду України, а також ухвал Європейського Суду з прав людини. Позбавлення мене конституційного права на захист своїх основоположних прав у суді.
– Знищення процесуальних і оперативних документів, оперативно-розшукових, контррозвідувальних та кримінальних справ, а також інших документальних доказів злочинної діяльності.
– Регулярні підробки службової документації, неодноразові службові підлоги, багаторічне створення інших кримінально-сприятливих умов з метою забезпечення і безпосереднього здійснення вищезазначених та інших злочинних діянь.
– Протизаконне перешкоджання виїзду за кордон. Здійснювалося шляхом замаскованих відмов в наданні закордонних паспортів, необґрунтованого зволікання процесу оформлення виїзних документів, фактичної відмови в отриманні грошових коштів в НБУ, що знаходяться там на зберіганні і були потрібні для фінансового забезпечення поїздок. Саме це і призвело до передчасної смерті моєї матері.
– Абсолютно необґрунтоване та дійсно протизаконне використання матеріально-фінансових ресурсів, агентурно-оперативних можливостей і оперативно-технічних засобів СБУ та інших силових структур задля забезпечення мого багаторічного кримінально-забарвленого цькування та злочинних переслідувань.
– Багаторічні масштабні, цинічні, системні та абсолютно безкарні порушення багатьох моїх інших конституційних прав, свобод і законних інтересів.
– Створення з метою здійснення вищезазначених протиправних діянь організованого злочинного угрупування, що може бути причетне також і до скоєння окремих т.зв. резонансних злочинів.
Всього ж мною інкримінується представникам СБУ, НБУ та їх співзмовникам із других структур ні багато ні мало, а майже сотня кримінальних епізодів, тобто 40 видів повторюваних протизаконних діянь, що передбачені конкретними статтями Кримінального кодексу України. Всі вони – це є задовгий ланцюжок тісно взаємопов’язаних між собою багаторічних дисциплінарних провин, адміністративних правопорушень та карних злочинів.

По-друге. В заяві на Ваше ім’я, крім вищезазначеного, крізь призму Кримінального кодексу розглядається широкий спектр таких питань та проблем, які вже дуже і дуже давно вийшли за межи особистих негод, лихих пригод та злигоднів одного лише потерпілого. Вони зачіпають забагато негативних сторін життєдіяльності суспільства та країни, розкривають протиправну діяльність співробітників її спецслужб та правоохоронних органів, а також відкриту й замасковану бездіяльність контролюючих структур і органів прокурорського нагляду.
Вони систематизовані і надаються у вигляді окремих тематичних блоків, де докладно відображені, зокрема, наступні важливі моменти:
– Аналіз внутрішнього стану СБУ, інших спецслужб та правоохоронних органів, в т.ч. і криміногенної ситуації, що склалася безпосередньо в самої СБУ. Дієздатність, правоспроможнісь та професійна «боєготовність» Служби безпеки України, тобто, її сьогоднішня спроможність виконувати свої спеціальні державні обов’язки та завдання.
– Недосконалість законодавчого та матеріально-фінансового забезпечення діяльності спецслужби, вкрай низький рівень правової і соціальної захищеності особового складу СБУ. Шкідлива кадрова політика, як первопричина багатьох кризових явищ і негативних процесів у спецслужбі.
– Окреслено коло реальних та можливих юридичних і фізичних осіб, що причетні до окреслених протиправних діянь. Означені об’єкти, де працюють учасники та свідки злочинних подій, а також знаходяться матеріальні докази злочинів. Викриваються форми та методи злочинної діяльності спецслужбовців, правоохоронців і державних банкірів, а також способи її маскування.
– Відсутність належного реагування з боку відповідальних органів, відомств і структур на заяви громадян України, в яких міститься інформація про конкретні злочинні діяння, що здійснюються, в першу чергу, саме представниками СБУ. В т.ч. щодо їх можливої причетності до деяких т.зв. резонансних кримінальних злочинів. Організація в відповідь на звернення цькування та переслідування заявників.
– Наявність умов для легкого проникнення в СБУ та інші силові структури агентури іноземних розвідок і «делегатів» організованого криміналу.
– Фактично синтезовані непоодинокі й стійкі ознаки діяльності організованої злочинності, що переважно притаманні тій її гілці, яка функціонує в держапараті: в органах влади та управління, в спецслужбах, правоохоронних органах та інших силових структурах.
– Відпрацьовані окремі напрямки майбутнього позитивного розвитку Служби безпеки України.
– Інша корисна для Гаранта Конституції України та слідства інформація.

По-третє. Мої заяви та звернення на ім’я Вашого попередника завжди залишалися без належної уваги і всі до останньої (після копіювання окремих з-поміж них УДОУ) пересилалися до Служби безпеки України. Однак, як і слід було чекати, від спецслужби я так і не дочекався на позитивне реагування та очікуваний результат. Корумповані чиновники і кримінально-орієнтовані спецслужбовці, що безпосередньо та опосередковано причетні до скоєння вищезазначених службових правопорушень й карних злочинів, ніколи не збиралися і ніколи не будуть щось робити задля поновлення зруйнованої справедливості, тому що це означає боротися проти самих себе. Вони цього не допустять аж ні за якими обставинами і ні за яким наказом. Гадаю, що це ще можливо лише за вироком суду, але, як показує практика, і цей факт ще не є безумовною та необоротною гарантією. Навпаки, після кожної моєї нової заяви значно активізувався процес мого нахабно-цинічного цькування та «агентурно-кримінальних» переслідувань.
Мої заяви до Генеральній прокуратури України також «не залишаються» без належної уваги. Їх або повертають мені назад, або залишають зовсім без відповіді, або надсилають «за належністю» до СБУ, або «відфутболюють» до прокуратури м.Києва.
Таким чином, наприклад, в Генпрокуратурі України поводилися і з моєю заявою до Верховного Суду України від 01.12.2009 р. (вона майже аналогічна тій, що надійшла на Вашу адресу, але має ще додаток документальних матеріалів на 282 аркушах), яка була надіслана із ВСУ за належністю до ГПУ. Вона, як і подальші заяви, була також необґрунтовано переадресована в київську міську прокуратуру.
На мою думку, такі цілеспрямовані і повторювані дії ГПУ, в першу чергу зазначені безглузді «переадресовування» заяв до свідомо неповноправних та неуповноваженних юридичних осіб, не є правомірними. Дуже сумніваюся, що саме така процесуально-правова політика сприятиме боротьбі зі злочинністю та корупцією, в першу чергу, в державному апараті, а також допоможе захисту та відновленню зруйнованих конституційних прав, свобод і законних інтересів українських громадян, насамперед з-поміж потерпілих. В таких умовах добропорядній та законослухняній людині вкрай важко, а іноді і зовсім неможливо законними шляхами захистити наявні й поновити знищені конституційні права в Україні. У програшу всі: закон і право, мораль й справедливість, держава та суспільство, але, в першу чергу, безумовно – потерпілі.
Підкреслюю, що при всьому своєму бажанні співробітники міської прокуратури за законом не можуть проводити будь які процесуальні дії проти вищих посадових осіб та інших держслужбовців із вищих державних органів, закладів та установ. Адже до зазначених структур безпосередньо відносяться: Центральне управління Служби безпеки, Національний банк, Міністерство внутрішніх справ, Служба зовнішньої розвідки та Управління державної охорони України. Це дуже далеко виходить за межи службових повноважень та законної юрисдикції міських прокурорів. Переважна ж більшість окреслених в моїх заявах кримінальних дій (більш ніж 99,9 %) здійснювалася саме такими особами та представниками означених установ. А розслідування подібних злочинних фактів – це є безпосередня прерогатива і прямий обов’язок саме Генеральної прокуратури України.
Без розгляду залишилися заява на ім’я Президента України від «27» березня 2010 р. та звернення від «29» березня 2010 р., що були передані для розгляду згідно з компетенцією до Генеральної прокуратури України 17 травня 2010 р. (АП № 43-01/78). Вже 27 травня 2010 р. ГПУ повернула мені всі документи з резолюцією (ГПУ № 04/4/1-19913-07): «Повертаємо заяву без розгляду». Свій вчинок Генеральна прокуратура поясняє наскрізь лживою заявою: «…Викладені Вами доводи містять оціночні категорії щодо діяльності державних та правоохоронних органів без наведення конкретних фактів правопорушень» (!?).
Що за маячня! Та я напрацював сотні мозолів на пальцях та долонях неодноразово, ретельно, пильно і докладно, в стислій формі та в розгорнутому вигляді викладаючи про конкретні випадки протиправних дій, про конкретні злочини, за окремими подіями та щодо всіх правопорушень загалом, про конкретних осіб, що їх здійснювали, про конкретні об’єкти, де знаходяться знову ж конкретні докази зазначених протиправних дій та злочинних подій і про багато інше. Треба тільки працювати!
На основі аналізу всіх прокурорських листів, як кваліфікований юрист та досвідчений контррозвідник, можу цілком обґрунтовано робити наступні висновки:
– Ані в прокуратурі міста Києва, ані в Генпрокуратурі України не спромоглися навіть ознайомитися зі змістом моїх заяв до Верховного Суду України від 01.12.2009 р. на 245 аркушах та з додатком до неї документальних матеріалів на 282 аркушах, а також до Президента України від 27.03.2010 р. на 262 аркушах.
– Не була надана правова оцінка окреслених багатьох фактів протиправної діяльності і так званим відповідям, а насправді необґрунтованим відмовам із СБУ та інших державних органів. Це доводиться робити мені самому. Але, в Генпрокуратурі мої правові оцінки категорично на бажають приймати до уваги. Так саме, як і зазначені злочини!
– Жодного разу не робився навіть порівняльний аналіз фактів протиправної діяльності, що окреслені в моїх заявах, з відповідями із СБУ. Жодного разу не робився порівняльний аналіз саме відповідей із спецслужби за різний час. И таке інше.
– Свої помилкові висновки (це ще м’яко сказано) обидва відомства будують лише на недостовірних відомостях та цілковитої дезінформації, що міститься у відповідях, а насправді в «офіційних» фальшивках із СБУ, що надійшли до них, а також до Мінсоцполітики і Пенсійного фонду України.
– Більш того, Служба безпеки замість наглядового органу самостійно вирішує, є чи немає правопорушень з її боку. Вона заздалегідь «програмує» прокуратуру на конкретний і тільки їй вигідний кінцевий результат (тобто, на відсутність будь-якого небезпечного для неї результату) та фактично наказує нічого не робити. Наприклад, вона однозначно заявляє (СБУ № 21/3/2-1259 від 26.05.2010 р.): «…Порушень з боку Служби безпеки України…, які б потребували прокурорського реагування, не вбачається»!!! Ні багато, ні мало. Нахабства і цинізму спецслужбовцям не займати!
– Ані наглядові органи, ані інші контролюючі структури жодного разу не витребували із СБУ та не розглядали жодного оригінального документа, що стосуються окреслених в моїх заявах правопорушень. До них безпосередньо відносяться матеріали моєї сфальшованої особової справи офіцера СБУ, моєї сфальшованої квартирної справи, моєї сфальшованої пенсійної справи. До них же безпосередньо відносяться також матеріали внутрішніх службових та оперативних розслідувань, документація оперативно-розшукових справ, контррозвідувальних справ і кримінальних справ!
А Генпрокуратура, крім того, чомусь скромно забула провести ревізію у своїх власних «засіках», що потопляють від важливої з точки зору закону доказової інформації, яка накопичена у службових матеріалах та в слідчих документах!
– Прокуратура м.Києва не в змозі за законом (саме тому вона і не виявила фактів проведення проти мене оперативно-розшукових заходів і таке інше), а Генпрокуратура не бажає за тим же самим законом виконувати свої професійні обов’язки, проводити ретельну комплексну прокурорську перевірку злочинних фактів та пильно розслідувати злочини, що були скоєні проти мене, які більш ніж докладно описані у моїх заявах.
– «Філософствуючи», прокурорські робітники та спецслужбовці розповідають, «як воно має бути». Але ми і самі з вусами, знаємо, як мусить бути насправді.
– Ані Генеральна прокуратура, ані прокуратура м.Києва не реалізували на практиці жодної моєї пропозиції: при участі відповідальних правоохоронних структур не зробили жодного конкретного оперативного заходу, не здійснили жодної передбаченої законом процесуальної дії, тобто, не провели жодного допита чи опитування причетних до окреслених правопорушень осіб, не зробили жодної виїмки, експертизи, експертної оцінки і таке інше, що дуже докладно пропонувалося у моїх базових заявах.
Незрозуміло, як у таких «сприятливих» процесуально-правових умовах можливо взагалі робити якийсь висновки, тим паче такі категоричні та остаточні?! Це абсурдно!
– В ГПУ, СБУ і в прокуратурі м.Києва зовсім забалакалися, згадав про військовий квіток. Вони намагаються звалити всю провину в тому, що я і досі не працевлаштувався, на мене самого. Заявляють, що я мусив з зазначеним військовим посвідченням (квитком) з’явитися до нового міста роботи і вже там мені, нібито, кадри вже оформили би трудову книжку. Брехня від початку і до кінця! Зазначений документ ніколи не надавався військовим пенсіонерам СБУ у званнях офіцера чи генерала. Цей документ призначений виключно для військовослужбовців строкової служби нижчої військової ланки, для осіб рядового, сержантського і старшинського складу, що проходять військову службу за контрактом, або звільнених/демобілізованих зі строкової чи контрактової військової служби!
– Не працевлаштовувався я як раз з тих самих причин, що мені було відмовлено в своєчасному оформленні трудової книжки, в наданні посвідчення офіцера запасу та мобілізаційного посвідчення. Паралельно СБУ усно та в письмовому вигляді, тобто цілком офіційно розповсюджувала щодо мене недостовірну інформацію, в т.ч. руйнуюче-кримінального характеру, що принижує, ганьбить та під корінь знищує мою честь, гідність і професійну репутацію.
– Так можливо дочекатися і до звинувачень в тому, що я, нібито, сам себе звинувачував в численних правопорушеннях та навіть у злочинах, що я сам себе накачував наркотиками, що я сам на себе організовував та здійснював замахи, за надуманими обставинами відкривав і проваджував оперативно-розшукові та інші справи, протизаконно порушував кримінальні справи тощо. Театр абсурду! Де актори – це правоохоронці у мундирах від СБУ і ГПУ.
– Крім того, я не можу захищати свої зруйновані права у суді саме тому, що:
* СБУ, ГПУ, МВС, ВСУ організували навколо мене справжню інформаційну блокаду — вони не надають мені необхідних для цього матеріалів та документів;
* карну справу, за якою я був визнаний потерпілим, якщо досі і не знищили, то так ретельно заховали, що її ніхто не може знайти;
* МВС з незрозумілих причин ховає від мене членів оперативно-слідчої групи, що приймали участь в розслідуванні зазначеної в моїх заявах кримінальної справи, та могли би допомогти в вирішенні наявних проблем (да і собі також);
* ГПУ протизаконно відмовляє у розслідуванні злочинних дій, що викладені в моїх заявах;
* І таке інше, в наявності же – замкнуте коло нерозв’язаних питань і проблем, а також ціла низка суцільних запитань до Генеральної прокуратури України…

Адже ж, перелічені вище «особи, особистості і особини» в стінах СБУ, а точніше — дуже небезпечні злочинці, були головними ініціаторами та організаторами мого багаторічного цькування і масштабних спецслужбово-кримінальних переслідувань. Тож як довго, скільки ще років моя родина мусить й буде страждати з вини кількох покидьків-спецслужбовців і недоумків-правоохоронців, а також високопосадовців-злочинців та банкірів-злодіїв?
Можливо це саме я ретельно утаємничив та безслідно сховав зазначену карну справу, здійснював на себе замахи, організовував цькування та агентурно-кримінальні гноблення, тощо? Виходячи з логіки діяльності Генпрокуратури на такі саме звинувачення з боку віщої наглядової інстанції я як раз і чекаю!

Чому Генеральна прокуратура України бачить лише те, що вигідно тільки їй, і так старанно заплющує свої наглядові очі на кричущі факти беззаконня, на тотальні порушення конституційних прав, свобод та законних інтересів людини і громадянина? Чому вона не реагує на численні злочини, з якою метою вона заохочує «перевертнів» та їх лизоблюдів із спецслужб і надалі руйнувати мої основоположні права, знищувати їх мікроскопічні залишки, чому вона сама приймає участь в цьому край нешляхетному процесі?
Чи не тому Генеральна прокуратура України не надає мені вихідних судових документів за карною справою 2004 р., що вона сама безпосередньо причетна до її безслідного зникнення?
Чи не тому Генпрокуратура вперто блокує проведення повноцінної, комплексної, досудової прокурорської перевірки злочинних фактів, які докладно окреслені в моїх численних заявах та зверненнях, що вона сама має пряме відношення до протиправного проведення в останні роки щодо мене оперативно-розшукових заходів, включаючи і оперативно-технічних?
Чи не тому ГПУ категорично та протизаконно відмовляється від порушення карної справи за фактами багатьох кримінальних злочинів, скоєних проти мене, що вона сама має безпосередню причетність до протизаконних спроб на базі чергових сфабрикованих Службою безпеки України абсолютно безпідставних звинувачень порушити чергову карну справу саме проти мене?
Чи не тому вища наглядова інстанція категорично відмовляється від захисту та відновлення моїх зруйнованих конституційних прав та законних інтересів, що в цьому дуже і дуже не зацікавлені не тільки «перевертні» із СБУ, але також й їх особисті та корупційні зв’язки в самій Генеральній прокуратурі?
Чи не тому Генпрокуратура відмовляється взагалі щось робити за моїми заявами та виконувати свої професійні обов’язки, що вона жахається «випадково» отримати небажаних для когось результатів та наслідків? Наприклад, пов’язаних із окремими так званими резонансними злочинами? Або боїться натрапити на деякі небезпечні несподіванки, що стосуються глибинних причин гучних політичних скандалів?
А може ГПУ боїться, що надбанням спільноти стануть забагато жахливих фактів щодо суто життєдіяльності саме віщої наглядової інстанції?
То чого ж насправді так сильно боїться Генеральна прокуратура України? Що завдало жаху прокурорам чи хто так сильно насправді настрашив очільників ГПУ, що вони категорично не бажають помічати злочини та боротися з їх творцями?
Хто конкретно з-поміж можновладців «замовляв» Генпрокуратурі (а також СБУ, СВР, МВС та УГО) Коробкова О.Г.? Які-такі конкретно структури і відомства надавали ГПУ «офіційні» фальшивки, що лягали до основи брехливих звинувачень, забезпечували липові обґрунтування та безпосередньо сприяли протизаконному здійсненню стосовно Коробкова О.Г. всього комплексу оперативно-розшукових заходів?
Багато відповідей на ці та інші запитання можливо знайти в моїх базових заявах. Ще більше цікавих відповідей і жахливих таємниць спецслужб відкриються у процесі прокурорських перевірок, попереднього слідства й судового процесу. Звісно ж, якщо Генпрокуратура забажає прокинуться від багаторічної сплячки та почне врешті-решт працювати.

Підкреслюю: всі матеріали, що в свій час надходили до ГПУ, становлять собою не що інше, як майже готову і велику карну справу. Необхідно було лише офіційно продублювати низку отриманих мною доказів, тобто процесуально їх задокументувати, провести серію допитів свідків та підозрюваних, а також здійснити виїмку важливих для слідства документів і все – можливо було б передавати справу до суду!
Проте ні, мій розрахунок, причому абсолютно законний, не справдився. А в діях Генпрокуратури немає ані правової доцільності, ані слідчої необхідності, ані законності, нарешті, ані навіть простої логіки.

По-четверте. Якщо правоохоронні органі, що покликані боротися зі злом, спотворюють закон і право, ігнорують свої професійні обов’язки, ухиляються від виконання своїх службових задач, вони тим самим безпосередньо заохочують саме це зло, розв’язуючи йому руки для поширення свого кримінального впливу на суспільство та країну, розчищають злу поле для активізації протиправної діяльності.
Замість того, щоб боротися зі злочинністю та викривати справжніх злочинців, вони влаштовують полювання на постраждалих від цих злочинів, спрямовують свої сплачені за рахунок держбюджету зусилля на «героїчну» боротьбу з потерпілими. Так чим, в такому випадку, вони відрізняються від загально відомих злочинців? Майже нічім. За виключення одного – вони набагато небезпечніші за простих злочинців, тому, що в їхніх руках знаходиться реальна та удавана влада над людьми!
Таким чином, на основі інформації, що викладена в документі, можливо зробити наступний в и с н о в о к: законність нахабно, цинічно, і безжалісно розтоптана кованими чоботами; спецслужби, правоохоронні структури та органи прокурорського нагляду знаходяться в стані затяжного «постреволюційного» ступору; а правосуддю остаточно та безповоротно указано на його зовсім уже не почесне в нашій державі місце… Саме тому, сьогодні в якості потерпілих пора вже розглядати вісь український народ, багатостраждальну Україну, її інститути державної та громадської безпеки, всю її правоохоронну та судову системи в цілому!
Водночас звертаю Вашу увагу на те, що якщо і далі переадресовувати мої заяви до СБУ, а також обмежуватися лише офіційним листуванням з СБУ та НБУ, ГПУ та іншими структурами, в т.ч. силовими, це ніколи не призведе до позитивного результату і вирішення наявних проблем. Це є не що інше, як марне витрачання дорогоцінного часу, забагато паперу та трудно поновлюваних нервів. Спеціалісти із фальшувань на всі запити відповідатимуть пустопорожніми відписками до краю наповненими бюрократичним словоблуддям та чиновницькою тавтологією, спецслужбовою дезінформацією та цинічною банківською брехнею. Прикриваючись конспірацією, секретністю та державними інтересами, підкреслю – удаваними, зазначені відомства і Вам і мені будуть й надалі направляти однотипні, безглузді, безперечно необґрунтовані та обов’язково замасковані відмови.
В таких складних «правових» умовах потрібне дещо більш ефективніше та значно радикальніше за пустопорожнє базікання і марне листування.
Велике значення мало б розслідування та викриття численних посадових правопорушень й кримінальних злочинів вищих посадових осіб та інших держслужбовців із вищих державних органів, закладів та установ, що окреслені в моїх заявах, Національним антикорупційним комітетом при Президентові України, Радою національної безпеки та оборони України, а також Тимчасовою слідчою комісією Верховної Ради України.
Дійсно же викрити злочинців з-поміж «їх вищостей і благородіїв» із СБУ та інших силових установ, а також «їх високостей» із НБУ, належно задокументувати їх протиправну діяльність й поновити справедливість можливо лише у процесі проведення масштабних комплексних процесуальних дій в межах офіційно порушеної Генпрокуратурою карної справи. При повній підтримці суспільства, вищих органів влади та управління, а також Гаранта Конституції України. І ніяк інакше – третього не надано.
Ще раз прошу вибачення за великий об’єм моєї базової заяви від 27.03.2010 р., але: мої попередні звернення були значно коротше, майже без конкретних прізвищ, ліричних відступів та деякої патетики, проте вони не знайшли позитивного відгуку, а я так і не дочекався на практичну допомогу в питаннях відновлення моїх зруйнованих конституційних прав і свобод. Можливо, вже прийшов час писати багатотомний детективний роман на шпигунсько-кримінальну тематику із автобіографічним уклоном…
Наприкінці першої частини даного листа обов’язково мушу підкреслити: те, що сталося зі мною в будь яку мить може повторитися і з будь кимось іншим в ще більших масштабах та в ще більш небезпечних формах. Саме тому, невідкладне дослідження, скрупульозне вивчення й своєчасне викриття з боку Президента України і РНБОУ, а також спільних зусиль народних обранців Верховної Ради України, а також успішне розслідування фахівцями ГПУ достатньо докладно викладених у моїх заявах злочинів має дуже й дуже велике значення. І не тільки для мене особисто. Це безперечно має велике значення для окремих громадян, для всього українського суспільства, для всієї нашої країни в цілому. Це безумовно важливо для наших дітей і онуків, для всіх майбутніх поколінь!

Враховуючи вищезазначене, в черговий раз прошу Вас особисто, як Гаранта Конституції України, нарешті безпосередньо втрутитися в зазначену дуже небезпечну ситуацію, а також:

1. Звертаючи увагу на безумовну важливість для суспільства та країни окреслених специфічних питань і кримінальних проблем, прошу Вас, не звертаючи уваги на великій об’єм, знайти все же вільний час та особисто ознайомитися з моєю заявою на Ваше ім’я від «27» березня 2010 р., яка зареєстрована в АП за № 22/026048-26п від 30.03.2010 р.

2. В зв’язку з тим, що мої наявні багаторічні проблеми станом на сьогодні не вирішені, всі попередні прохання, що окреслені в минулих заявах і зверненнях, залишаються в силі та досі чекають на остаточне вирішення по суті.

3. Створити спеціальну об’єднану комісію з числа спеціалістів Національного антикорупційного комітету при Президентові України та Ради національної безпеки і оборони. Доручити їй провести ретельне вивчення та пильне дослідження фактів багаторічних, масштабних й системних правопорушень, що викладені у моїй заяві (копія є в АП), які були скоєні раніше та продовжують здійснюватися в теперішній час високопосадовцями та іншими відповідальними посадовими особами Служби безпеки України, Національного банку України, а також їхніми співзмовниками і співучасниками в інших державних структурах.

4. Заслухати на спільному засіданні Національного антикорупційного комітету при Президентові України та Ради національної безпеки і оборони України результати аналізу та оцінки моєї заяви. Мета – зробити єдино вірні висновки щодо обстановки, яка склалася в СБУ, МВС, СВР, ДУОУ, ГПУ та в інших силових структурах, щодо стану справ в НБУ та в означених державних відомствах з дотриманням наявних та поновленням зруйнованих конституційних прав людини і громадянина, щодо поліпшення сьогоденної ситуації, напрямків реформування правоохоронних органів, спецслужб й судової системи, напрямів удосконалення їх професійної діяльності, а також щодо заходів по ліквідації всіх кризових явищ, негативних проблем та їх небезпечних наслідків.

5. Отримати від Національного банка України, Верховного суду України, Генеральної прокуратури України і та інш. документальні відомості щодо фактичного виконання НБУ рішень національних судів, а також Європейського суду з прав людини. Запросити аналогічні матеріали в Страсбурзькому суді з прав людини для проведення порівняльного аналізу всіх отриманих документів і реального, а не декларованого складу справ в цій сфері, тобто в питаннях дотримання, захисту та відновлення зруйнованих прав українських громадян в першу чергу вищими державними органами України, що мають до рішення зазначених проблем пряме і опосередковане відношення.

6. Розглянути на об’єднаному засіданні Національного антикорупційного комітету при Президентові України та Ради національної безпеки і оборони України питання щодо масштабних розкрадань грошових коштів високопосадовцями Нацбанка України, що знаходяться в НБУ на зберіганні за рішеннями національних судів та Європейського суду з справ людини і призначені для виплати їх потерпілим за карними та іншими справами як компенсація нанесеної моральної і матеріальн